October 12th, 2004

Мюнхен-Нюрнберг

У АЛЕКСА сегодня рабочий день, так что мы с утра попрощались, и я отправился в одиночку гулять по Мюнхену. Из того, что посмотрел: Одеонсплатц, где Гитлер организовывал своё движение; Мариенсплатц с ратушей, на которой установлены часы, похожие на те, которые в Праги: то есть по ним можно определить всё, что угодно, кроме времени. Ну и фигурки там тоже движущиеся. На башню подняться не удалось, она оказалась закрытой на ремонт. Посмотрел на Изартор - нечто среднее, между воротами и храмом, очень любопытное сооружение. Прогулялся по Улице двух мостов.
С общим пробегом в 4520 километров приехал в Нюрнберг. Первым делом, разумеется, посетил Капелланштрассе. В отличие от Зальцбурга, улица названа не просто так: капелла на ней имеется. На карте она названа турецкой. В чём её турецскость, я не понял: вовнутрь попасть не удалось, никакой таблички на капелле не оказалось, а её архитектура не носит ярко выраженной национальной или религиозной принадлежности.
Центральная часть Нюрнберга окружена крепостной стеной и линией метро. Так что враг не проберётся. Крепость-замок Кайзербург сама по себе очень красива. Да и про все строения, находящиеся в её черте, можно это сказать. Там же находится дом Альбрехта Дюрера. Того самого, который написал "Семь страстей Марии". Дому - столько же лет, сколько картине. То есть, пятьсот. Примерно таков же возраст и других построек. Впрочем, вру. Дому особо важных персон, целиком построенному на двухпролётном мосте, а сегодня использующемуся в качестве дома престарелых,- семьсот лет! Столько же и собору святого Зебальда, с необычным расположением хора и органа в восточной части. Оперный театр, видимо, несколько моложе, но тоже производит сильное впечатление своим архитектурным обликом. Напротив театра стоит скромный памятник Вагнеру. А в букинистическом магазине я, не удержавшись, купил том мотетов Баха, уж очень приглянулось издание.
Между прочим, и в Мюнхене, и в Нюрнберге к стенам некоторых домов приделаны солнечные часы. В Мюнхене солнца не было, поэтому время я не разобрал, а в Нюрнберге сильный ветер разогнал все тучи (на автостраде он предпринимал отчаянные попытки сдуть машины), и солнце вылезло на свободу, так что стало видно, что солнечные часы отстают на два часа.
Завтра необходимо посмотреть ещё кое-что здесь же в Нюрнберге, затем успеть обойти Кёльн, а к вечеру прибыть к Славе Вишневскому в Дюссельдорф.