?

Log in

No account? Create an account
Понедельник в Петербурге - В Северном Ледовитом
September 17th, 2018
23:59

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Понедельник в Петербурге
Первую половину дня провёл в архиве литературы и искусства (ЦГАЛИ). Меня ждали двадцать дел на микрофильмах, из которых 19 я уже видел, и одно новое. Это те дела, которые я смотрел до того, как обзавёлся плёночным сканером. Соответственно, я либо сразу набирал текст этих документов, либо фотографировал с экрана фильмоскопа — получая копии очень плохого качества (на микрофильмы обычно пересняты очень ветхие документы, которые сами по себе плохо читаются; при отображении на фильмоскопе не всегда кадр отображается целиком, не всегда он хорошо сфокусирован, и не всегда дневное освещение позволяет прочитать, что на экране; ну а при съёмке телефоном добавляются ещё перспективные искажения). В общем, все эти фильмы я заказал заново, чтоб сделать качественные копии. Благо это копирование с микрофильма пока разрешено бесплатно. Отснял 644 кадро-листа.

После обеда («Колобок» у Чернышевской — всячески рекомендую) работал в Кабинете рукописей РИИИ. Здесь меня ждали письма М.Г.Климова А.Н.Римскому-Корсакову и М.О.Штейнбергу, заказанные две недели назад. Письма оказались очень важные для заполнения белых пятен в картине жизни Капеллы 1920–30 годов. В одном из писем нашёл упоминание своего деда — правда, в довольно скептическом контексте:
Вы помните, вероятно, тот период в Консерватории, когда школа Н.А.Р.-Корсакова была признана отставшей и негодной, а вместе — и ученики Н.А.— чуть ли не контрреволюционерами в музыке. Только Тюлины и Рязановы оказались настоящими теоретиками. Хотя жизнь и отряхнула и сбросила в надлежащее место тех господ, но отрыжка «бывшего курса» всё же имеет место в Консерватории.
Вот этой вот формулой множественного числа от конкретных фамилий («Тюлины и Рязановы») Климов, видимо, пользовался не только для сообщения повествованию негативного отношения, но и для придания частным фактам вида общей системы. Например, в другом письме, где обсуждается финансовая сторона концерта, он пишет «...сборы с концертов идут в распоряжение Ханшей и Разовских, политикой которых в К[онсервато]рии я мало восторгаюсь». Или дневник гастролей Капеллы 1928 года он начинает со слов:
В 8 часов утра поезд отошёл от Варшавского вокзала в Ленинграде. Неужели мы едем заграницу показывать своё искусство?..... Неужели кончились годы мытарств, бестолковщины, недоброжелательства. Неужели остались «на своих местах» всякие Пашковские, Барбетти, Новицкие, Аристарховы и «все иные прочие», в поте лица трудившиеся задержать поездку Капеллы заграницу?
Теперь становится очевидным, что на было Пашковских, а был один Пашковский, не было Новицких, а был один Новицкий. Особенный вопрос у меня возникает по поводу Аристарховых (то есть одного Аристархова). Кто это? Я знаю только одного — деда Д.Н.Ардентова, певчего Капеллы ещё с царских времён, который, кстати, в эту поездку не поехал. Какие препоны он мог чинить Капелле для этих гастролей? Или это другой Аристархов? Надо спросить у Ардентова. Впрочем, он вряд ли скажет — даже если знает. Острые углы, увы, он предпочитает не оголять.

Выпросил у заведующей Кабинетом Галины Викторовны Копытовой программки концертов Капеллы, которые имеются в их фонде. Оказалось не густо — всего пять программок. Но все довольно ценные — 1888–97 годов. К сожалению, выявить происхождение этих программок не удастся. Г.В. сказала, что они приходили из разных личных фондов, переходивших во владение Института, но из чьих именно — никак не фиксировалось. Их просто откладывали в общую папку. Правда, происхождение одной программки (27.3.1897) сразу стало очевидно. На ней карандашом сверху написано: «Присутствовал! Отличное исполнение и непогрешимый строй». Галина Викторовна сразу узнала почерк Э.Ф.Направника. В подтверждение (только для того, чтоб показать единство почерка) она принесла Памятную книгу Направника, куда он каждый день записывал, что репетировал днём в Мариинском и чьи спектакли посещал вечером. Мы отыскали указанную дату, и там имелась запись о посещении концерта Певческой капеллы, с отзывом, написанным практически теми же словами (в ином порядке)!

На прошлой неделе я познакомился со своим дальним родственником по линии Львовых, Андреем Горячевым. Он приходится мне пятнадцатиюродным братом. Ну, то есть, это означает, что наш общий предок отстоит от нас обоих на пятнадцать поколений. Самое смешное, что он оказался хоровиком. И, разумеется, активным исследователем истории Алексея Фёдоровича Львова — управляющего Капеллой в 1837–61 годах. В Кабинете рукописей РИИИ на шкафу стоит бюст А.Ф.Львова. Андрей считал, что это тот самый бюст, который когда-то стоял на сцене Капеллы (и которого потом заменили Карлом Марксом, а сейчас — вылепленным заново Львовым). Увы, при ближайшем рассмотрении это оказался не тот бюст, он совсем маленький, и не похож на тот, что виден на старых фотографиях. И смотрит прямо перед собой, а не вниз. Оригинальные бюсты — что Бортнянский, что Львов — смотрели чуть вниз, так что слушателям, сидящим в партере, казалось, что бюсты смотрят прямо на них.

Съездил в издательство «Планета Музыки» к чёрту на куличики — за бумажным экземпляром сборника Светских произведений Бортнянского, составленного Алексеем Чувашовым, ибо у него самого не осталось ни одного экземпляра, и в магазине их нет. Можно заказать, но мне уже не успеть было. Сборник красивый, тяжёлый, умный. Жаль только, бумага просвечивает.

Вернувшись от чёрта с его куличиками, встретился с homyachok_ом, приехавшим на автобусике со всей компанией из своего евротура. И по дороге туда, и по дороге обратно он заезжал к нам домой в Финляндию, но оба раза меня не было, так что это была единственная возможность нам встретиться.

Посетил выставку «Только небо, только ветер, только радость впереди» в Отделе эстампов Российской национальной библиотеки. Наверное, больше всего радости увидел в литографии В.П.Лазарева Юные футболисты (1948). Думаю, мне она нравится ещё и за городской пейзаж.



Встретился в музыкальной школе на Думской с Алексеем Чувашовым. Удачно получилось, что его студентка запаздывала и мы успели поговорить. Приобрёл у Алексея новую книгу Аскольда Смирнова Мольберт Эвтерпы. Там много интересного, но напишу о ней подробнее, когда посмотрю внимательно.

Оставшийся час до автобуса в Хельсинки ели пирожные с Вадимом Козловым из хора Пч. — в кафе «Север» на Невском.

Tags: , , , , , , , , , , , , , , ,

(Leave a comment)

Powered by LiveJournal.com