?

Log in

No account? Create an account
Понедельник (рукописи) - В Северном Ледовитом
October 22nd, 2018
23:59

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Понедельник (рукописи)
Как всегда, рабочий день в Петербурге начался с визита в ЦГАЛИ на Шпалерной. День не задался сразу: и охранник меня обругал, что я проехал во двор следом за другой машиной, вместо того, чтоб остановиться перед воротами и доложить о себе по всей форме. И деньги от спонсора за копирование материалов не пришли, а я всё равно стал копировать, и когда это обнаружилось, меня пристыдили. И заказать ничего на следующий раз не получилось, поскольку система не дала сбросить текущий заказ, а настаивать на каких-то спец. действиях я не мог, поскольку проштрафился. Зато из того, что удалось получить,— много ценного, в том числе и по ближайшей теме.

После обязательного обеда в «Колобоке» (всё-таки это прекрасное заведение!) — визит в издательство. Здесь меня ждали три издания — результаты предыдущих нескольких лет работы:
1. Шнитке А. Концерт для смеш. хора без сопровождения
2. Шнитке А. Стихи покаянные для смеш. хора без сопровождения.
3. Прохорова Н. Фортепианные пьесы русских композиторов.

Но ходил я туда не из-за этого, конечно, а из-за текущих работ. Но тут опять начинаются нюансы. Автор одной работы, получив корректуру, потеряла её и стеснялась об этом сказать. И исчезла на полтора года. А корректор другой работы, которую я неделю назад просил оставить мне материалы в издательстве, этого не сделала и никого не предупредила.
   Визит в издательство не был полностью бесполезным, поскольку я договорился с директором, Светланой Эмильевной, что она уделит мне час времени, чтобы рассказать кое-что о том времени, когда издательство размещалось в здании Капеллы (да, у меня предусмотрена тема «Чужаки в Капелле», это как раз для неё), а также о том времени, когда она, С.Э., училась в Десятилетке, и к ним перевели пачку девочек из Капеллы в 1946. Ну и ещё про одну секретную тему, которую я пока не буду светить.

Следующий пункт программы — Кабинет рукописей РИИИ. По счастью — рядом с издательством. Благодаря любезной помощи зав. Кабинетом Галины Викторовны, смог познакомиться с записями Э.Ф.Направника, где искал (и нашёл) даты его концертов с Капеллой в 1872, о которых пишут во всех книжках про Капеллу, но нигде не называют дат и программы. Между тем, по словам Г.В., «Направник так себя любил, что оставлял всё, что имело отношение к его персоне». И действительно, нашлись не только записи о концертах, но и о репетициях; и даже программы этих концертов. В принципе, понятно, почему об этих программах историки Капеллы помалкивают: хор Капеллы там играл совершенно второстепенную роль, он даже не назван в программках (хотя напечатано, что в оркестре участвуют профессора Капеллы). Концерты были оркестровыми, хор участвовал лишь в нескольких номерах, и только один номер (за все три концерта) был спет хором без сопровождения. В своих записях Направник сообщает, что за управление оркестром получил самовар, который выменял на часы.
   Ещё забавная деталь. В записях (уже не связанных с Капеллой) Направник пишет: «Requieмъ» — начиная слово латиницей, а заканчивая кириллицей и обязательным твёрдым знаком.

Заехал в Музыкальную школу на Думской, где встретился с Алексеем barbiere. Отдал ему правленный экземпляр его сборника — в расчёте на переиздание. Некоторые вещи, подозреваю, придётся обсуждать и убеждать. В частности, Алексей стремился в сборнике воспроизвести прижизненные издания (или автографы) Бортнянского с максимальным приближением к оригиналу. Моё глубокое убеждение, что этого делать не следует. Потому что в любом случае мы воспроизводим текст не точно. Мы меняем ключи на современные, меняем орфографию текста, меняем расположение материала, вёрстку. Поэтому нет нужды воспроизводить все огрехи старых изданий, если есть возможность привести материал к современным нормам. Это касается одноштильной/двуштильной записи, разворота штилей, расположения партий в партитуре, записи повторов, вокальной группировки и вокальных лиг и т. п. Надеюсь, нам удастся достигнуть на этот счёт взаимопонимания.
   Получил от Алексея в подарок книгу: Огаркова Н.А. Церемонии, празднества, музыка русского двора XVIII — начала XIX века. СПб, 2004. Не мой период, но тем не менее, там наверняка можно найти много полезного — пока ещё не успел посмотреть.

Дольше всего открыт Отдел рукописей РНБ, поэтому он был оставлен у меня напоследок. Получил материалы, которые хотел. В частности, рисунок на адресе, поднесённом Климову к 25-летию его работы в Капелле с изображением сцены Капеллы 1928 года:



Понятно, что это рисунок, и художник мог дать волю фантазии. Однако все детали соответствуют действительности того времени: орган, поставленный годом раньше; роспись, закрашенная позже и не восстановленная; изгиб станков, ликвидированный позже и не восстановленный; бюсты Львова и Бортнянского, позже заменённые на Маркса и Ленина; свет из левого окна, не возможный ныне из-за пристроенной галереи. Если когда-нибудь надумают восстановить роспись, то можно будет ориентироваться на этот рисунок в плане цветовой гаммы (помимо, собственно, проектного рисунка Бенуа).

Вторая вещь, которую я получил, это сопроводительная записка к рукописи Бортнянского. Вот она:



Я утверждаю, что фамилия упомянутой мадам — это Ваксель, а не Варель. Я специально оставил на этой картинке остальной текст, в котором видно, что «r» выглядит совершенно по-другому. Ну и тогда становится ясно, о ком идёт речь. Это Полина Александровна Ваксель, дочь Александра Васильевича Вакселя, сына Василия Савельевича Вакселя, сына Свена Вакселя. Соответственно, эта Полина являлась троюродной тётей Платону Львовичу Вакселю, коллекционеру, в фонде которого эта рукопись теперь хранится, и троюродной же тётей Александру Львовичу Вакселю, женатому на Прасковье Алексеевне Львовой, дочери Алексея Фёдоровича Львова, директора Капеллы.

Это было последнее из тех дел, что я хотел сделать сегодня в Петербурге (не считая заезда к двум разным людям, которые меня подвели, из-за чего пришлось застрять ещё на час в пробках вместо того, чтобы сразу двинуть на ЗСД).

Вернее, было ещё одно дело: хотел попасть на выставку старинной фотографии в Строгановском дворце. Но это уже было бы слишком — оставлю на следующий раз.

До выборга добрался только к 20:30, и только через час, уже в полной темноте, мы добрались до кладбища в Торфяновке — вчера был год, как не стало нашего деда Германа.

Таможню на этот раз прошли легко, и к часу ночи уже были дома.

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

(2 comments | Leave a comment)

Comments
 
From:barbiere
Date:October 27th, 2018 06:48 am (UTC)
(Link)
Да, если проанализировать подробнее закорючки, то Ваксель а не Варель!
Но с картиной не ясно. Хотя я думаю что портрет Боровиковского это овальный портрет хранящийся сейчас в театральном музее! Он как раз простреленный или проткнутый штыком и позднее реставрированный.

Edited at 2018-10-27 06:50 am (UTC)
From:ptrue
Date:October 27th, 2018 06:59 am (UTC)
(Link)
К сожалению, в этой записке нигде больше не употребляется буква x, поэтому совсем уж честного анализа не сделать. Но точно не r. Ну а с портретом пусть Аскольд разбирается :)))
Powered by LiveJournal.com