October 7th, 2008

sp

Продолжаем разговор

К вопросу о душках и сволочах. (Спасибо всем, кто высказал свой взгляд на эту проблему в предыдущем посте.)

Вот меня обычно очень тяготит, если меня принимают не за того, кто я есть, приписывая какую-то профессиональную квалификацию, которой я не имею. Я чувствую, что я надуваю людей (хотя, вообще-то, это они сами виноваты) и начинаю пытаться компенсировать недостаток профессиональных качеств человеческими. А если же в какой-то другой области я чувствую, что знаю, что делаю, то становлюсь совершеннейшей сволочью.

Такие дела.

Что же касается профессионализма других людей и моего к ним отношения, то тут тоже сложно. Например, нужно мне было на днях завязать знакомство с одним дирижёром и попросить его об одолжении. Но посмотрел я на его концерт, и начисто мне расхотелось с ним знакомиться. Потому что просить о чём-то человека, о котором ты думаешь, что он делает лаже (хотя человек, может быть, он и неплохой), это безнравственно. Если знакомиться и о чём-то его просить, то обязательно нужно похвалить. Но это будет неискренне. Другая возможность — сказать ему: «Знаете, вы так дерьмово продирижировали, хор ваш поёт отвратительно, но вот я хотел вас попросить кое о чём»? Так вряд ли он согласился бы помогать после этого. В общем, я испытал большое облегчение, когда необходимость в этом знакомстве отпала. Но осадок остался.

Какой осадок? Я чувствую себя сволочью, когда плохо думаю о людях. И ещё в десять раз большей сволочью, если я об этом не в состоянии сказать им в лицо. Вот написал я давеча, что шведский хор это пиздец. Да на самом деле и финский хор, и датский — это всё тоже пиздец. Норвежский я слышал чуть-чуть, но если б слышал побольше, то, может быть, понял бы, что и он — пиздец. Так вот стыдно мне, товарищи, что я о них так думаю. И что же мне делать? Не говорить в слух о том, что это пиздец? Но это будет лицемерием. Изменить свой взгляд на эти коллективы и их руководителей? Видимо, да. Потому что иначе окажется, что все вокруг козлы, а я один в шоколаде. Но если перестроить себя, и сказать, что всё вокруг просто заебись, как охуенно, то это значит потерять вообще какую-либо способность различать.

Но зато будешь всем нравиться, все будут тебя любить. А оно тебе надо? Потому что сперва это приятно, когда тебя любят. А потом садятся на шею, свешивают ножки и начинают тебя иметь. А ты продолжаешь изо всех сил настраивать себя, что всё заебись, как охуенно, и все вокруг такие замечательные, а те, кто свесили ножки, так это вообще твои лучшие друзья. А они этого не замечают, и продолжают тебя иметь. А когда ты устаёшь от этого, они удивляются: «Кааак? У тебя есть ещё что-то в жизни кроме меня? Да как ты мог предать нашу дружбу?» На этот вопрос отвечаю. Любая дружба — процесс обоюдный. В самом её начале каждый из друзей предоставляет другому кредит. Но если дружба проистекает в одни ворота, то кредит рано или поздно исчерпывается. И душка превращается в сволочь. Независимо от того, какой он специалист.

Свалил я всё в одну кучу, ну да ничего — умный разберётся. Что написал, то написал.