November 14th, 2018

Последнее исполнение Всенощной

Помните, я показывал вам письмо М.Г.Климова, где он слёзно умолял государство выделить Капелле денег на одёжку и обувку детям, отправлявшимся в заграничные гастроли, объясняя, что им не то, что выступать, а и ходить не в чем? «Имеющееся на воспитанниках обмундирование не может быть признано годным не только для концертных выступлений на эстраде за границей, но даже и в обыденной жизни». И Ленсовет ходатайство это отклонил. Причём Климов отправил прошение 1 декабря 1927, ровно за месяц до отъезда на гастроли. А ответ с отказом датирован 23 декабря — то есть уже почти за неделю до отъезда.

Прождав и не получив ответа в течение 12 дней и догадываясь, что ответ положительным не будет, в отчаянии Климов придумывает следующее: организовать концерт, сбор от которого пойдёт на покупку одежды и обуви детям. И этим концертом стало последнее исполнение Всенощной Рахманинова в СССР на следующие пятьдесят с лишним лет.


Оригинал хранится в ЦГАЛИ СПб


«Закрытый вечер, без афиш и без объявлений»! Разумеется — Всенощную объявлять уже нельзя. И удивительно, что разрешение цензора получено.

На концерт продано всего 256 билетов по цене от 1,50 до 3,00 руб. Выручка составила 483 рубля. Это четверть капелльского зала. Но и четверть зала — удивительно, как можно наполнить без афиш и без объявлений. Для сравнения: на премьеру оратории Онеггера Царь Давид в сентябре того же года по городу было расклеено 575 афиш!

Хотя сумма выручки оказалась вдвое меньше той суммы, которую Климов просил у Ленгорисполкома, тем не менее, судя по фото, «обмундирование» детям всё-таки купили. Причём сделали это в недельный срок между концертом 25 декабря и отъездом на гастроли 1 января.


Январь 1928. Хор Капеллы в Берлине. Фото из архива семьи Кудрявцевых-Муриных


Надо сказать, что отдать сбор от концерта на детские нужды для Капеллы было не новым. Всем тем громким премьерам Капеллы Климова тех лет, о которых до нас сохранились сведения благодаря популярным рекламным книжкам — Пещное действо Кастальского, Царь Давид Онеггера, Песни Украины и Белоруссии, Песни Востока, Реквием Верди, Жизнь Месснера, Свадебка Стравинского, Страсти Баха, Царь Эдип Стравинского, всем им предшествовало аналогичное письмо с просьбой о разрешении концерта — в пользу школы Капеллы (или интерната Капеллы, что в то время было практически одно и то же).


ЦГАЛИ СПб



ЦГАЛИ СПб


Разумеется, сегодня сложно представить себе Капеллу, отдающую сбор со своих концертов «школе Капеллы» или «интернату Капеллы». Счастье, что нет такой нужды. Но несчастье, что нет ни «школы Капеллы», ни «интерната Капеллы». По крайней мере — с точки зрения Капеллы. Да и нынешнее Хоровое училище уже старается забыть, что когда-то оно было «при Капелле». И уж совсем непостижимым сегодняшним учащимся и их педагогам кажется, что когда-то они были не «при» Капелле, а самой, что ни на есть, Капеллой.