November 18th, 2014

2001

Имена на фасаде

На фризе главного фасада Капеллы — семь имён: Разумовский, Ломакин, Львов, Бортнянский, Глинка, Турчанинов, Потулов. Среди них есть известные, есть не очень.

Уместным образом Бортнянский занимает центральное место в этом списке. Он является воспитанником и директором Капеллы, поднявшим её на небывалую высоту.

Слева от него — другой директор, Львов. Было двое Львовых, отец и сын, оба по очереди занимали директорское место. Вне всякого сомнения, повод для нанесения фамилии на фасад подал сын — именно он известен, как автор «народного» гимна Боже, Царя храни.

Левее Львова — Ломакин. Он проработал в Капелле 13 лет, в директорство Львова, в соавторстве с которым составил сборник гармонизаций церковного обихода, что означало прорыв в церковно-певческом деле того времени. На эту работу он убил десять лет, за это время потерял совершенно способность творчески мыслить, получил истощение, испортил зрение. В результате Львов приписал всю заслугу себе, зажал гонорар (выплатил его лишь в день смерти), да ещё и препятствовал, когда Ломакину собирались давать орден.

Справа от Бортнянского — Глинка, чьё имя Капелла носила с 1954 года, а в 1990-е потихоньку об этом решила забыть. И справедливо. Глинка едва проработал в Капелле два года, страшно тяготился этой работой, прогуливал её. В школе учат легендам о том, как Глинку гнобил Львов, но, сдаётся мне, это всё досужий вымысел. Львов, наоборот, готов был пылинки с Глинки сдувать, чуть ли не на коленях упрашивал его, чтоб тот ну хоть раз в неделю вышел на работу, ну хоть до весны бы доработал, и так далее.

На правом конце фриза самые малоизвестные имена: Пётр Иванович Турчанинов (1779–1836) и Николай Михайлович Потулов (1810–1878), церковные композиторы-регенты. О них я ничего не знаю — даже их степень вовлечённости в дела Капеллы.

А вот самое первое имя, Разумовский, принято считать указывающим на графа Алексея Григорьевича, фаворита императрицы Елизаветы Петровны, очаровавшего ея прямо из стройных хоровых рядов.

Однако у меня появилось сомнение в обоснованности этой версии. Учитывая такое количество церковных деятелей среди названных имён, да и самою церковную природу Придворной певческой капеллы, очень вероятно, что фамилия Разумовский указывает на протоиерея Дмитрия Васильевича Разумовского (1818–1889), автора эпохального труда Церковное пение в России (охватывающего также и время господства Капеллы) и профессора соответствующей кафедры Московской консерватории.

Было бы любопытно узнать о возникновении этого списка имён и реальном замысле автора.

Очень может быть, что, как и в случае со Львовыми, фамилия Разумовский тоже может трактоваться неоднозначно, и, более того, указывать на двойственную сущность Капеллы — светскую и духовную.