April 27th, 2008

91

Концерт четырёх хоров

Я совершенно не согласен с теми, кто называет сегодняшний концерт "клоунадой", "балаганом", фыркает и воротит нос. Да, ниже я буду перечислять конкретные недостатки всех исполнителей, которые могут показаться как пустяковыми, так и существенными. Но наряду с этими недостатками в выступлении каждого коллектива были свои сильные стороны, присущие только этому коллективу и никакому другому. И независимо от всего этого, концерт являлся важным событием, поскольку показал чего могут достичь люди, вышедшие из одного отправного пункта (все руководители выступавших хоров являются Капелланами). Да и праздничная атмосфера этого события обеспечивалась отнюдь не официальными речами присутствовавших высоких гостей, а именно самими хорами, их выступлениями, и тем, как их принимали слушатели.

Недоумение вызвала подготовка этого концерта сотрудниками Капеллы. Я знаю, что афиши были, но я не знаю, где они были. Нигде ни вокруг Капеллы, ни в её фойе у касс афиши сегодняшнего концерта рядом с другими афишами не было. (Удивительным образом это не отразилось на количестве слушателей). Для гостей концерта у администратора были оставлены конвертики с билетами. Конвертики таили в себе сюрприз. Когда наши гости вскрыли свой конверт, оказалось, что там лежат билеты не в Капеллу и не на сегодня. А в Исаакиевский собор на завтра. Смешно, да? Но больше всего меня возмутило обслуживание сцены. Обычно у краёв станков на хоровых концертах ставят по две маленькие приступочки, чтобы хористам и хористкам сподручнее было бы взбираться на высокие станки. Во взрослых смешанных хорах уже выработался ритуал подавания дамам ручки при взбирании на эти ступеньки. Сегодня никаких ступенек не было. Поэтому выходы хоров на сцену сопровождались акробатическими этюдами, когда дети на четвереньках карабкались на станок высотой в половину своего роста. Такое впечатление, что приставные станки после реставрации зала Капеллы вообще выкинули. Потому что когда на сцену выходит сводный хор в триста человек, не догадаться выставить дополнительные ряды приставных станков половинной высоты может только осёл.

О говорильне. Бесит. Причём бесит не всё. Если бы вся говорильня ограничилась конферансом В.С.Павлова, было бы всё хорошо. Но у нас не знают меру. Нужно обязательно, чтобы из Царской ложи выползали важные чиновники и награждали других чиновников. Потом выползали бы вторые и награждали первых. Потом и те и другие, довольные собой и друг другом, уползали бы обратно в Царскую ложу.

Я бы запретил употребление в публичных речах иностранных выражений (если для них есть русские аналоги). Вот я не понимаю, зачем говорить в приветствии "Братья и сестры", если после этого следует речь на обычном русском языке, в котором правильной является форма "сёстры"? С тем же успехом можно было сказать: "Brothers and sisters! Поздравляем вас со светлым праздником..." и так далее. Зачем выябываться? А вот эти ваши "Христос воскресе", на которые весь зал, как попугаи спешит стадным хором ответить "Воистину воскресе!" Зачем? О чём это?

Единственный плюс наличия официальной части перед концертом состоял в том, что во время неё успели отзвонить все мобильные телефоны, и позже, во время пения, их практически уже не было.

Далее конспективно.


Хор Смольного собора (В.Беглецов + 26 человек)

Рахманинов -- Приидите, поклонимся
- быстровато. В такой трактовке этот номер прозвучал, как "Смелей, друзья, идём вперёд" из Десяти поэм Шостаковича. Но, мне кажется, это немножко другая музыка. Призывающая, хотя и к тому же физическому движению (приидите -- идём), но с другим смыслом. Со смыслом, требующим вдумчивости.
- в хоре очень мало слышно басов. Да и вообще, Всенощная Рахманинова, думаю, не для камерного состава писана.
+ в хоре идеальный ансамбль, как в интонации, так и во времени.
+ тонкая работа дирижёра с агогикой, вызывающая очень точную и слаженную реакцию хора.
+ "Взбранной воеводе" прозвучало так нежно, аж проняло.


