December 14th, 2011

Vecherom sinim

Партитурная вёрстка

Хочу задать вопрос дирижёрам.

Вам как больше нравится, когда вступления оркестровых групп в партитуре подогнаны под начало новой системы (страницы)? Или когда они происходят в середине системы?

С точки зрения красоты и компактности набора мне, разумеется, больше нравится второй вариант. Вот тебе отдельная система с деревянными. Вот следующая со струнными. Глядишь, и на страницу две-три системы таким образом войдут. Но я подозреваю, что для дирижёра такой тип вёрстки представляет определённое неудобство (Я, конечно, не имею в виду тех дирижёров, которым всё равно -- я спрашивал, есть и такие). Потому что ему с высоты своего полёта может не быть видно название инструментов, выписанное в боковиках. И он видит, что в прошлой системе играло пять инструментов, и в этой пять, и в следующей пять. И для того, чтоб увидеть, что это не те же самые инструменты, а уже совсем другие, ему нужно предварительно обвести все вступления красным карандашом. Или этим же карандашом надписать в нотах "Archi!!!" или "Fiati!!!". Зато если вступление новой группы происходит в середине системы, то это очень хорошо видно с любого расстояния. Вот играли вверху партитуры, а снизу были паузы -- значит, деревяшки; вот теперь сверху паузы, а снизу играют -- значит, струнные. Но для редактора, готовящего такую партитуру к печати, такой вариант -- что сидеть на стуле одной ягодицей. Всё время хочется какого-то сдвига. И приходится делать над собой усилие, чтобы так и оставить (или, ещё того хуже, специально подогнать именно к такому варианту). Так вот, дирижёры: надо ли вам это? оправданы ли мучения нотоводов?

Примерно похожие вещи происходят в хоровых партитурах. Хотя там нет групп, и, как правило, эпизодически молчащую партию не выбрасывают из системы. (Кстати! Я знаю, что некоторые оркестровые дирижёры хотели бы, чтоб этому же принципу следовали и в симфонических партитурах. Тогда каждый инструмент всегда находился бы в своём месте страницы, и видеть его название вообще не было бы нужды. Я могу понять такое желание, но на это пойти никак не могу, нет.) Так вот, хоровую партитуру подгонять под вступления определённых партий повода нет. Но есть соблазн подгонять её под, скажем, стихотворный текст. Или элементы формообразования. Например, как прекрасно, когда каждая система партитуры соответствует новой стихотворной строчке. Или новому периоду. Системы по восемь тактов. Всё сразу получается квадратное и красивое. Но здесь таится даже больше проблем, чем с оркестровыми партитурами. Во-первых, восемь тактов (а именно под такое количество чаще всего хочется подогнать вёрстку) чаще всего в одну систему не помещаются. Помещаются шесть или семь. И вот, редактор начинает мучать себя и партитуру. Либо запихивать-таки эти несчастные восемь тактов, так что получаются сельди в бочке. Либо разбивать их по две системы, так, чтоб, если уж не получается сделать вёрстку, где система соответствует периоду, то хотя бы эти периоды всегда начинались с новой строчки. В этом случае ноты получаются жидкие и редкие, как в букваре. Или уменьшает раштр, чтобы желанные восемь тактов поместились в систему свободно. При этом ноты становятся мелкими, и читать их гораздо сложнее. Но главная-то проблема заключается вот, в чём. Каждая система в результате становится очень похожа на предыдущую и на следующую. (Потому что стихотворные строчки часто соответствуют похожему музыкальному материалу, с незначительными вариациями.) И глазу очень легко случайно перескочить с одной системы на другую. Получается тот же эффект, что при "коридорах" в текстовой вёрстке, когда в соседних строчках оказываются слова одинаковой длины и, следовательно, пробелы между ними совпадают, и глаз через эти пробелы перескакивает с одной строки на другую. Этого эффекта специально избегают, выискивая "коридоры" в корректуре. Кроме того, избегают вёрстки текста, при которой соседние строки начинаются с одинаковых или похожих слов. Следовательно, и в хоровой вёрстке нужно избегать совпадения формообразующих элементов (или строф текста) с партитурными системами, а стараться смещать все начала по отношению к аналогичным началам в предыдущих системах. И правда: мы же не верстаем абзац текста так, чтоб каждая фраза начиналась с новой строчки. (Это я себя самого пытаюсь убеждать, да.)

Тай-тай, налетай

Шум моря под окном к утру сквозь сон воспринимается так, как будто это снегоуборочная машина (или мусорная, или погрузчик, или экскаватор) приехала и долго-долго не уезжает.

В понедельник ходили в соседнюю деревню. Купили волостых фруктов и оладушек на палочке. Вкусно!

Тайцы такие же приветливые и дружелюбные, как индийцы. Здороваются на улице, улыбаются. Предлагают сфотографировать их. Финны, даже когда с ними десять лет работаешь, столкнувшись нос к носу в коридоре умудряются не отвечать на приветствие (я уж не жду, что сами первые поздороваются).

Очень нравится, что здесь пальмы с кокосами и бананами растут кругом просто так. В отличие, скажем от черноморского побережья, где "у нас 117 видов тропических ратений", и каждое — как экспонат. Экспонаты это самое ужасное на свете. А здесь всё это вокруг, как трава. Как нечто само собой разумеющееся.

Сегодня был солнечный день. Купались в волнах. Кроме нас — никто. Только навальноподобный папа учил своего финского мальчика плавать — но в бассейне, конечно.

Завтра поедем смотреть, что тут за рынок.