September 25th, 2006

now

День 9: Бук Бель Эр -- Сарагоса

Перед тем, как ухеать из Франции, хочу ещё немножко рассказать про дом моего дяди Юлика и его жены Кристиан в Бук Бель Эр. Ну, дом сам по себе замечательный. Большой, три этажа, на каждом этаже отдельный вход, так что могут независимо друг от друга жить три семьи. Собственно, к ним туда и приезжают всё время дети и внуки, для того они такой дом и приобрели. Но сейчас планируют перебираться в другое место, так как это от внуков далековато, да и ухаживать за таким большим домом в преклонном возрасте тяжело.
У них есть собака!!! Это всем собакам собака. Она громадная, добрая, и её зовут Forever (с двумя раскатистыми французскими "r"). Это просто чудо. Она воспитанная, понимает по-русски и по-французски, привязывается к гостям, и не любит, когда уезжают.
Ещё про французов. У них после обеда на десерт подают сыр. Здорово, да? В Чучелии тоже подают сыр. Думаю, что эта традиция пришла туда через Швейцарию. Сыр дают большим ломтём на тарелочке. Сыр жёлтый и с дырками. И ты с ним можешь делать всё, что хочешь. В смысле, употреблять его как угодно.
В доме у Юлика на стенах висит много картин. В основном это виды Парижа. Все они -- пера одного художника, мужа Марианны, которую я упоминал в связи с тем, что мы жили в её квартире. Там тоже все стены в таких картинах. Нам они очень понравились. В стиле примитивизма (когда смотришь, думаешь: я тоже так могу. А пойди попробуй). Интересно, что на многих картинах улицы Парижа изображены заснеженными. Наверное, там снег такая редкость, что его спешат запечатлеть. Так вот, у Юлика, кроме упомянутых, висит ещё одна картина, графика, выполненная моим питерским дядей -- Киром. Там изображён дом Юлика. Каждая черепичка, каждый листик выписаны с поразительной пунктуальностью.
Ну ладно. Утром девятого дня мы покинули гостеприимный дом Юлика и Кристиан, и отправились дальше. Весь предыдущий день, всю ночь и всё утро лил дождь, поэтому мы не стали гулять ни в Марселе, ни в Экс ан Прованс, а двинулись в путь. Забавно, но буквально через пару часов погода совершенно переменилась: тучи скрылись, выглянуло солнце, и сразу стало жарко. В середине дня мы приблизились к Средиземному морю около границы Франции и Испании. Искушение было настолько велико, что несмотря на очень длинный предстоящий перегон мы сделали остановку в городке Leucate и пошли купаться. Сам городок заслуживает того, чтобы остаться в нём на недельку и насладиться кривыми улочками, старыми неуклюжими домами, амбарами, магазинами. Но у нас был только час. И мы провели его на гигантском песчаном пляже. Видимо, курортный сезон здесь уже закончился, и на протяжении километров там больше не было ни души. Мы одни на всём Средиземном море! Вода была тёплая и солёная. Ощутимо более солёная, чем в Чёрном море, в котором нам только и доводилось купаться раньше.
Интересная особенность у французских водителей. Они не выключают сигнал поворота. Особенно левого. Например, перестраивается машинка из правого ряда в средний. Перед этим включает сигнал левого поворота. Перестроившись -- не выключает его, а так и продолжает ехать. Очень долго так может ехать. Никуда не сворачивая и не собираясь сворачивать. И поэтому ты хочешь её, едущую в среднем ряду, обогнать по левому ряду, а не решаешься, потому как она мигает левым поворотом и создаёт впечатление, что вот-вот сама туда в левый ряд перестроится. Дальше больше. Перед тем, как вернуться в свой правый ряд (если она это надумает сделать), водители могут, наконец, выключить сигнал левого поворота, и без всяких сигналов перестраиваются направо. Или не выключают, и перестраиваются направо с включённым сигнало левого поворота! В общем, много лестных слов мы произнесли в адрес французских водителей за эти несколько дней. Ни в Германии, ни позже, в Испании, такого больше не было. Только во Франции, и у очень многих водителей.
Без остановки мы проехали Барселону. Конечно, стоило бы пожить там, чтобы почувствовать местную атмосферу, как нам советовали многие. Останавливаться и просто смотреть не имело смысла.
Остановка в этот день планировалась лишь в городе Сарагоса. Мы выехали в десять утра, и в десять вечера приехали к конечному пункту. Перегон составил около 850 километров.
Сарагоса далась нам очень непросто. Я сказал, что мы подъехали к ней в десять. Но на самом деле, в десять -- это мы вышли из машины. А к городу мы подъехали в восемь. Следующие два часа мы искали место для ночлега, попутно пытаясь насладиться старинными соборами и замками, возвышавшимися вокруг. Перед самым въездом в город резко стемнело, это затрудняло поиски. На карте, которую нам удалось купить, не были обозначены кемпинги. Такой значок отсутствовал как класс. Лишь в одном месте мы нашли слова "Кемпинг Касабланка". Мы не были уверены, что по-испански "кемпинг" это то же самое, что по-русски. Однако решили ехать туда. Однако улицы Сарагосы оказались заколдованными. Смотришь по карте, сверяешь с табличками, думаешь, что едешь по одной, а потом оказывается, что ты совсем на другой. И всё это помножается одно на другое, на улицы с односторонним движением, на пешеходные улицы, на названия из пяти слов, которые невозможно ни запомнить, ни даже прочитать, и выливается в намотанные километры, часы и нервы. В конце концов мы, конечно, нашли обозначенное на карте место, но это оказался трущобный район из узких улочек, заставленных вплотную друг к другу и к стенам автомобилями, мутными личностями, шарящими по помойкам, и пустырём с осколками кирпича. Это место нас не отпускало. Мы трижды пытались с него уехать, и, когда у нас создавалось полное впечатление, что нам это удалось, мы снова оказывались там.
В конце концов нам пришла в голову умная мысль: при въезде в Испанию мы получили всякие рекламные смски от здешнего оператора. Там же рекламировался и телефон справочной туристической службы. Мы позвонили по нему, и нам дали адрес кемпинга (он оказался в ста километрах от города назад к Барселоне, и мы туда не поехали), и адрес гостиницы. Последней мы и воспользовались. Она оказалась в самом центре Сарагосы, прямо на площади со всеми достопримечательностями -- собором, фонтаном, и так далее. Поэтому, насколько нам позволили силы, мы совершили ночной обход и, вернувшись в номер, заснули мёртвым сном.