September 16th, 2009

now

И если мой сок не зажёг твою кровь, то вылей меня к свиньям

У нас в столовке стоит хлебный стол, а на нём — корзинка с французскими длинными батонами. Каждый может себе отрезать, сколько хочет. А время от времени к столу подходят служительницы и сгребают оставшиеся обрезки (как правило, почему-то, горбушки) в отдельный лоток и уносят их. Сегодня я спросил свою знакомую служительницу, куда эти остатки уносят, не свиньям ли? Она ответила, что нет. Сказала, что всё, что остаётся, выкидывают. А животным остатки от человеческой еды здесь отдавать не принято — кто их знает, этих людей, чем они больны. Свиньи ещё подохнуть могут, заразившись.

* * *

А в медпункте, между тем, на столиках в холле стоят таблички:



(Приблизительный перевод: «В настоящее время за руку не здороваемся. Идите на фиг, мы гриппа боимся! Спасибо»). Правильно, ещё мой педагог по дирижированию говаривал: «А знаешь, почему я никогда не болею? Потому что кому попало руки не подаю».

* * *

А в туалетах тоже повесили таблички — о том, как правильно мыть руки: