February 26th, 2008

84

Уходим



Он не был моим другом, однако был старшим товарищем. Надёжным, добрым, вселявшим уверенность. Никогда не задиравшим младшего, что было весьма нетипично. Он был первым, с кем я познакомился в Хоровом училище. Думаю, что именно его рукопожатие, когда меня приняли в большой хор и поставили рядом с ним, дало мне право считать себя капелланином.

Как-то, возвращаясь с гастролей, ночью, на верхних полках плацкартного вагона играли в «Очко». Я нещадно шулерил, пряча нужные карты под подушку. А он верил в мои выигрыши и добродушно подставлял лоб под щелбаны (не на деньги ж мы играли в 12-13 лет). И даже не поколотил меня, когда мои махинации вскрылись (а вскрылись они, когда пришёл хормейстер, разбуженный нашим весельем, забрал карты и догадался пересчитать колоду).

А ещё спустя несколько лет судьба привела меня в хор Института культуры. Первокурсником, после колхоза, я пришёл в хоровой класс, готовя себя к новому коллективу, незнакомым людям, долгому привыканию. И увидел там их — Петровича и Гошу. Обоюдной радости не было предела: всё-таки свои люди. Он и здесь был для меня старшим товарищем. Гоши через год не стало. Петрович среди года сломал руку и больше в институте не появлялся. С тех пор я его и не видел. Теперь нет и его. Но его первое 25 лет назад рукопожатие я всегда буду помнить.