?

Log in

No account? Create an account
Случай со светом в Капелле - В Северном Ледовитом
November 19th, 2014
13:35

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Случай со светом в Капелле
Описывается начало 1896 года — через пару месяцев после того, как зал Капеллы отреставрировали после пожара и заново освятили.
Несколько дней тому назад имел случай послушать Императорскую капеллу. Она давала духовный концерт в память Львова (пелись все его сочинения). Такое исполнение мне привелось слышать в первый раз в жизни. Концерт давался в собственном концертном зале капеллы, огромном помещении в два этажа вроде театра. Нечего и говорить, что зала была наполнена без остатка (места были от 50 к. до 5 р.). Во время исполнения одного из номеров программы произошел курьезный инцидент. Несколько сот электрических лампочек, ярко освещавших наполненную публикой залу, вдруг погасли, и слушатели очутились в камере-обскуре (зала без окон, а двери, к тому же затворенные, выходят в темные коридоры). Начался было переполох. Достаточно было малейшего пустяка, напр., резкого стука или чьего-нибудь крика, и я уверен, что произошла бы паника со всеми своими последствиями в подобных случаях. К счастию, скоро на сцене показались несколько свечей, которые вызвали легкий смех в публике, так комичны были эти убого светившиеся вдали (на сцене) точки — после сотен электрических огней. Все успокоились, и минут через пять снова запылали все электрические люстры, и хор снова начал свое пение: «Господи во свете лица Твоего».., прерванное исчезновением электрического света как раз на этом слове «свет».
Цит. по: Ардашев П. Н. Петербургские отголоски // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1999. — С. 379—381. — [Т.] IX.

Забавно, что автор не заметил окон в зале — вероятно, из-за тёмного зимнего времени года. Летом сквозь эти окна в зал пробивается яркий свет, даже при вечерних концертах. Это те самые окна, о битье которых учениками пишет Смоленский:
2 мая в Капелле был сделан взрыв водопроводной трубы, которую зарядили бертолетовою солью и порохом. От этого увеселенья увезли в госпиталь ученика Судакова с раздробленною ногою и пропечатали Капеллу в газетах. На другой или на третий день был назначен отъезд Капеллы [на летний период] в Петергоф, ежегодно отмечавшийся битьем стекол. И на этот раз было разбито в полтора-два часа 145 стекол... Оказалось, что переводные экзамены в эту весну были зачем-то отменены, и потому в Капелле царила самая полная праздность, дети и юноши, не занятые ничем, вели себя Бог знает как.

[...]

Розанов, из чухонцев, решительно ничего не делал в Капелле и жил воровством и кулаком. Про свою игру на контрабасе он сам сказал мне, что он, ставящий в недоумение преподавателей своим отношением к занятиям, числится в классе контрабаса лишь для того, чтобы иметь право жить в Капелле «в долг». Чтобы охарактеризовать этого 18—19-летнего, но уже очень пожившего и истрепанного юношу, запишу его столкновения с смотрителем зданий Капеллы М. Ф. Гейслером. Последний, идя по двору весной 1901 года, увидал юношу, делавшего бомбочки из талого снега и старавшегося разбить ими высоко расположенные цветные (и дорогие) окна в концертном зале. «Послушайте, что вы делаете?» — «Бью стекла...» — «Но зачем?» — «Какое вам дело?..» — «Я сейчас же заявлю управляющему!» — «Пожалуйста!» — «Как ваша фамилия?» — «Узнайте от воспитателя... впрочем, скажу: моя фамилия Розанов, но не смешайте с другим: я — Розанов первый, а не второй».
Цит. по: Русская духовная музыка в документах и материалах. Т, IV. Степан Васильевич Смоленский, Воспоминания: Казань, Москва, Петербург. - М, 2002. С. 444, 452.

Tags: , , ,

(Leave a comment)

Powered by LiveJournal.com