December 29th, 2005

nd

Ещё о гуманизме финской полиции

НА ВЫХОДНЫЕ ко мне приезжал мой друг К. В пять утра в субботу мы встретились в Хельсинки на вокзале, и я посадил его за руль. Ну, просто потому, что нам так хотелось. Последний раз я давал ему водить летом, и сейчас это было необходимо для поддержания формы. У меня уже был заранее приклеен к заднему стеклу белый треугольник, и мы начали.
Несмотря на бессонную ночь, зимние условия и большой перерыв, К. вполне прилично справлялся со всеми манёврами. Мы проехали Rautatiekatu и свернули на Mechelininkatu. Маршрут был выбран такой, чтоб не было нужды разгоняться, и чтобы было не слишком много машин. Впрочем, в пять утра, в субботу, в канун Рождества, слишком много машин нигде быть и не могло.
Тем не менее, через некоторое время мы обнаружили за собой хвост. Белый форд неотступно следовал за нами, и, хотя мы ехали медленно, а рядом была свободная полоса, он и не думал нас обгонять. Так он ехал за нами довольно долго. Мы уже собирались сворачивать на Linnankoskenkatu, как на форде зажглись полицейские мигалки. Красный-синий, красный-синий. Не оставалось ничего, кроме как прижаться к обочине.
Из машины выскочили двое полицейских и направились к нам. К. остался сидеть на месте, а я вышел им навстречу, по пути доставая права.
— Ваши права нам не нужны,— сказал один из полицейских, останавливаясь.— Нам нужны его.
Второй полицейский тем временем подошёл к водительскому окошку и предложил К. взять в рот пластмассовую трубочку.
— У него нет прав, это мой ученик,— ответил я.
— Ученик? А у вас есть инструкторская лицензия?
— А что, она нужна?
— Конечно! Вы должны сдать экзамены, показать знание всех особенностей ПДД в Финляндии, и только после этого вам разрешат обучать других вождению, выдадут белый треугольник, оборудуют вашу машину дополнительными педалями... кстати, у вас есть дополнительные педали?
— Нет, но у меня есть ручник.
— Во время учебной езды нельзя тормозить ручником, у вас должна быть дополнительная педаль тормоза, чтобы остановиться, если ученик сделает что-либо неправильно.
В это время второй гаишник, не слышавший нашей беседы, безуспешно пытался получить у К. его права. Прав не было, и К. дал ему свой паспорт.
— А сколько лет вашему ученику?
«Запах женщины» мы просмотрели лишь на следующий день, поэтому ответный монолог («Ты что, хочешь лишиться своей работы? Моему другу скоро исполнится 23. Позови сейчас сюда вашего администратора!») не был освежён в памяти. К тому же, второй полицейский уже открыл паспорт на нужной странице и подскочил к нам:
— Ему ещё нет семнадцати с половиной!
— Как нет?! — я начал считать на пальцах. Полицейские тоже.— Через месяц будет!
— Только через месяц.
— Уже через месяц.
— Послушайте,— снова заговорил первый полицейский.— В Финляндии человек имеет право учиться вождению только с семнадцати с половиной лет.
— Но он же ничего не нарушил!
— Он нарушил. И вы нарушили. Со стороны создавалось впечатление, что за рулём сидит очень очень очень пьяный человек.
— Да ладно, он нормально ехал!
— Мы должны были бы составить протокол о нарушении. Но сделаем так: вы поменяетесь местами и поедете дальше — вы за рулём, а он на пассажирском сидении. Но в следующий раз мы сделаем всё по всей форме.
На том и расстались.