Peter True Be Know (ptrue) wrote,
Peter True Be Know
ptrue

Среда

День прошёл немножко безумно и начался с неудач.

Ремонт труб в нашей парадной стремительно приближается. А это значит, что в течение недели (а может, и двух, как сообщает объявление), в квартире не только не будет работать вода и канализация. Целыми днями будут туда-сюда шнырять рабочие со своими инструментами, будут снимать унитазы, протаскивать свои шланги, заливать и выкачивать вонючие жидкости. И всё это придётся на самый разгар нашего гостевого сезона, в пике которого нас будет восемь человек, включая двоих совсем малюсеньких человек. Менеджер фирмы, которая делает ремонт, которому мы звонили жаловаться, зачем-то попросил о встрече сегодня утром на 10 утра у нас дома. А теперь он вдруг прислал смс такого вида:



Иными словами, отменил встречу, и пообещал, что нам дадут другую квартиру, чтобы перекантоваться на время ремонта. Я позвонил по указанному номеру, рассказал там всю нашу леденящую душу историю. Мужик на том конце задавал уточняющие вопросы (типа: «Какой-какой, говорите, у вас адрес?»), а когда я закончил, сказал: «Вы знаете, вам дали неправильный номер. Я не устраиваю квартиры, и вообще не имею к этому никакого отношения. Сорри». Я сообщил об этом менеджеру, и он дал мне адрес эл. почты, по которому я и написал. После чего переключился на другие дела.

Вчера Хор мальчиков С.-Петербурга под управлением Вадима Пчёлкина вернулся из Германии в Петербург. Оказалось, что один из мальчиков забыл на пароме свой мобильный телефон. Причём ещё по дороге туда. Я пообещал забрать телефон из паромного центра Viking Line и привезти его в Петербург при следующем визите. И вот, утром я приехал в паромный центр на Katajanokka за этим мобильником. А там мне сказали, что они так долго найденные вещи не хранят, а сдают в центральное бюро находок Хельсинки. И дали адрес — Mäkelänkatu, 56, куда я и направился.

По дороге решил зайти в хельсинкский городской архив. В архиве я надеюсь выяснить детали одной истории, о которой меня просила Светлана Александровна Садовникова, у которой я когда-то учился. Её мама, будучи 15-летней девочкой, на время Финской войны была вместе с родителями, братьями и сестрой выслана в Финляндию, поскольку родители имели финское происхождение. В Финляндии все члены семьи были разделены и подселены в разные финские семьи. После войны все они вернулись в СССР. Мама С. А. всю жизнь хранила тёплые воспоминания о финской семье, приютившей её. И вот сейчас нужно найти какую-то связь с потомками этой семьи. Я обещал ей это сделать уже много лет назад, но не очень понятно, за какие ниточки тянуть. Гос. архив — одна из таких ниточек. Я был там уже когда-то вместе с Виталием Хассельблатом, собственно, он меня туда и привёл. И мне казалось, я запомнил, где это находится. Но приехав туда сейчас,— архив не нашёл. Там, где, как мне казалось, он должен находиться, располагался конференцзал Дома культуры, в котором мы слушали ужасный концерт моей любимой группы Postmodern Jukebox. Адрес архива, который есть в интернете, указывал совсем на другую точку, но туда я уже не поехал, отложив это дело на потом.

В Бюро находок мне сообщили, что у них есть несколько мобильников указанной фирмы, найденных в Викинге с тех пор. Какого цвета ваш? Какой модели? Какого оператора внутри него была сим-карта? Русского оператора, какого же ещё.— «А, ну тогда у нас нет вашего телефона, поскольку мы из всех найденных мобильников всегда достаём сим-карту и связываемся с оператором, чтобы сообщить о находке. И во всех этих мобильниках были финские сим-карты».

Позвонила мама, ей звонили по мою душу из петербургского архива ЦГАЛИ, с которым у меня товарно-денежные отношения. С тех пор, как они ввели плату за фотографирование архивных материалов, и нашёлся человек, взявшийся через свою фирму оплачивать эти расходы, я старался по возможности оптимизировать этот сложный бюрократический процесс. Поскольку я обычно приезжаю в Петербург лишь на один рабочий день, и весь этот день трачу собственно на пересъёмку материалов, то у меня нет возможности ездить в фирму для получения платёжных документов. А архиву эти документы нужны позарез. Тогда я стал распечатывать всё заранее на цветном лазерном принтере, где всё выглядит очень красиво, печать и подпись — как настоящие. И некоторое время это работало. Но вот теперь в центральной бухгалтерии всех архивов — куда приходят все денежки и все бумажки — разглядели, что моя печать не настоящая, а сканированная. Получается, что я подставил свой архив, где мне и так идут навстречу, в чём только возможно. Но теперь придётся как-то исхитряться и успевать и в архив и к спонсору.

После правок и согласований опубликовал материал к 70-летию Любительского академического хора Консерватории. Материал несколько странный, поскольку говорит о разных прошлых делах, а не о собственно юбилейном концерте, но это лучше, чем ничего. В связи с этим материалом созванивались с Александром Алексеевичем Муриным, и он напомнил, что в следующем году исполняется 75 лет с момента воссоздания Хорового училища в нынешнем виде в октябре 1944. И правда, исполняется. В принципе, в связи с Капеллой и её учебными заведениями можно хоть каждый год объявлять юбилейным — смотря откуда отсчитывать.

Вечером Юлина мама снова оказалась на улице без ключей и не смогла попасть домой. Уже в третий раз за это лето. Последующий сценарий в этих случаях обычно такой: она возвращается после прогулки к дому, не может открыть дверь подъезда без «таблетки» и снова идёт гулять. Прохожие, видящие её и заподозрившие, что что-то не так, начинают спрашивать её, где она живёт, но она свой адрес не помнит. Тогда её отвозят либо в больницу, либо в милицию, и делают пост в Контакте, типа: «Нашлась бабушка, где живёт не помнит». В этот раз, к моменту, когда мама уже оказалась дома и полностью забыла не только о происшедшем, но и о том, что она куда-то выходила из дому, этот пост зарепостили около пятидесяти человек (выборжане очень отзывчивые, спасибо им за это!). Самое сложное потом — это написать каждому зарепостившему с просьбой убрать пост, чтоб новые люди не беспокоились. У большинства отключены комментарии на стене, поэтому приходится писать личные сообщения. У некоторых отключены личные сообщения для незнакомцев. Тогда приходится добавлять их в друзья. Ну и есть единицы, которым не написать даже после этого. После того, как я написал 25-му человеку, меня заблокировали в Контакте с сообщением: «Сообщение не может быть отправлено, так как Вы разослали слишком много сообщений за последнее время. # 53758417». Да, мы ищем и пробуем разные способы решить проблему. Сейчас сделали браслет с гравировкой, на которой имя и контактный телефон.

Закончил вёрстку третьей части Богатырской симфонии. Осталась четвёртая часть, а дальше — вся партитура ещё дважды в вариантах по другим рукописям, для приложений к тому.

Вечером обнаружилось, что фирма, делающая в нашем доме ремонт, снова сдвинула сроки (о чём сообщало объявление в подъезде). Очень может быть, что это сделали вследствие наших жалоб. В любом случае, наши гости таким образом остаются целыми и невредимыми. Ура, ура!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments