Педаль

Савва terentyev, уверен, тебе такая педаль понравится.
Вообще, разные редакции Шопена это просто кладезь изысканных изобретений.


Editon: Harold Craxton; Thomas Fielden
Publisher: The Associated Board of the Royal Schools of Music, London

Как печатаются ноты

Для Саввы terentyev отсканировал статью «Как печатаются ноты» из журнала «Музыка и революция» № 3 за 1926.
Автор подписался буквами Б. Ю., как бы подразумевая: «Нас знают!»
И он не ошибся, мы знаем — это Борис Петрович Юргенсон, сын знаменитого издателя.
Предлагаю всем читать и вдохновляться.

(no subject)

Листал "Огонёк" 1990 года. Не мог оторваться. Как всё было иначе, чем сейчас. Тогда как будто прорвало плотину. А сейчас она снова возведена.

Ко мне обратилась с вопросами студентка Казанской консерватории Наталья Чурянина. Пишет дипломную работу о Капелле. Вопросы сразу не в бровь, а в глаз. Очень хорошо — можно ещё раз сформулировать для себя некоторые вещи. С нетерпением жду её работы.

Сегодня в возрасте 90 лет умер фаготист О.Е.Талыпин, капелланин.

Завтра в консерватории презентация книги памяти музыковеда И.С.Федосеева, капелланина.

(no subject)

В Хельсинкской библиотеке зафотал несколько страниц из РМГ за 1916, отсутствовавших в электронной версии. Теперь электронная полная.

А вот с Хроникой журнала "Музыкальный современник" вышел облом. Из трёх лет, что он выпускался (1915–17) в Хельсинки оказался только 1915. В номере за 1917 есть один из последних отзывов о пении предреволюционной Капеллы (кажется, плохой отзыв), придётся искать его в Петербурге.

Отсканировал несколько книг, которые имел в ксерокопии:
- Вольман Б. Л. Русские печатные ноты XVIII в.— Л.: Музгиз, 1957.
- Локшин Даниил Львович. Замечательные русские хоры и их дирижёры. Краткие очерки. Издание второе, дополненное.— М.: Музгиз, 1963.
- Музалевский В. И. Записки музыканта.— Л.: Музыка, 1969.
- Памяти Н. М. Данилина. Сборник статей / Сост.-ред. А. А. Наумов.— М.: Советский композитор, 1986.
- Dunlop Carolyn C. Russian Court Chapel Choir: 1796-1917 [Хор Придворной певческой капеллы в России: 1796–1917].— Harwood Academic Publishers, 2000.

Если не полениться и запустить на них OCR, то можно будет прекрасно пользоваться для поиска и цитирования. А ксерокопии занимают слишком много места.

Дом Нащокина?

Два биографа Бортнянского следующим образом описывают прибытие его из Глуховской школы в Петербург в 1758 году:
Осенью 1758 года, готовясь к приезду новой группы хористов, Придворная контора наняла неподалёку от корпуса придворных певчих, около почтамта, дом поручика Петра Нащокина.
Рыцарева М. Г. Дмитрий Бортнянский: Жизнь и творчество композитора. Изд. 2-е. СПб., 2015. С. 18.
Полторацкий принял новое пополнение хора и отдал распоряжение разместить малолетних певчих. Часть из них отправили в покои старого императорского Зимнего дворца, а иных — на Адмиралтейский канал, где вот уже многие годы капелла арендовала для своих исполнителей дом у поручика Нащокина.
Ковалёв К. П. Бортнянский. Изд. 2-е. М., 1998. С. 33.
Спрашивается, певчие в дом Нащокина вселились в 1758 или к тому моменту жили там «уже многие годы»? (И, ктстати, что такое «корпус придворных певчих», неподалёку от которого в 1758 находился дом Нащокина?)

А.Е.Хомутенко пишет в своей летописи, что
на плане Петербурга, составленном до 1806, на Старой Исаакиевской (Галерной, теперь Красной) ул., по левой её стороне показан дом Придворных певчих, выходящий своим фасадом на эту улицу; задняя сторона участка с двором, садом и служебными постройками, выходит на Адмир. канал, позднее Конногв. бульвар (теперь Бульвар Профсоюзов). Примерные размеры участка: длина по Ст. Исаак. ул.— ок. 164 с. (350 м.), шир. ок 28 с. (60 м.)
ОР РНБ, ф.1260, F 13, л. 28.
Если верить указанным размерам участка, то он получается сильно вытянутым в длину, которая почти в шесть раз превышает ширину. Под такие пропорции подходит только бывшая прядильная (позднее канатная) фабрика, в которой в XIX устроены казармы. Мы просмотрели 26 планов Петербурга, составленных до 1806 года, но того, который упоминает А.Е.Хомутенко,— с обозначением дома Придворных певчих — найти пока не удалось.

