March 29th, 2012

now

Киров, первый день

На вокзале в Кирове нас встретили очень милые женщины и вручили каждому по цветку. В дальнейшем мнения нашей группы в оценке этого события разделились. Часть из нас сказала: «Зачем они принесли эти дурацкие цветы? И куда нам их деть?», когда другая часть, не столь избалованная, посчитала, что приношение цветов было очень трогательным и приятным, и что нас встретили очень тепло, и это, вероятно, произвело впечатление на Оксану Анатольевну.



Самое популярное название в Кирове — это «Родина». Гостиница «Родина».



Автошкола «Родина», действующая уже 85 лет!



Бассейн «Родина».



Хоккейный клуб «Родина».



На занятия последнего открывался шикарный вид из окна нашего номера.



Можно целый день у окна провести.



И никуда больше не ходить.



Сидеть и любоваться.



Но надо идти. Высокодуховный ptscholkin ведёт вперёд.



Не замечая окружающей нас красоты.



Едем в гости к хору мальчиков «Орлята». Несколько мальчиков из кандидатского хора сопровождают нас в автобусе.



Если прислушаться, то можно заметить, что дорогою весёлые мальчики ведут между собою высокодуховные разговоры:
— У тебя жопа толстая.
— А у тебя говно жидкое.
— А у тебя твёрдое.
— А у тебя вонючее.
Их фантазия нескончаема.

Однако сегодня они петь не будут. Сегодня встреча выпускников хора. То есть тех, кто был такими же мальчиками десять, двадцать, сорок пять лет назад. За эти годы они помудрели и выучили много других слов. Они выступали группами и по одному. И выступления, и слова их, и песни их были настолько искренними и пронзающими в самое сердце, что прослезились абсолютно все, даже ваш циничный автор.

Петербургская делегация в ожидании фуршета.



Юбиляр проводит экскурсию по музею хора, с восторгом рассказывая об истории каждого экспоната.



Вилен Евсеевич Кремов находит несколько минут, чтобы пообщаться с каждым из гостей. Подойдя к нашей группе, он обращается к ptscholkinу:
— Это твои коллеги?
— Да. Это Юля, сольфеджистка. Это...
— О, я тоже в совершенстве знаю сольфеджио. Я могу каждого научить сольфеджио. Я так люблю сольфеджио!.. [3 мин. вырезано]
— Вилен Евсеевич. Вот вы отмечаете 55 лет вашей творческой деятельности, из которых 45 это хор. А ещё десять это что?
— Значит так. Дело в том, что я шесть лет служил в армии. В восемнадцать лет я не знал даже нот. Потому что я житель блокадного Ленинграда. Меня Киров принял. Но Киров для меня тоже родной город, потому что здесь я получил всё, что я мог получить. Я Заслуженный работник культуры России, Заслуженный деятель Всероссийского музыкального общества, Отличник просвещения, я награждён медалью и орденом «За заслуги перед отечеством» II степени... [3 мин. вырезано] Меня считают здесь папой вокально-хорового искусства города...
— Справедливо считают. Шесть лет армии. А четыре года где?
— Когда я пришёл из армии, я поступил в музыкальное училище. Перед армией. Дело в том, что я всю жизнь пою. Всю жизнь пою. И когда я в прошлом году участвовал в конкурсе, очень большом, и там было двадцать пять мужиков. А лауреата присвоили мне. Я пел Чайковского «Средь шумного бала» и пел Гурилёва «Песню ямщика». А вообще я очень много знаю музыки... [6 мин. вырезано]

Усталые, но взволнованные событием, возвращаемся домой — в Grand Hotel «Родина». Смотрим в окно, а дети всё ещё тренеруются — уже при искусственном освещении.



Завтра в полдень нас поведут в художественный музей им. Васнецовых, а в пять -- на концерт хоровых коллективов города.
now

Второй день в Кирове

Сегодня хоккеисты за окном начали стучать клюшками в восемь утра. За ночь только успели заново залить и укатать стадион.

По дороге к художественному музею имени Васнецовых мы имели возможность слегка обозреть город. Если не обращать внимания на новостройки, то он слегка напомнил мне венгерскую Калочу. Но в русском варианте. В городе довольно много очень старых деревянных домов.



Старину здесь вообще ценят.



На гербе Кирова изображена белка и свисток.



Провода цепляют к столбам с помощью металлических хомутиков.



Вообще, рядом с нами оказался троллейбусный парк. Жаль только, посетить его нам не удастся.

Одна из самых популярных табличек на стенах домов -- про «сход снега».





Здесь на Театральной площади есть Кировский театр. Странно, но его ещё не переименовали в Мариинский. Это какая-то параллельная реальность.



В музее Васнецовых нас встретила ватага юных хореографов.



Одна хореограф находилась в валенках.



Но затмил наше воображение живой Дед Мороз.



Экспозиция музея любопытная. Вот баян почтой из личных вещей партизана Боснюка художника Е.Честнякова.



Остальное показывать не буду, ибо тогда отобью аудиторию у музея. После музея нас сразу повезли в Кировский областной колледж музыкального искусства, знакомый мне прежде по спичечной этикетке, но сейчас не показавшийся похожим на это изображение.



В колледже мы провели остаток дня, посетив мастер-класс и концерт. Главное, что мы почерпнули, был Хоровой устав, вывешенный на стенке в классе. Лишь один его пункт вызвал моё несогласие: я бы не стал запрещать целование нот.



В концерте прослушали 29 песен из уст 20 хоровых коллективов и сольных исполнителей. Между прочим, в рядах одного из хоров мы узнали вчерашних соседей по автобусу. Со сцены они произносили более благопристойные тексты. Что-то о том, что хотят быть «плечистым, как епископ».



Слушали, постановили.



Завтра предстоит самая важная часть нашей поездки, которая во многом зависит от удачи. Пожелайте нам её.