Peter True Be Know (ptrue) wrote,
Peter True Be Know
ptrue

Category:

Выходные

В субботу ездили в гости к Чертяке, «на пикник». Провели там аж семь часов. Включая двухчасовую прогулку по местности. Район, что называется, весьма rural. Очень живописный.

Два дня потратил на поиски одного фото. Есть у меня книжка, доставшаяся от деда: Музалевский В.И. Старейший русский хор. К 225-летию Ленинградской государственной академической капеллы (1713–1938).— Л.-М., 1938. Ну, такая, вполне себе официозная. Важная в двух отношениях — во-первых, это документ, свидетельствующий о том, как в тот момент хотели представлять историю Капеллы. А во-вторых — события того момента там описаны прямо по горячим следам (в более поздних публикациях они уже фильтруются в соответствии с тем, что считается важным. Ну а для нас-то важны все детали, остающиеся за бортом). Так вот. В августе 1936 году закрыли школу при Капелле, а осенью 1937 усилиями Свешникова её открыли с нуля. И в книжке содержится фото детского хора как раз этого периода 1937-38 годов. В те годы качество печати было очень неважным. И фотография совсем плохая, несмотря на ретушь. А несколько лет назад мне в руки попала довольно хорошая копия этого же фото. И я заменил его на сайте. А поскольку попала она ко мне несколько странным путём, то я решил не заморачиваться и в указании источника оставил ссылку на книжку.

Фото детского хора Капеллы в 1937–38.


А сейчас я подумал, что поскольку из тех детишек в живых остались уже, пожалуй, только двое, и им уже под девяносто, то не худо бы с их помощью подписать всех на этом фото. А для этого надо распечатать фото в большом формате и с хорошим разрешением. Старики плохо видят. Ну, вот как-то так это обычно происходит:

Д.Н.Ардентов рассказывает, кто есть кто на фото 1940 года. Июнь 2018.


Так вот. Стал я искать, где у меня лежит файл с этим фото в большом разрешении (на сайте-то всё уменьшено). И никак не могу найти. Стал вспоминать, откуда у меня взялось это фото. У кого я его сканировал. И не могу вспомнить. Перерыл все папки, пересмотрел все картинки. У меня даже есть копии подготовительных записей Музалевского (из Отдела рукописей). Там этого фото не оказалось. В архиве Егорова — нет. В архиве Климова (он умер за два года до этого фото, но кто знает — могло попасть). И там нет. В альбомах Хомутенко — нет. В копиях архива Кудрявцевой — нет. К концу второго дня поисков, когда уже появилось лёгкое сумасшествие, решил посмотреть в своём бумажном архиве. И открыл тоненькую папочку с годами 1917–1974. И оказалось, что оригинал фото у меня! Пожелтевший, на картоне. И сразу вспомнилось: это фото было частью музейной экспозиции в так называемом Проходном зале Капеллы, у входа в библиотеку. Когда рухнули потолки, экспозицию свернули, а в этом проходном зале разместился наш (пятый) класс. И в свёрнутом виде эта экспозиция переехала на Мастерскую улицу. И спустя двадцать пять лет её собрались выкидывать, потому что она уже никому не нужна. И по счастливой случайности это поручили человеку, который эти драгоценные материалы не выкинул, а отдал мне. И в общем-то в результате успокоило даже не столько наличие самого фото, сколько тот факт, что всё лежит на месте и ничего не потерялось.

Ещё из важного в эти выходные: обсуждали с П.В.Лукьянченко оформление ударных партий в готовящемся Полном собрании Мусоргского. П.В. вдруг откуда-то вспомнил, что, якобы, в партиях тяжёлых ударных (tam-tam, cassa и др.) при каждой ноте выставляется динамический оттенок. И не только в голосах, но и в партитуре. У П.В. опыт редакторской работы гораздо более долгий, нежели у меня, и у меня нет оснований ставить его слова под сомнения. Но я никогда ничего подобного не видел и ни в каких учебниках не читал. И, поскольку сам П.В. тоже не смог вспомнить источник своей информации, то решили руководствоваться здравым смыслом. На всякий случай, если кто-то из моих уважаемых читателей что-то знает на этот счёт или имеет соображения, основанные на собственном опыте, то поделитесь, пожалуйста.

Кстати: на фото, этажом выше указующего перста, тёмный мальчик с самого краю это Анатолий Николаевич Панаиотов, автор монографии «Ударные инструменты в современных оркестрах» (М., 1973). Если верить Д.Н.Ардентову, то он играл в оркестре у Мравинского и был изгнан оттуда — за то что сломал там-там. Вот, кто должен был бы знать ответ. Но у меня нет с ним никакой связи, да и не уверен я, жив ли он.

Ну и последнее. Светлана Надлер, преподаватель Таганрогского музыкального колледжа, запатентовала свою систему для обучения незрячих музыкантов нотной грамоте. Несколько месяцев назад она обращалась ко мне с предложением совместно работать над нотной программой для слабовидящих. Интересно, что примерно в то же время мне написала Света Нестерова с вопросами на ту же самую тему. Им обеим я пообещал вернуться к нотной программе по завершении нескольких крупных проектов, которыми вынужден был сейчас заниматься, и обещал начать продумывать модуль для слабовидящих. Пора. Но пока никак. Надо постараться завершить все хвосты до конца года и вернуться к главному.
Tags: archive, blind notation, capella, job, notovodstvo, scoring application, Ардентов, Гассельблат, Музалевский, Мусоргский, Павел Васильевич Лукьянченко, Светлана Надлер, Светлана Нестерова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments