October 8th, 2010

Прощание

Индийские коллеги нашли мой линкд-иновский профиль (возможно, что-то ещё), и вызнали про музыкальный бекграунд. В результате вместо презентаций про EMF и TDD потребовали прочитать лекцию о ладе, тональности, и о том, что вообще превращает немузыкальные звуки в музыкальные. А сегодня после прощального обеда, на который гостеприимные коллеги вывезли меня в The Royale Senate, заставили петь. "Щас спою", ага. Как это всегда бывает, когда неожиданно просят спеть, забываешь все песни; а в тех, которые помнишь, забываешь все слова. Это я к тому, что если вам вдруг покажут запись "Дороженьки" или "Мы не все вернёмся из полёта" с совершенно немыслимым текстом, то сильно не бейте. Нет, я правда пытался отбрехаться, сказав, что могу петь только под фортепиано или под гитару. Но когда они с готовностью побежали за гитарой, я вспомнил, что не умею на ней играть, и решил, что лучше так.

Collapse )

Отель мысленно со мной распрощался уже вчера: ключ-карточка размагнитилась и не пускала меня в номер. А охранники на входе последние два дня решили не просвечивать мой рюкзак рентгентом. Видимо, за месяц уже наизусть выучили, что там лежит. Несколько дней назад в номер принесли фирменные тапочки -- "после ужина горчица". Или они хотели предложить мне увезти их с собой?

До выхода осталось пять часов. Нужно попробовать чуть-чуть выспаться и, самое главное, упаковать вещи, которые кучами сложены по всем углам. По предварительным оценкам (под кроватью имеются весы) у меня перевес где-то на 10 килограммов. Кажется, за каждый лишний килограмм нужно платить 20 евро. Чтоб этого избежать, я отправил несколько вещей самому себе внутренней служебной почтой. Что-то, возможно, удастся переложить в ручную кладь. Ни бронзовые слоны, ни старые книги, ни железный таксомоторный счётчик, ни полицейская бляха, конечно, ношу не облегчают.