Хор Хорового училища (Д.Соколов + ~52 чел.)
Чесноков -- "Верую"
- Не верю. Вот солист возглашает своё "Верую!", а по лицу его видно, что он давно ни во что не верует и не интересуется, и вообще непонятно, как сюда попал. То же написано и на лицах большинства хористов.
- завышение интонации у солиста, разумеется, оправдывается волнением. И это, может быть, даже не очень плохо, потому что какую-то жизнь добавляет в исполнение, слышно, что не машины поют, и не прожжённые певчие, а ещё пока ученики.
+ басы в Хоровом училище в этом году на зависть. Красивые, сочные, объёмные. Ни в одном другом хоре сегодняшнего концерта таких нет. Даже у Смольного собора.
+ пианиссимо удавалось очень хорошо. Вообще, работа над динамикой вызвала уважение. Понятно, что размер хора, вдвое больший, чем у Смольного собора, уже сам по себе даёт более глубокий объём, но им ведь надо ещё уметь управлять -- и это было хорошо.
- фугато "Нас ради человек..." показалось мне слишком эмоциональным. Не должно быть так. По крайней мере в первых проведениях. К тому же те, кто спели свою тему, на противосложении совершенно не слушали вступления остальных голосов, а продолжали долбить своё, и это было нехорошо.

- в этот момент взбесили слушатели. Там такое напряжённое повествование идёт, что слушаешь, затаив дыхание, а эти -- со своими фотиками. Пип! Щёлк! Пхч! И ведь слышно, что это не затворы зеркальных аппаратов щёлкают, а искусственный звук цифровых аппаратов, который можно и нужно отключить. Нет, кругом дебилы.

- "И воскресшаго в третий день" -- это должно прозвучать, как труба. У Беглецова это очень хорошо получалось. Здесь не прозвучало. Не прорезало воздух, не вышло фанфары, Не протрубил ангел, не "воскресе" Христос. Жаль.

Бортнянский -- "Приидите, воспоим людие"
+ концерты Бортнянского должны исполняться с солистами. И очень порадовало, что это и было сделано.
- один солист-тенор забивал четырёх солистов-мальчиков. Я понимаю, что это тоже от волнения, мне приходилось петь эту партию, и я помню свои ощущения, когда ты один должен протрубить своё "при-и-ди", а потом вступают терцией сопрано и альт, а ты должен к ним подстраиваться. Это колоссально сложно и требует большого самообладания и хорошего владения голосом. Понятно, что здесь и завышение от волнения, и прямой звук, и неконтролируемое перекрывание всех остальных. Ну и, к тому же, у тенора здесь высокая тесситура, а у сопрано и альта низкая. В общем, сложные места одно за другим, и жаль, что выучки не хватило.
+ хоть и не сразу, но на протяжении первой части солисты нащупали друг с другом ансамбль, и это стало хорошо.

- снова взбесили слушатели. Я понимаю, что они не виноваты, что хвалёная новая вентиляция зала Капеллы не работает, поэтому слушатели начинают обмахиваться программками. Но это невозможно! Когда смотришь на сцену, а у тебя слева, справа, спереди мелькают, мелькают, мелькают. Аж мутить начинает от вот этого постоянного шевеления. И невозможно сосредоточиться.

+ я уже сказал, что у Хорового училища обалденные басы? Ещё раз говорю это, потому что они снова зазвучали в Бортнянском.
- фальшивый вводный тон у тенора-солиста на "Распныйся"
- "И воскресый" -- как с цепи сорвались. Куда?! Зачем так нестись? Вдумчивости не хватает.
- из-за выбранного темпа крещендо на "едине Человеколюбче" звучало слишком искусственно. Надо было протянуть эти аккорды, тогда и крещендо прозвучало бы естественно.

Русская народная песня "Веники"
- с первых нот заставили вцепиться в своё кресло и вжать голову в шею от опасения, что сейчас всё разойдётся по швам. И не удивительно. В такой песне всё должно быть подчинено воле дирижёра. А как это сделать, если на него не смотрят? Половина хора не поднимает головы от своих папок (яркий пример -- Ваня Гончаров), другая половина изредка поднимает взгляд. Лишь единицы приковывают взгляд к дирижёру и следят за его движениями (например, Тима Маслов). А здесь это совершенно необходимо -- малейшая осечка, и всё развалится. Не разошлись, но ценой невероятного нервного напряжения.
- самодеятельность какая-то -- что это за "и-эх" в конце?


