August 7th, 2007

79

Море

Моё первое впечатление от Моря относится к пятилетнему возрасту. То есть, конечно, я видел море и прежде: годом раньше мы отдыхали в Анапе. Но тогда море для меня не было чем-то особенным, а оставалось лишь кишмя-кишащим людьми берегом, где все копаются, плещутся, наступают друг на друга и, тем не менее, расслабляются. А тут…
     Родители повезли меня в Петергоф — видимо, на открытие фонтанов. Ни фонтаны, ни дворец не произвели на меня сильного впечатления — я всегда был равнодушен к дворцовой и садово-парковой роскоши. Да, конечно, видели Самсона, раздирающего пасть льва. Но как-то это было слишком далеко от народа. Мы гуляли по ровным, присыпанным красным песком алееям, смотрели на скульптуры фонтанов, но всё это было чужим и ненастоящим. И вдруг…
     Мы вышли на открытое место и перед нами открылась голубая стена. Земля заканчивалась в нескольких метрах от нас, а дальше — ничего! Открытый космос! Море и небо сливались в одно единое голубое всепоглощающее целое, и манили к себе, завораживая взор. Через несколько минут я уже смог различить границу между водой и небом, и ощущение космоса потускнело. Но тот первый восторг от Моря остался на всю жизнь.
     Позже я испытывал подобное чувство ещё (и видел, как другие его испытывали) — но уже в другом месте. Это бывало при путешествии на поезде на Кавказ. Когда после двух суток замкнутого пространства, тесного душного плацкарта, зелени и столбов с провисающими проводами за окном, поезд проезжал Туапсе и за окнами по правой стороне стремительно открывалась та самая водно-небесная стена, и весь поезд дружно выдыхал «Ах!» и прилипал к стеклу. И начиналось томительное счастливое ожидание. Сбор пожитков, разбросанных по полкам купе, занимал считанные минуты, и можно было снова прильнуть к стеклу (а если у некоторых счастливчиков открывалось окно, то можно было в него высунуть голову, забравшись на верхнюю полку). И неизменные мальчишки, прыгающие с прибрежных бетонных плит в волны, на минуту задерживались и махали поезду, и поезд махал им в ответ…
now

Моя жена

- любит уменьшительные суффиксы (каруселька, кроватка, Юлечка);
- любит по-кошачьи потягиваться, схватившись за верх шкафа или открытой двери;
- любит сажать цветочки и собирать грибы и ягоды;
- любит конфеты и бегемотов;
- умеет сделать праздник из ничего;
- умеет радоваться мелочам и попискивать от восторга;
- умеет передвигаться по квартире вприпрыжку;
- я знаю, что она никогда не осудит меня за сделанную ошибку, а, напротив, проявит сочувствие;
- умеет рожать красивых мальчиков;
- знает четыре языка и прекрасно разбирается в картах умеет выуживать кулинарные рецепты из интернета и с успехом их применять.