?

Log in

No account? Create an account
Понедельник - В Северном Ледовитом
August 13th, 2018
23:59

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Понедельник
Сегодня начался долгожданный и много раз откладываемый ремонт в нашем подъезде. Пока нас не было дома, рабочие постелили по коридорам аккуратные мягкие дорожки, отключили краны, свинтили унитазы, затолкали в фановые трубы какую-то шнягу, а нам поставили кошачий туалет. Теперь в течение недели мы можем пользоваться либо им, либо общим туалетом в крайнем подъезде дома. Там же работает душ и сауна. Какое счастье, что это мероприятие свершается в промежутке между гостями.

Во дворе уже несколько дней висит объявление о пропавшем белом котике. Это тот самый котик, которого выгуливала очень старенькая бабушка на поводке. Он временами вырывался, и тогда она находила где-нибудь ветку, нашаривала ею в траве конец поводка, и снова брала его (потому что нагибаться, видимо, совсем тяжело). Сейчас, вероятно, удрал куда-то совсем быстро, и она не поспела. Да, на всякий случай: выгуливание котиков на поводке это здесь вполне обычное занятие, ровно такое же, как и выгуливание пёсиков.

А ещё у нас во дворе целое лето сутками мамаши выгуливают своих одинаковых детей. Ну, то есть, не все вообще дети одинаковые, а у каждой мамаши пачка детей, которые между собой одинаковые. Так вот, они, вероятно, что-то потеряли (не детей), и вчера весь вечер по всем песочницам и газонам ходил мужик с миноискателем. Ходил до самой темноты, но, кажется, ничего не нашёл.

Вечером съездили за отдаваемым в Отдам-Даром-Фи матрасом — для той самой двухэтажной кровати, которую мы вот уже полгода частями вывозим на дачу. Матрас настолько хорош, что стоит вопрос об оставлении его у себя вместо отвезения на дачу. Впрочем, я бы всё-таки не стал.

Пришла посылка с нотами. Оказалось, что это ноты Всенощной финского православного композитора Эйноюхани Раутаваары, которые я заказывал для Д.Стефановича, который продолжает интересоваться композиторской школой Римского-Корсакова в контексте духовной музыки (хотя диссертация уже защищена и кандидатская степень обещана — возможно, уже даже и получена). Ноты шли больше месяца! Несмотря на то, что выпущены хельсинкским издательством Fennica Gehrmann и заказаны в финском интернет-магазине, базирующемся в соседнем городе Порвоо. За это время я уже и думать забыл про этот заказ, и долго пытался сообразить, откуда такое счастье на меня упало.

Так вот, теперь по поводу издания. Из непростительных минусов:
- мелованная бумага. Это второе нотное издание, которое я встречаю в своей жизни, напечатанное на мелованной бумаге. Первым были Страсти митрополита Илариона «О, пресладкого» Алфеева. Правда, в отличие от Страстей, здесь нет цветных иллюстраций с изображением ликов святых. Поэтому использование меловки становится совсем необъяснимым. Почему я называю меловку минусом — она отсвечивает, и поэтому ноты читать с неё неудобно; она стоит дороже обычной бумаги, поэтому ноты становятся не по карману покупателям (если, конечно, они печатаются для покупателей).
- невозможно маленькие поля со всех сторон. Если использование дорогой бумаги можно было бы объяснить желанием распилить на ней больше бабла, то экономия на формате листа несколько противоречит этому объяснению.

Из интересностей, которые несёт в себе это издание:
- во-первых, музыка любопытная;
- во-вторых, это не очень частый случай использования современных средств в духовной музыке. Например, четвертитонового звукоряда (и соответствующей нотации);
- в-третьих, в партитуре Всенощной активно применяется распевание согласных звуков, для обозначения которого придуман способ заключения распеваемой согласной в квадратик. (Тут можно подискутировать на тему о слогоделении в вокальных нотах, но оставим эту благодатную тему на потом.) В некоторых случаях протягивание согласной лишает звук высоты (например, при протягивании «s»), в этих случаях используется нотная головка с крестиком.
- в-четвёртых (и, наверное, главное для меня), автор пользуется способом продления длительности в 1¼ раза при помощи крестика после ноты — вместо точке, которая удлиняет ноту в 1½ раза. Таким образом удаётся компактно заполнить такт в размере пять четвертей — при помощи целой с крестиком — или пять восьмых — при помощи половинной с крестиком. Любопытно, Раутавараа это изобрёл сам, или где-то ещё такая запись используется?



