June 17th, 2018

Воскресенье

Сегодня вынес на помойку новогоднюю ёлку. В принципе, можно было ещё немного подождать, и она бы снова пригодилась. Но она довольно сильно осыпалась, так что лучше ближе к делу новую купим.

Заодно починил полку на балконе. Несколько лет назад на неё упал горшок с цветком, подвешенный к потолку. Не знаю, как он умудрился упасть, но упал. И уголки, державшие полку, от удара прогнулись вниз. Тогда я добавил третий уголок со второй стороны полки, и она несколько лет держалась, но теперь стала прогибаться от старости. Пришлось добавить четвёртый уголок и перевернуть полку прогибавшейся стороной кверху.

Но вообще весь день ушёл на синхронизацию резервных копий с архивами. Я стараюсь делать это каждое воскресенье, так что, в принципе, обычно в резервную копию добавляется лишь та работа, что сделана в течение этой недели. (И если что-то случится, то тоже пропадёт работа, максимум, одной недели.) Ситуация усложняется, когда изменяется структура архива. Например, не всегда находится время рассортировать фотографии, вынутые из камеры, и они оказываются просто в одной папке. И эта же папка копируется в ближайшее воскресенье на backup-диск. А когда появляется время, тысячи фотографий из этой папки перекладываются по темам, датам и по копиям (если я переснимаю газетные статьи, книжные страницы или документы в архиве, то делаю по две копии каждой страницы — на всякий случай. Соответственно, все «вторые копии» должны быть сложены отдельно). Кроме того, с фотоаппарата (и с телефона) вместе с фотографиями приходят и видео-фрагменты. Их нужно перенести на отдельный диск для видео. И то же самое повторить на бэкап-диске. И несмотря на то, что я пользуюсь специальными удобными программами (Beyond Compare и Easy Duplicate Finder), всё равно вдумчивая синхронизация отнимает довольно много времени.

Чтобы не считать день совсем пропавшим зря, сделал три страницы партитуры Бородина. Ровно столько, чтобы дойти до исправлений в рукописи. Как я уже говорил, мы делаем критическое издание. Это значит, что в нём должны быть отражены и откомментированы этапы работы автора над произведением. В то же самое время, это издание решено было сделать пригодным для исполнения. То есть загромождать основной текст лишними пометами не следует. Научные редакторы решили дать «основной текст» и приложения. В качестве основного текста они обещали выбрать тот вариант, который они посчитают нужным. Ну, на то они и научные. Для этого было велено набрать начерно по рукописи всё, что в ней есть, включая зачёркнутое. Затем, сказали редакторы, мы будем смотреть, слушать набор (в механической озвучке) и скажем, что из набранного оставить, а что убрать. Год назад мы предоставили такой черновой набор (его сделала Юля, и я начерно сверстал — без каких-либо штрихов). Прошёл год, и теперь мне сказали: ну а теперь давайте штрихи. Как? а как же «что оставить, а что убрать»? Не хочется навешивать штрихи на то, что будет потом удалено. Ну или вот, на третьей же странице рукописи Бородин переносит удар литавр с первой доли на вторую. И что мне с ним делать в наборе? Ставить на обе доли?