October 14th, 2018

Воскресенье (ноты)

Утром съездили забрали комод с пеленальным столиком для собирающегося через месяц родиться внука Германа. Комод солидный, я бы тоже от такого не отказался, но я, к сожалению, уже родился. Теперь, главное, провезти его через границу, а то он занимает все внутренности машины, не оставляя места для случайных пассажиров.

***

В истории с куплетами я вынужден признать себя побеждённым. Напомню, что речь шла о выборе способа, которым мы будем печатать слова в песнях с большим количеством куплетов. Я настаивал на том, чтобы все куплеты выписывать под нотами, а издательство — чтобы под нотами было не больше трёх куплетов, а остальные слова — отдельно, после нот каждой песни.

Издательство применило очень элегантный ход. Оно убедило всех, что нужно напечатать во всех песнях не только русский текст, но и слова на оригинальном языке. А большинство песен с куплетами — иностранные, так что это относится именно к ним. Ну и, понятное дело, что на двух языках все куплеты под нотами уже не выпишешь, поскольку шесть строчек текста превратятся в 12, а семь в 14. А на такое даже я не готов согласиться. Так что придётся 150-страничный сборник переделывать. (Соболезнования принимаются.)

Отдельная история это как они собираются печатать этот сборник. К бабке не ходи, печатать они его будут в собственном подвале. Это значит, что весь блок разобьют на тетрадки, тетрадки посадят на скрепки, а между собой склеят на клей-машине. Это значит, что сборник развалится уже при втором использовании. Внешние листы тетрадок останутся на клею, а внутренние вырвут скрепку и вывалятся. Шить тетрадки нитками никто не будет; печатать на офсете никто не будет; твёрдый переплёт делать никто не будет. (Соболезнования принимаются и передаются автору — Надежде Семёновне.)

***

Обсуждали с С.Плешаком , как лучше записать нотами его новое сочинение. Вернее, не совсем нотами. Он собирается отправить партитуру на конкурс, о котором известно, что там ценится ненотная запись. А тут как раз случай представился. В результате я предложил взять за образец нотацию хаотичного шёпота из Перезвонов Гаврилина, и мы сделали нечто в том же духе:



Автор счастлив; надеюсь, жюри будет тоже.