October 4th, 2008

91

ХМ ХУ в Хельсинки

Для тех, кто не в курсе. В Хельсинки сейчас проходит 2-й фестиваль хоров мальчиков из балтийских и северных стран. Присутствуют хоры из Финляндии, Швеции, Дании, Норвегии, Латвии и, впервые, из России. Хор из России — это наш хор. И сегодня у него был концерт. Запишу некоторые впечатления, пока не забыл.

- Состав хора: 21 юноша + 15 мальчиков. Детских голосов явно не хватает. Да и те, что есть, это практически один седьмой класс, который формально уже является непоющим. Впрочем, и юноши снабжены дополнительным составом: 6 человек приглашены из Консы. Очень надеюсь, что с новым дирижёром хор, наконец, перестанет быть камерным и обретёт равновесие между партиями. (Для сравнения, шведский хор, который пел двумя часами раньше, состоял из 32 мальчиков и 14 юношей, впрочем, баланс в таком хоре это отдельная песня.)

- Настройку хора дирижёр давал звонким красивым фальцетом, долгими протяжными нотами. На репетиции я видел совсем другое: дирижёр отрывисто брякнет на рояле аккорд, и все сразу поют. Мне было удивительно с одной стороны такое пренебрежительное отношение к тону, а с другой — способность хора всё равно его точно уловить. Сегодня же — всё совсем по-другому, и хорошо.

- За весь концерт хор почти ни разу не потерял строй. Лишь в одном из произведений это произошло — я уже забыл, в котором, но помню, что как назло в конце появились низкие ноты, которые басы любят дублировать октавой ниже. Ничего, справились.

- По поводу строя не могу не написать о феномене, слышанном мною на репетиции. Там строй занижался нещадно. (Думаю, в этом повинна была ужасная акустика училищного зала.) Например, каждая часть 34-го концерта Бортнянского стабильно уходила на полтона вниз. Если пели подряд две части, то, соответственно, на целый тон. И вдруг, после такого понижения, «Дадите славу Богови» звучит в тоне! Без всякой остановки и без повторной настройки хора! Это было ошеломляюще. Такая автокоррекция, причём у всего хора сразу и вместе. Сейчас, в концерте, ничего этого не было, поскольку и не занижали. Акустика Церкви-в-скале — не только не сравнима с училищным залом, но и просто великолепна.

- Раз уж заговорили о 34 концерте, то скажу, что середина мне показалась несколько механистичной. То есть просто отпевался такт за тактом без всякого движения или характера. Это ощущение скоро прошло, и оно было чуть заметным, но неприятным.

- Кстати, напомню, что это не рецензия и не критика. Это просто личные разрозненные впечатления неравнодушного слушателя. Общее впечатление от выступления было самым наилучшим. Однако всегда можно найти, над чем работать. И не всегда ошибки слышны из хора или даже от дирижёрского места. Поэтому детали, о которых я говорю, имеют исключительно рабочее значение. Они не снижают общего восхищения исполнением. Я же не буду вот так детально расписывать, что можно улучшить шведскому хору. Потому что это пиздец, а не хор. Наш же хор — совсем другое. Причём, даже совсем другое, чем то, что было два года назад. Сейчас уже можно что-то обсуждать. Вот мы и обсуждаем.

- Литургия, фугато «Распныйся же, Христе Боже» — тенора почему-то отстали. Этого никогда раньше не было. Вообще, приятно, что сейчас, как и в прошлом году, у хора не стало проявляться устоявшихся дефектов, державшихся прежде десятилетиями. Появляются новые, но они как появляются, так и исчезают. Признак работы.

- Шипящие согласные часто произносятся не вместе и оттого растягиваются: «попечение» (и эхо повторило: печенье, печенье), «Свят, свят, свят», «Господу Богу помолимся».

- «Милость мира»/«Тебе поем» — пожалуй, один из самых хорошо получившихся номеров Литургии. Голоса очень красивы, звучат мягко и нежно. Сидевшие позади нас мальчишки из рижского хора после концерта сказали: «Дисканты у них слабые», и, может быть, я бы с этим и согласился (вспомните, сколько у нас всего дискантов в хоре!), но не в этом номере. Здесь дисканты звучали высоко и хрустально, альты бархатно и нежно, басы мягко и не грубо, тенора светло и легко.

- «Осанна в вышних» в упомянутом выше номере, третий повтор этих слов, дающийся в расширении: дисканты потянули вверх. Видимо, пытались компенсировать недостаток количества в своих рядах. Вообще, тяга к завышению характерна для наших дискантов, по сравнению с тем, что весь остальной хор тянет вниз. Однако в сегодняшнем концерте это был единственный раз.

- «Хвалите Господа с небес» прозвучало неуверенно. Как будто дирижёр, а за ним и все хористы, не были уверены, а стоит ли его с небес хвалить. Да и я тоже не уверен. Вот когда состав хора будет вдвое большим, тогда точно стоит.

- В Graduale на словах «In aesti mabile» почему-то разошлись. О, кстати, тут же тоже имитация, как и в «Распныйся». Всё, видна система, и ясно над чем работать.

- «Тройка» была очень хороша. И соло, и хор. Слышна была драматургия, характер.

- Солистам — Косте kolobrod_89 и Дане Капусто — имеет смысл проследить за появляющимися вдруг откуда ни возьмись гнусавыми интонациями. Я не очень понял, когда и из-за чего они появляются (то ли на низких нотах, то ли на больших скачках), но факт, что они чужды для этих обоих прекрасных голосов, и избавиться от них должно быть не сложно.

- «Веники»: новым руководителем был изобретён безопасный вариант исполнения этой песни. То есть, было как. При Беглецове эта песня все шестнадцать лет исполнялась на пределе, с ощущением, что вот-вот всё развалится, и придётся остановиться (что и было сделано на одном из концертов). Дима Соколов сумел полностью избавиться от этого ощущения путём свойственной ему потогонной муштры (С ним хористы ясно осознавали, что если что-то останется не выученным, то ничего хорошего их не ждёт, а потому всё было выучено идеально). Что же касается Василия Василиевича, то у него и овцы сыты и волки целы. То есть и певцы не напрягаются, и песня поётся. Яркий пример уважительного отношения руководителя к коллективу и неформального подхода к делу. Что же было сделано (для тех, кто не слышал и не пел): просто с самого начала берётся довольно медленный темп, и все опасные места (вступления новых голосов) проходят благополучно. Тем не менее, темп постоянно ускоряется, уже с самого начала, и к тому моменту, когда поёт уже весь хор, скорость не уступает традиционной. Помимо решения технической задачи такой подход придаёт динамику всей пьесе, слушатели наглядно представляют, как потенциальная энергия переходит в кинетическую, и это берёт их за жабры. Браво.

- Забавно получилось с аплодисментами и поклонами. Финская публика не привыкла хлопать после каждого номера. А русские артисты не привыкли к молчаливым паузам между номерами. Поэтому неуверенно, не понимая, что происходит, дирижёр выходил кланяться после каждого номера. Однако к концу концерта публика уже поняла, что от неё хотят, и никак не сдерживала свои эмоции. Как говаривала моя учительница финского, если финны с вами не здороваются, не обижайтесь — это не от того, что они невоспитаны, а потому что они стеснительные. Думаю, тут то же самое.

- Да, про «Комара». Сегодня это было очень хорошо. Я первый раз в жизни разобрал в этой песне слова. И Гриша выглядел естественно, не переигрывал.