December 1st, 2003

not

И вновь начинается бой…

    Красные и чёрные снова вступили на тропу войны. Вот карта местности, на которой стрелками указаны направления движения противников:
    Вопрос: куда помещать обозначение «II сопрано соло» — слева от нотоносца, как напечатано в оригинале, или над нотоносцем, как рекомендует надпись красными чернилами? Или всё-таки слева, как указывает красная стрелка? Или сверху, как указывает чёрная стрелка? Или слева, как требует красный пунктир внизу?

    Сцена вторая. Красные требуют «оставить обозначения голосов», предварительно зачёркнутые чёрными:
    Варварские поползновения чёрных, направленные на полное уничтожение обозначений голосов, смело пресечены двойными штрихами красных. Кроме того, красный пунктир указывает на необходимость возвращения всех обозначений, стоящих в оригинале. Однако определённые сомнения вызывает обозначение «ХОР», ибо оно, строго говоря, является не «обозначением голосов», а обозначением группы. Кроме того, его красное зачёркивание не отменено другим зачёркиванием. А, с другой стороны, красный пунктир под этим обозначением, вроде бы, призывает его оставить.
    И в таком духе 150 страниц…
not

Редакторы

    Хороший человек Ирина Митрофановна Плестакова. Мой любимый редактор. Не нотный, правда, а литературный. Но это сути не меняет. Её подход с успехом можно применять и в нотном деле. А заключается он в следующем.
    Правку она делает в два прохода. При первом проходе она вносит свои замечания на полях карандашом. На отдельном листе (как правило этим листом является папка, в которой ей принесли работу) она выписывает номера страниц с особо сомнительными казусами. Если при дальнейшем прохождении материала она начинает понимать, что то, что она ранее приняла за ошибки, на самом деле представляло собой авторский замысел, ей ничего не стоит вернуться на предыдущие страницы и стереть свои карандашные пометки.
    Затем она встречается с автором (или наборщиком — смотря чью работу она проверяет) и согласовывает с ним все вопросы по выписанным на папке номерам страниц.
    Попрощавшись с автором, она совершает второй проход, во время которого карандашные пометки обводит красными чернилами. При этом некоторые из них — в свете выясненных на очной ставке вопросов — могут отпасть, и их она, разумеется, не обводит, а просто стирает.
    И после этого корректура попадает в набор с абсолютно ясными указаниями. Таких вещей, о которых я писал сегодня утром, уж конечно не появится.