Вечером пытался снова по кругу двинуть все четыре нотных проекта, но успел только два.

Особенности рукописи Палладия Андреевича Богданова:
- он не меняет ключевые знаки. Как поставил в самом начале четыре бемоля, так и оставил их на протяжении всей партитуры. При том, что начинается она в до миноре (соответственно, стоящий при ключе ре-бемоль следует игнорировать), затем модулирует в ля-бемоль мажор (теперь ре-бемоль при ключе стоит законно), затем модулирует обратно в до минор (снова игнорировать ре-бемоль). Понятное дело, что модуляции никак не обозначены, и нужно отслеживать ход мысли автора, чтоб понять, где ставить бемоль в наборе, а где нет.
- смены ключей он, конечно, обозначает, но, во-первых, в начале каждой строчки продолжает выставлять стандартные для струнного квартета ключи (скрипичный, скрипичный, альтовый, басовый), независимо от смен ключа внутри стана. Судя по всему, ключи и ключевые знаки он проставил на нотной бумаге заранее, а потом просто не обращал на них внимание. Но это ещё не всё. Он меняет ключ на альтовый, а пишет в басовом, меняет на теноровый, а пишет в альтовом. Тоже нужно всё перепроверять, а не автоматически набирать то, что видишь.
- ну и самое интересное: часто ноты записаны «мимо кассы». То есть не очень понятно, на линейке нота находится, или между линейками. Где-то это можно понять по гармонии, но не всегда. Есть случаи, когда одна и та же повторяющаяся нота постепенно сползает с линейки (в начале повторений) под линейку (в конце повторений). И если начальная и конечная ноты очевидным образом (согласно гармонии) находятся на правильном месте, то где в промежуточных повторениях одна нота меняется на другую, понять бывает трудно. Что скажут исполнители, если в издании нарисовать такую постепенно сползающую ноту?

Особенности рукописи Бородина очень похожи на Богданова, но не останавливаются на достигнутом:
- автор указывает один транспорт инструментов, а потом по факту пользуется другим. Например, он пользуется валторнами in F и in D в разных частях симфонии и в разных вариантах рукописи. И пойди разбери, какой он имел в виду. Тоже только по смыслу. Поскольку у нас есть шикарная традиция не ставить ключевые знаки у транспонирующих медных, то это никак не помогает. И, кстати, Бородин не заморачивался с боковиками: проставил названия инструментов только на первой странице каждой части, а дальше догадывайся сам — по акколадам и по ключам.
- автор пользуется модуляциями в середине такта, а случайные знаки не ставит. То есть он сразу начинает мыслить в новой тональности, а о том, что в этом такте уже стояли при тех же нотах какие-то другие знаки, он забывает.

Неожиданно поимел дикуссию о выселении Хорового училища из здания Капеллы (полагаю, ссылка откроется только у пользователей vk). Это больной вопрос для многих выпускников, но винят в этом совершенно разные стороны. Сейчас я уже второй раз сталкиваюсь с взглядом, что, якобы, это В.А.Чернушенко выселил детей из Капеллы, чтоб занять помещение оркестром для своего сына. Мне кажется, эта версия не выдерживает никакой критики, однако её высказывают вполне адекватные люди, поэтому приходится искать реальные (контр)аргументы. Стоит заметить, что у этих людей в пользу своей версии никаких аргументов нет — им просто всё очевидно. Впрочем, всё равно мы всей правды об этом никогда не узнаем.

Tags: , , , , , , , , , , , ,

(Leave a comment)

Powered by LiveJournal.com