September 6th, 2018

Четверг

Пытался вникнуть в текст одного исследования, важного для меня. И несколько раз встретил одну фигуру речи, которая меня несколько смутила. Собственно, она довольно часто используется в научных публикациях, и я всегда о неё спотыкаюсь. Фигура такая:

«Исследователь А обнаружил в архиве Б рукопись В».

Мои претензии относятся к слову «обнаружил». Это слово подразумевает некое открытие. Но по сути это открытие сводится к нахождению некоего документа в каталоге архива. Получается, как в песне Юлия Кима: «Я недавно сделал открытие: открыл я недавно словарь...»

То есть я могу в своём личном дневнике написать, что я обнаружил в библиотеке книгу Локшина о Капелле. Потому что никогда раньше об этой книге не слышал, а тут её обнаружил. Но это открытие для меня лично. На открытие для общественности оно не тянет. Открытием для общественности станет, если я проведу сравнение книги Локшина с книгой Музалевского и обнаружу, что их оценки определённых событий в жизни Капеллы совершенно противоположны. Или что сочинения, приписываемые перу А.В.Александрова, на самом деле принадлежат А.Ф.Львову. Или что среди бумаг, обозначенных в описи архива, как бухгалтерская документация, затесалась рукопись партитуры Бортнянского, которую все считали утраченной. Ну вот тогда — вроде как обнаружил. А иначе — просто взял посмотреть.