Детский хор телевидения и радио (С.Грибков + ~60 чел.)
± Грибков был единственным дирижёром, поставившим себе пюпитр с нотами. Правильно. В его возрасте можно и презреть условности. Тем более, что они исполняли музыку, довольно сложную по тексту.
- Позабавило, как Станислав Фёдорович даёт хору тон: другие дирижёры делают это еле слышно, чтоб не смущать зрителей, а С.Ф. давал хор громче, чем звучало последующее произведение.
+ Древне-русский распев понравился. Спето стильно. Хотя и с отступлениями в угоду современному слуху, то есть с неким динамическим развитием, но с очень хорошим чувством меры.
- Но жест дирижёра. Зачем такой обширный жест? Там же нет никаких страстей.

Д.Смирнов, "Свете тихий" / "Хвалите имя Господне"
+ Многие хористы пели эту достаточно непростую музыку наизусть. Причём не просто открывали рот для вида, а слышно было голос каждого. Так что всё честно.
- Лица ничего не выражают. На них написана скука и безразличие. Это беда.

- Зрители просто уже задолбали. Мало того, что пищали и кряхтели своими фоткиками, махали программками, теперь ещё стали ногами стучать. По полу, по стульям соседей. Невольно всплывали воспоминания фильма "Рождение", где мужик во время концерта схватил мальчишку, стучавшего ногой по его стулу, и растянул его прямо по крышке рояля. Очень хотелось сделать нечто похожее.

Русская народная песня "Во поле берёзонька стояла" в обработке Грибкова
± первая часть обработки очень знойная. Как будто рой комаров жужжит над ухом. А вторая, напротив, очень благозвучная и сочная.
± лица детей неожиданно стали что-то выражать. Впрочем, подозреваю, что это было не отражение исполняемой музыки, а просто им поплохело уже от духоты, и этот факт их смешил.
+ этот хор был единственным во всём концерте хором без мужских партий. Однако по общему тембру звучания хора этой "неполноценности" не ощущалось. Не было слышно, что это детский пионерский хор. Звучал настоящий полный спектр обертонов.

- дамы сзади заговорили в полный голос: "Уже устала сидеть", сказала одна. И другая с готовностью с ней согласилась, после чего завязалась оживлённая беседа. Без всяких попыток перейти на шёпот.


Хор мальчиков С.-Петербурга (В.Пчёлкин + 83 чел.)
+ хор ну просто гигантский!
- ну и мальчики в хоре мальчиков! В задних рядах стояли несколько очень колоритных личностей, напоминавших разухабистых боцманов, только вывалившихся из кабака. Видимо, выпускники

Свиридов, "Грусть просторов"
+ Это был шедевр. Такого никто никогда больше не делал.
+ Колоссальное внимание дирижёра и (как следствие) хора к слову.
+ абсолютно все глаза хора -- неотрывно направлены на дирижёра. Ноты у всех раскрыты, и пальцы их рефлекторно перелистывают, но все всё поют наизусть и следуют за каждым мельчайшим жестом руки.
+ Тембр хора юношей сегодня был очень хорош, в отличие, скажем, от последнего диска, где у юношей присутствует некоторая гнусавость.

Русская народная песня "Про Фому и про Ерёму"
- я не очень люблю эту песню, но у зала она вызвала (как и всегда) дикий восторг.
- слов не понятно. Явное отличие от работы над Свиридовым. Кроме слов "Родина моя" я ничего не понял

Бортнянский, "Воскликните, Господеви!"
- совершенно никакое исполнение. Просто всё громко от начала до конца.
- концерты Бортнянского должны исполняться с солистами. Жаль, что этого не было здесь. Отсюда и отсутствие контрастов
- очень много зевающих в хоре
- на "и услышан" очень странная терция -- не понятно, то ли минорная, то ли мажорная.
- дети и юноши закончили в разном тоне


Сводный хор (В.Беглецов + ~225 чел.)
Бортнянский, "Да воскреснет Бог"
- материал выучен только у хора Смольного, слышно было только их
- без солистов (см. выше про концерты Бортнянского)
- несмотря на объём хора настоящей внутренней мощи слышно не было. жаль

Русская народная песня "Ах ты степь широкая"
+ это одна из моих самых любимых песен, и потому никаких критических замечаний не будет
+ соло Бори Степанова в его характерной манере было здесь очень к месту

Глинка, "Славься" из "Жизни за царя"
- даже после того, как хор, спевший без должного подъёма первые несколько тактов, был остановлен и начал заново, мощи всё равно не слышно.


ИТОГ: я понимаю, что критических замечаний получилось больше, чем положительных. Однако мне всё равно всё очень понравились, и я не жалею, что приехал на этот праздник.