May 26th, 2003

«Другие» (Others)

(См. на IMDB)
Нечто среднее между Поворотом винта и Шестым чувством.
Коронная фраза фильма: «Мы не умерли! Мы не умерли!» (Всё время хотелось продолжить: «но это временно, это временно, это временна-на-на-на-на!»)

Фабула такова: мамаша (Николь Кидман) сошла с ума и задушила подушкой своих детишек — девочку и мальчика,— а затем застрелилась сама. После всего этого она вдруг слышит шум возни из комнаты своих детей, прибегает к ним и видит, что они живы-живёхоньки и дерутся подушками. Ну, она, ествественно, вся радая, и делает вывод, что это Господь смилостивился над ней, нажал Ctrl-Z (то есть отменил последнее действие, а может, и не одно; а то и вообще всю матрицу перезагрузил) и, таким образом, дал ей шанс. Ну и так далее и тому подобное, пока в конце фильма не выясняется, Collapse ).

Разумеется, я им всем завидую (тем, которые мертвяки). В данной интерпретации с ними ничего не случится, они будут «жить» вечно и останутся такими, какие они сейчас.

Впрочем, мне самому доводилось несколько раз быть привидением и, скажу я вам, занятие это не из приятных. А может быть, просто привыкнуть надо. Но об этом как-нибудь в другой раз, после очередного сеанса: такие вещи следует описывать по горячим следам.

Виза,

судя по всему, нам светит как минимум через две недели. Сегодня мы посетили полицейский участок, куда нас вызвали, чтобы мы изменили наше заявление. Дело в том, что мы просили визу на три года, а «в связи с сложившейся ситуацией на рынке труда» разрешение на работу «рекомендуется давать» лишь на один год. В связи с чем полиция, соответственно, и испрашивала нашего согласия. Интересно, если бы мы не согласились, они что, выдали бы нам на три года? Или вообще послали бы подальше?

Короче, новые даты поездки в Питер — с 12 по 15 июня.
Тем, кому я что-то обещал ещё в мае — не обессудьте. Я бы дат и не назначал, но это мой начальник на работе попросил, чтобы я зарезервировал дни своего отсутствия, а потом двигал бы их по мере поступления новой информации. Так, типа, бюрократической машине легче осознать моё отсутствие.