Вот, как, теоретически, мог выглядеть указанный участок на плане Шуберта 1828 года (спустя почти 20 лет после того, как певчие переехали оттуда на своё сегодняшнее место на Мойке):



Надо сказать, это довольно большой участок, и там, в принципе, могли бы поместиться все певчие без необходимости часть из них оставлять в покоях старого Зимнего дворца (по Ковалёву). Ткачёв тоже сообщает, что в доме Нащокина жил не весь хор:
С 60-х годов, при увеличившемся до 100 человек штате, малолетние певчие жили в доме поручика Нащекина на Адмиралтейском канале, а взрослые — на частных квартирах.
Гусин И. Л., Ткачёв Д. В. Государственная академическая капелла имени М.И.Глинки. Л., 1957. С. 23.
Очень может быть, что Нащокин сдавал певчим только часть своего дома. Или что вытянутое здание, упомянутое Хомутенко, и дом Нащокина — это вообще разные дома.

Будем искать дальше.

Почтовый двор?

В истории Певческой капеллы есть деталь, переходящая из книги в книгу и потому уже давно ставшая канонической. Никому даже не приходит в голову сомневаться в ней. Она воспринимается как данность.

Эта деталь касается места, где проживали певчие после переселения из Москвы в Петербург в начале 1700-х годов. Впервые об этом написал Донат Васильевич Ткачёв в книге: Гусин И. Л., Ткачёв Д. В. Государственная академическая капелла имени М. И. Глинки. Л., 1957 на с. 23:
В начале XVIII века певчие жили в военных временных казармах, а затем в «мазанках» Петропавловской крепости, возле построенного в 1703 году Петропавловского собора. После постройки Почтового дома в 1710 году (впоследствии здесь был построен Мраморный дворец — ныне филиал Центрального музея В. И. Ленина) певчие жили в нескольких комнатах этого дома. В дальнейшем певчие и уставщики жили в первом Зимнем дворце, построенном в 1726 году (где теперь здание Эрмитажного театра), возле Зимней канавки, а затем — во втором Зимнем дворце.
Нас в этой последовательности интересует Почтовый дом. Сообщается, что он построен в 1710, занимал место будущего Мраморного дворца и певчие жили в нём примерно между 1710 и 1726. Донат Васильевич даже воспроизводит изображение упомянутого дома (на с. 17):




Все следующие книги о Капелле опускают подробности, но с удовольствим перепечатывают картинку. Правда, варварски её кадрируя.

Ершов А. И. Старейший русский хор. Л., 1978. С. 32:




Чернушенко В. А., Левандо П. П. Певческая капелла Санкт-Петербурга. СПб., 1994. С. 23:




Кручинина А. Н., Чернушенко В. А. Санкт-Петербургская певческая капелла — музыкальный лик России. СПб., 2004. С. 17:




Фиалковский В. С. Капелла. Пять веков. СПб., 2015. С. 78:




К сожалению, ни одно из упомянутых изданий не является научным, и ссылки на источники отсутствуют в них чуть более, чем полностью. Поэтому пока неизвестно, откуда Ткачёв почерпнул информацию о проживании придворных певчих в Почтовом доме. Однако изображение опознать проще. Это гравюра голландца Питера Пикарта, известная под названием «Первый вид Петербурга». Она датируется 1704 годом, и её единственный экземпляр хранится в Отделе эстампов Российской национальной библиотеки:




И вот тут возникает неувязочка. Согласно Ткачёву, Почтовый дом построен в 1710 году. Значит, он никак не мог быть запечатлён на гравюре 1704 года! Это не почтовый дом, и во всех книгах о Капелле тиражирована ошибка.

Есть версия, что постройка на гравюре — это «какой-то шведский дом, доставшийся Петру I при завоевании этих земель. Так же, как, например из шведского дома был перестроен Летний дворец Петра» (версия принадлежит моему отцу, исследователю архитектуры Мраморного дворца, который позже был построен, как уже говорилось, на месте Почтового дома). Историк Е. В. Анисимов считает, что в этой постройке находился питейный дом, то есть кабак (Анисимов Е.В. Летний сад или петровский «Огород»). Эту же версию подтверждает С.И.Шишков (Шишков С. И. Петербург экскурсионный. СПб., 2008. С. 40–41), прямо называя гравюру Пикарта — «Питейный дом».

