Peter True Be Know (ptrue) wrote,
Peter True Be Know
ptrue

Воскресенье

До концерта оставалось всего полчаса, когда я вспомнил, что я же сегодня дирижирую. Спокойствие вмиг улетучилось, заныл низ живота. Надо срочно что-то делать! Хотя бы открыть партитуру. Хотя бы посмотреть смены размеров. Впрочем, это меня не спасёт — ведь я никогда в жизни не выходил к оркестру! Даже не помню, в какой руке держать палочку. Когда учился — знал, а сейчас забыл. Где же партитура? Тут я проснулся. С облегчением. Но неполным: партитуру-то надо делать. Готовы три части, а четвёртая даже не начата. Но это не сегодня.

Сегодня последний день перед приездом гостей. Нужно готовить дом, закупать продукты и так далее. Уже завтра приедет внучка Алекс, а к концу недели подтянется внук Тимофей. Всё должно быть на высшем уровне.

Когда мы вышли на улицу, намереваясь ехать в магазин, сквозь редкие деревья увидели, что на нашей поляне раскинулся блошиный рынок, или по-местному — кирпушник. Ну, конечно, мы не могли туда не отправиться. Ходили не меньше часа. Это такой семейный кирпушник, где дети (под присмотром родителей) продают свои старые игрушки, уменьшившиеся одежёнки. Наверное, это очень правильно. Родители учат своих детей ценить вещи. Не выкидывать их. И не захламлять дом. Если ребёнок просит новую игрушку, ему говорят: «Подумай, что из старого ты мог бы продать на рынке. Соберёшь сумму, мы добавим тебе недостающее». Некоторые дети сидели за импровизированными прилавками равнодушно. Другие — поглаживали свои некогда любимые игрушки, прощаясь с ними. Я подумал, что вряд ли смог бы заставить себя в их возрасте делать то же самое. Ведь ты должен показать всему миру то, что до этого момента было только твоим личным. Все будут знать, во что ты играл, какого цвета был матрасик в твоей детской кроватке и так далее. Впрочем... писать в ЖЖ — разве это не то же самое? Ну, так и мне уже не пять лет.

Хотелось купить всё. Но мы выбрали несколько очень ценных штук. Уверен, внукам понравится.

В перерывах между сеансами уборки дома я пытался найти одно письмо. Я видел его позавчера в архиве. Дело в том, что среди официальной переписки с концертными организациями иногда (очень редко) попадаются письма от живых людей. Очень разные. Например, от десятиклассницы Оли из села Арбаж, которая решила писать дипломную работу на тему «Хоровое училище на Арбажской земле», и просит дать ей адреса выпускников Училища, которые детьми были в эвакуации в Арбаже. Я видел эту замечательную работу. Нам подарили её в краеведческом музее Арбажа, когда мы приезжали туда шесть лет назад.

Есть несколько писем, начинающихся словами «Я хотела бы учиться в вашем училище». В ответ почему-то администрация не пишет прямо, что у нас учатся только мальчики. Но высылает девушкам стандартные приёмные требования (в которых это между делом сообщается) и добавляет, что в их конкретно случае рекомендует обратиться в училища им. Римского-Корсакова или им. Мусоргского.

Но то письмо, которое я хотел показать, почему-то не могу найти. Текст там был примерно такой (цитирую на память): «Нам семь лет. Мы приходили в Хоровое училище на приёмное испытание. Мы заполнили анкету». И так далее в том же духе до того момента, как «нас в списке принятых не оказалось». В свете предыдущих писем, вероятно, стоило бы ещё уточнить, что «мы — мальчик».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments