November 27th, 2006

now

V-no

Про виолончель было, теперь про скрипку. Раньше скрипка была обязательным инструментом для всех регентов. В Капелле детей обучали игре на скрипке испокон веку. Затем, когда инструментальные классы приобрели более или менее регулярный статус, обучали уже на всех инструментах. Римский-Корсаков удивительным образом чувствовал, кому из учеников какой инструмент подходит более всего, и на тот инструмент ученика и устраивал.
Это уж потом, после ухода Римского, когда управляющим Капеллы стал Аренский, ученики превратились в банду оболтусов, о которых приехавший из Москвы синодал Смоленский пишет, что они соревновались в ленности и безделии со своими педагогами.
Например, ученик говорил, что он хочет учиться на контрабасе, и ему давали контрабас. Он один раз приходил на занятие, а затем исчезал. Через полгода он заявлял, что не чувствует призвания к контрабасу, и переходил на фагот. Один раз посещал занятие, а потом пропадал снова. И так история повторялась многократно.
К сожалению, Смоленскому не многое удалось исправить, Капелла отторгла его самого, со всеми его нововведениями. Тем не менее, ему удалось главное: он пригласил в Капеллу Климова, который вытащил её хор из ямы и вознёс на небывалую высоту.
Так вот, о скрипке. К тридцатым годам XX века, скрипка осталась единственным инструментом, преподававшимся в Капелле (помимо, разумеется, фортепиано). Она оставалась обязательным предметом даже после войны. Педагоги были отменные.
Дирижёр Дмитрий Китаенко закончил Хоровое училище при Капелле в 1958 году. Прошло много лет. На одной из репетиций оркестра он попросил струнную группу играть определённым штрихом. На что концертмейстер (первая скрипка) заявил ему, что из этого ничего не выйдет, что штрих звучать не будет. Китаенко ничего не ответил, но его это заело. Прийдя домой, он снял со шкафа скрипку, сдул пыль, и два дня учил четыре такта. На следующей репетиции он снова попросил скрипачей играть желаемым штрихом, и снова получил прежний ответ концертмейстера. Тогда Дмитрий Георгиевич взял у скрипача его инструмент, и сыграл те четыре такта — тем самым штрихом. С тех пор уже никто в оркестре не смел ему перечить.
Так что, обязательный курс скрипки — полезная штука.