Судя по изображению Петербургской (Петропавловской) крепости на противоположном берегу Невы, сам питейный дом находился тоже где-то рядом с нынешним Мраморным дворцом. Ну, например, на месте «Конторы дворцовой», обозначенной на плане 1753 года на месте нынешней площади Суворова — ровно посередине между Лебяжьей канавкой и Красным каналом.




Однако вернёмся к Почтовому дому. Неизвестно, где Ткачёв взял дату его постройки 1710, однако очевидец А.И.Богданов называет датой постройки 1714: «Почтовой Двор построен был мазанкавой в 1714-м году; на том месте стоял, где перевоз на Троицкую пристань переежжают» (Богданов А. И. Описание Санктпетербурга. 1749–1751. СПб., 1997. С. 196). К 1716 этот двор надстроили вторым этажом и покрыли черепичной крышей по проекту и под руководством Доменико Трезини.

П. Н. Петров сообщает (в своей книге: Петров П. Н. История Санкт-Петербурга с основания города, до введения в действие выборного городского управления по учреждениям о губерниях. 1703–1782. СПб., 1884. С. 109):



На фрагменте плана выше как раз виден пустой участок, с трёх сторон «обрытый» водой — Невой, Красным каналом и «Ковшом». Это ровно то место, где сейчас находится Мраморный дворец, и где, соответственно, в начале XVIII века был построен Почтовый двор.

Сохранилось изображение Трезиниевского Почтового двора. Это гравюра Н. Кирсанова:




А вот, собственно, фрагмент плана, на котором Почтовый двор уже занял своё законное место (Леблон Ж.-Б. Проект Летнего сада. 1717):




Пока что нам не удалось найти никакого упоминания придворных певчих в связи с Почтовым двором. Хотя сам двор описывают многие источники. И то, что они пишут, не исключает возможности проживания там певчих. Например, у Пыляева (Пыляев М. И. Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы. СПб., 1889. С. 62):



И двенадцать музыкантов с рожками и трубами. И празднества, которые давал там царь. (И то, что «все должны были выбираться оттуда» перед визитами царя — как это знакомо!). Вполне могли бы там и певчие где-то быть.

Будем искать дальше.
79

Петербургские бабки

Родственница, которая принимала нас в Тбилиси, поразила меня тем, что перед выходом по достопримечательностям (т.е. храмам и т.д.) она дома рассовывала по карманам мелочь, которую потом раздавала церковным нищим.

Будучи в Петербурге, пытаюсь взять эту привычку на вооружение. Специально платил в магазинах купюрами, а не карточкой, собирал сдачу.

На входе в Казанский собор высыпал монетки в коробочку бабке, стоящей с протянутой рукой. И слышу вслед:
— Где ж ты это насобирал, бедненький?!

Видимо, бабуля уже привыкла к чему-то другому. К юаням, может?

Тема для уточнения

Ф.П.Львов открыл инструментальные классы в 1833 или 1834 году, они просуществовали до 1837.

Ершов упоминает апрель 1833, Ткачёв апрель 1834.
Петровская ссылается на Ткачёва и приводит апрель 1834.

В описи РГИА нет никаких упоминаний инструментальных классов в заголовках дел ни за 1833, ни за 1834.

Хомутенко: 11 апреля 1834

Вон из профессии!

За такой код нужно просто руки отрывать.
visible: function(){
    if (this.sibling('.aaa').value() === '' || (this.sibling('.bbb').visible()
        && this.sibling('.bbb').value() && this.sibling('.aaa').value() === 'GB')) {
        return false;
    } else {
        return true;
    }
}

Заряд

Уже всё стало так, что для данных никаких ограничений нет. На фотоаппарате карточка в 256Гб и при среднем размере снимка в 7,5Мб это примерно 34000 снимков (а на одном событии выходит примерно 500-1000 снимков). На видеокамере карточка в 64Гб, и этого хватит примерно на 15 часов.

Но существенным ограниченим всё ещё остаётся заряд батарейки. В фотоаппарате хорошо, если его хватит на 1000 кадров. В видеокамере хорошо, если на пару часов.

Ждём сверхпроводник. Или что там ещё изобретают. И чтобы не только в первые полгода после покупки работал, но и дальше тоже.