November 13th, 2003

sp

Цикл

С момента окончания школы прошло достаточно времени, чтобы заново пройти её целиком — от первого до последнего класса.

Почему же тогда первые десять лет дали мне личность, а последующие десять — нет? Они даже не добавили ничего к первой личности.

Однажды — нам было по 13 лет — мой друг Игорь пригласил меня и нашего приятеля А. совершить воскресный загородный велопробег. Неделю я провёл в трепетном ожидании этого события. За два дня до назначенного воскресенья выяснилось, что А. не сможет поехать с нами. «Он всегда сначала обещает, а потом не делает,— сказал Игорь,— хорошо хоть, что ты поедешь». Я в душé был доволен таким поворотом событий, поскольку всегда предпочитал общаться вдвоём, нежели в большей компании. Кроме того, мне льстило, что у меня на фоне А. складывается репутация человека, держащего слово.

Но не тут-то было. В субботу я слишком долго оттягивал начало своих домашних музыкальных занятий, слушая новые записи группы «Секрет». У моего отца лопнуло терпение и он сказал мне: «Никуда завтра не поедешь».

Всю оставшуюся часть дня я был как шёлковый. Даже не стал ломаться, когда пришли гости и традиционно попросили им что-нибудь сыграть на фортепиано. Я надеялся, что папа отменит наказание, хотя и не смел просить его об этом.

Не отменил.

Я оттягивал время своего звонка Игорю, когда вынужден буду сообщить ему о том, что не поеду. Я представлял его разочарованный тон, которым он повторит мне те же слова, что вчера сказал про А.

Не повторил. Однако я всё чувствовал и без слов.

Это было одно из немногих наказаний, которыми удостоил меня отец. И самым суровым. После этого мне довольно долго было трудно смотреть в глаза моему другу.

...И чему же я научился из этого случая? Ничему. Прошло время, и я точно таким же способом наказывал своего ребёнка. Прости меня, Юрка!