October 31st, 2005

now

Не понимаю двух вещей

1) Почему, когда Ваню мочили в подвале, Перетрухин был назван руководителем Северной группировки, а когда Ваня вернулся домой, то тот же Перетрухин оказался уже руководителем Южной. Это неувязочка в сценарии или тонкий режиссёрский замысел?

2) Как должен был Чернушенко насолить своей пианистке, чтоб она хлопнула крышкой рояля и ушла со сцены прямо на концерте, за два такта до своего соло.