October 3rd, 2010

Майсур

Сегодня был хороший день. Длинный и утомительный, но хороший. Я ездил в Майсур, это бывшая столица штата Карнатака, до того, как ею стал Бангалор.

Подъём был в 6:30 утра (а для моего верного оруженосца Мурали и того раньше, в 5:30), а вернулся я в отель только в восемь вечера (а Мурали ещё на автобусе домой пилить целый час, хотя на мотоцикле, о котором он мечтает, было бы 15 минут). Так что и правда, день был долгий.

Кажется, я осознал, что мне нужен простор. Чтобы было море в конце переулка или "вознёс его диавол на высокую гору и показал все царства мира", словом, мне нужно видеть горизонт. Как-то в Финляндии я это не очень замечаю, а здесь эта потребность обострилась. Отель это как некая виртуальная реальность. Как.... вот в дурацком сериале «Неизвестные» (The Persons Unknown). Маленький искуcственный городок, в котором есть, вроде бы, всё для комфорта... для животного комфорта!.. но при этом нет свободы. Возможно, я сам себя в эту ловушку загнал. Поэтому я решил: оставшуюся одну неделю я проживу полнокровной жизнью. То есть, после работы не буду возвращаться в отель, а буду уходить в какой-нибудь уголок Реальной Жизни и наслаждаться ею, пока есть силы.

И ещё: мне очень нравится здесь в Индии. Если ещё когда-нибудь представится возможность сюда попасть (а, например, мне предлагали переехать сюда на минимум два года по работе), я сделаю всё возможное, чтоб мы могли сюда приехать вместе.

Вчера в Индии был «сухой день». То есть, когда я после тяжёлой недели освободился и пришёл в ресторан с просьбой налить мне красного вина, мне сказали: нельзя; у нас сегодня «сухой» день. Так налейте сухого вина! Нет, сэр: совсем сухой. Сегодня я спроил Мурали, в чём дело, и он сказал, что был вчера день рождения Махатмы Ганди, и поэтому нельзя было еть мяса и пить спиртное.

Кстати, вы знали, какое отношение имеет Индира Ганди к Махатме Ганди? Оказывается, никакого. Просто она с детства фанатела от Махатмы Ганди, и он тогда сказал: ладно, если хочешь, называйся моим именем (в смысле, фамилией). И она стала называться. И все её дети стали тоже называться этой фамилией. Только их всех убили. Так или иначе.

Но сегодня уже следующий день, и сегодня уже наливают. Причём хорошо наливают. Вчера даже в холодильник нового виски не положили взамен выпитоо, а сегодня не только положили, но и наливают. Поскольку мне нужен простор, я решил больше не пить в одиночку, а пить среди людей. Хотя бы внутри гостиничного (тюремного, как сказал Мурали) двора, рядом с красиво подсвеченным гостиничным бассейном.

Ладно. Попробую вспомнить, что сегодня видел. Вот реально вспомнить, без помощи фотогафий, которые остались в номере, а я тут, в баре, после двух блек-лейбл.

Итак, сначала, по дороге в Майсур, мы заехали в некий старинный форт. На острове. Посмотрели тюрьму, в которую британцы сажали индийцев. Там же был храм с колесницей. Ну, храм, как храм.

Потом по серпантину въехали на высокую гору (да, тут оказались горы), на которой тоже некий храм. И народ в него стоит в очередь и разувается перед входом. А недобросовестные дельцы разутую обувь тут же продают. Но я не купил! Хотя предлагали. 

Потом смотрели дворец Лолиты, который теперь принадлежит пяти***** отелю (потому что детей у Лолиты не было, и она дворец никому не оставила). Там под лестницей живёт волшебник Бабу (да, все волшебники живут у маглов под лестницей), и мы не только посмотрели его фокусы, но и приобрели у него некий музыкальный инструмент (о нём отдельно).

Ну и, наконец, Майсурский дворец. Ага, красивый. Ага, архитектура. Но бесит, что туда надо разуваться. И, разувшись, идти туда и оттуда по дороге с песком и цементом. Вот представьте, что в Эрмитаж нужно разуваться. И обувь оставлять под аркой Главного штаба. И через площадь идти в носках. Супер. Но зато во дворе там настоящие верблюды и слоны!!! и еще какие-то животные. Мангусты, что ли? а обезьянки были на горе, да.

Ну вот, в общем-то и всё. Потом мы очень долго ехали домой. Но знаете, какое самое сильное впечатление сегодняшнее? Когда мы пробирались уже в темноте, по пробкам, вместе с грузовиками и гигантскими автобусами, между ними лавировали и мотоциклисты, и среди них была одна молодая женщина, а у неё на подножке стояла маленькая девочка, с головой накрытая халатом. Из под халата только торчали маленькие ручки, и они крепко прижимались к женщине.   И поясок от халата связывал их вместе. И эта женщина (совсем ещё молодая. Как та 19-летняя девочка, которую на прошлой неделе насмерть переехал автобус, когда она объезжала кучу мусора на обочине) лавировала в темноте, между автобусами и грузовиками. И было очень страшно.