December 11th, 2011

Päivä nro. 1

Гугл выдаёт теперь рекламу на тайском языке. Очень красиво, хотя и непонятно. Например, вот так:
เบราว์เซอร์ Chrome - www.google.co.th/chrome - เบราว์เซอร์ด้วยการออกแบบเรียบ และง่ายต่อการใช้ ดาวน์โหลดเดี๋ยวนี้

Дорога была довольно долгой, хотя и не скажу, что утомительной. Но с изюминкой. Например, на третьем часу полёта, когда нам раздали заполнять миграционные карточки, и мы обнаружили там графу "Номер визы", нас, как громом ударило: "Ведь у нас же нет тайской визы!!!" Утешили себя тем, что, вроде бы, слышали, что в Тайланде практикуется такой вариант получения визы, как "виза по прибытии".

К четвёртому часу полёта всем вокруг нас раздали обеды, несколько раз разнесли булочки и даже кофе, а у нас и ещё пары человек столы оставались пустыми. А ведь перед полётом мы ещё два часа болтались в аэропорту. А ещё до этого за час встречались с Димой, который нас отвёз, а до этого показали ему какие цветы у нас дома поливать, а потом герметично заклеивали все двери в комнаты плёнкой, чтобы из зоны ремонта не пробивалась цементная пыль. Короче говоря, мы были голодны, как сто китайцев. Видимо, это было написано у нас на лицах, поскольку стюардесса, в очередной раз пробегая мимо, поинтересовалась: "Вы, что ли, обеда ждёте?". "Да!-- отвечали мы,-- дайте нам наш обед!". "Сейчас",-- ответила она и скрылась ещё на полчаса. Затем пришёл стюард-мужчина, и ещё раз уточнив, ждём ли мы обед, выдал нам желаемое. Очень странный порядок. Видимо, это из-за того, что обед полагался не всем, а только тем, кто за него платил. А кто платил дополнительно, тем полагался ещё и обед по выбору. Поэтому у них была такая путаница, вместо того, чтобы, как обычно, с телегой проехать и всем подряд раздать. Но, тем не менее, всё было очень вкусно. А вот нашим соседям мясного обеда уже не хватило, и им выдали рыбу. Если б сперва обслужили их, а потом нас, то было бы нехорошо, ибо у нас на рыбу аллергия.

— Интересно, почему мы дома, когда пьём кофе, всегда сперва сахар в пустую чашку кладём, а потом кипятком заливаем, а здесь наоборот.
— Дома мы так делаем, поскольку так проще. Но вообще-то это дурной тон. И если мы подадим стюардессе для кофе чашку, в которую уже насыпан сахар, она нас на смех подымет.
— Да, и ещё, того и гляди, с самолёта высадит.

Впереди нас сидит маленький финский мальчик с родителями. Его папа в профиль похож на Алексея Навального. Мальчик со мной заигрывал: выглядывал одним глазом из-за спинки своего сидения, а увидев, что я его заметил, прятался обратно. Потом опять потихоньку высовывал один глаз. И так далее. Когда позже мы с ним случайно столкнулись в проходе, то оба уже улыбались до ушей. Сейчас перед мальчиком раскрыта тетрадь с мумми-троллями на обложке, и он старательно выводит на первой открытой странице: "Päivä nro. 1" ("День номер 1"), а дальше подробно излагает, как их привезли на такси в аэропорт, как они проходили контроль, как в самолёте он смотрел на своём личном телевизоре, встроенном в спинку впереди стоящего сидения, мультик про автомобильчики, а потом читал Aku Ankku (комиксы "Утиные истории"). Время от времени он вспоминает ещё какие-то подробности и вписывает их между строчек.



Ночь. Все пассажиры спят. Правда, один из них -- финский мальчик -- спит не как все, откинувшись на спинку, а уткнувшись носом в подушку, лежащую на столе. На наших финских часах — три часа ночи. И вдруг врубают свет и начинают развозить завтрак. По-тайски — восемь утра. Скоро прилетаем. Ну как скоро. Ещё через два с половиной часа. Но надо же и позавтракать успеть, и привести себя в товарный вид.

Тайские пограничники представлялись по фильму "Бангкок - Хилтон" суровыми и подозрительными. Заняв очередь на паспортный контроль, мы одновременно метнулись к столу с табличкой "Виза по прибытии", заполнили анкеты и споткнулись о пункт "Фото". Требовалось приложить личную фотокарточку, которой у нас с собой не оказалось (что нетипично, поскольку обычно в разных потайных кормашках мы оба носим своё и друг друга фото -- на всякий случай). Девушка-пограничница, гулявшая по залу и управлявшая очередью, на мой вопрос, что делать, сказала: "Ой! Как? У вас нет фото?!!! Обратитесь сотруднику миграционной полиции". Впрочем, она при этом была весьма любезна и источала улыбку, чем сломала заготовленный стереотип. Беда была в том, что сотрудник миграционной полиции отошёл "на минутку" и отсутствовал уже довольно долго. Однако в результате он, всё же, вернулся, и мы наблюдали, как наши предшественники по очереди подают ему заполненную анкету с фотографией, платят тысячу местных денежных единиц, и получают штамп с визой в паспорте. Напряжение нарастало, но когда подошла наша очередь, сотрудник миграционной полиции сказал: "А вам не нужна виза". Он ещё что-то объяснял на тайглише, и я не очень понял, почему она нам не нужна: то ли из-за того, что у нас русское гражданство, то ли благодаря финскому виду на жительство. И таки да: нас пропустили без визы, хотя и попортили наши паспорта, прикрепив к ним степлером наши миграционные карточки.

Из аэропорта Краби -- ещё три часа на автобусике к восточному побережью, в Кханум. И если в аэропорту мы сразу почувствовали близость экватора -- при выходе из самолёта нас обдал горячий ветер! -- то чем дальше мы ехали, тем погода становилась всё скучнее. В конце дороги вообще полил дождь. По дороге наш фургончик сделал остановку, и мы выпили кофе со льдом -- никогда раньше такого не пробовал.



Несмотря на дождь,-- вернее, это, конечно, дождик, а не дождь,-- воздух вокруг всё равно жаркий. Вода в море ещё теплее воздуха! Волны большие, висит красный флаг. Распорядитель в отеле сказал, что такая погода обещана на три дня, из которых сегодня уже второй.

В отеле всех приехавших усадили за столики в холле, и пока занимались оформлением наших документов, всем гостям выдали кокос со срезанной крышкой и вставленной соломинкой и ложкой. Через соломинку выпивается сок-молоко, а ложкой потом из внутренностей соскребается мякоть. Вообще-то, я не любитель кокосов (наверное, это реакция на батончики "Баунти", попробованные двадцать лет назад), но такое лакомство оказалось очень приятным. А через окошко мы видели, как один из служителей отеля возвращается из кокосовой рощи с полным тазом свежих кокосов.

Наше место восхитительное! Наш отель в нём -- единственный очаг цивилизации. Он стоит прямо на берегу моря, а в обе стороны по пещанному пляжу идут совершенно не-туристические территории. Пальмовые рощи, со стволами под 45 градусов наклонившимися в сторону моря; частные хозяйства с длинношеими курами и маленькими обезьянами; с всякими сакральными артефактами и полусгнившими лодками.