September 15th, 2021

Среда, 15 сентября

Эту ночь (уже без родителей) Герман снова покашливал, но не так страшно, как позавчера. Видимо, антибиотик действует. Зато его вирус, судя по всему, передался нам с Юлей. Юля пытается бороться с ним при помощи таблеток бофуцина, а я — прикладываясь к фляжке с коньяком.

Александра научила Германа слову «какашка». Увидев муху, они наперебой рассказывают: «Пошла муха на базар и купила какашку», после чего хохочут до упаду.

Отправил статью про Д.Н.Ардентова двум людям, мнение которых мне важно — Вадиму Пчёлкину, который сможет посоветовать что-то по сути, и Сергею Лебедеву, который укажет на недостатки формы. Не дожидаясь их комментариев, отправил статью и составителю сборника, полагая, что сразу в печать её всё равно не отправят, и я смогу внести коррективы от всех троих.

Получил из Академии хорового искусства в Москве фотокопию своей статьи про «Два хоровых училища». Теперь я, по крайней мере, знаю номера страниц и могу на неё ссылаться. Конечно, хотелось бы получить экземпляр, но Москва как-то совсем не по дороге. Впрочем, получил приглашение принять участие в праздновании 30-летия Академии в декабре. Возможно, это и будет случаем, чтобы забрать экземпляр этого сборника, а также две других публикации. Лучше не дожидаться того момента, когда их накопится столько, что с их весом не пустят в самолёт.

Написал Дмитрий Стефанович с вопросом, нет ли у меня книг Музалевского о Капелле и о Климове — чтобы освежить эту тему к его выступлению на Бражниковских чтениях в начале ноября в Петербургской консерватории. Книги эти у меня есть, но я подивился выбору автора. Музалевский это пропагандист, тексты которого состоят из политически ангажированных оценочных суждений. Кроме того, есть основания полагать, что именно он послужил спусковым крючком болезни Климова, свалившей его в постель в 1935, из которой он уже не вставал до самой смерти в 1937. (Вспомнился наш разговор с А.Л.Биркенгоф несколько лет назад. Я спросил, кто работал с детским хором, когда Климов заболел. Она сказала: «Вот я не помню… А почему он заболел? Он не заболел, его посадили, по-моему». Конечно, ожидать точного воспроизведения давних событий от человека, которому сто лет, не стоило. Но очень может быть, что его и посадили бы, если б не заболел.) В общем, порекомендовал я Дмитрию других авторов.

В конце дня из типографии сообщили, что в книге В.А.Чернушенко «корешковое поле слишком мало. Должно быть 15 мм, а там 9 мм». Я открыл файл и увидел ровно 15 мм. Что там у них с файлами произошло, непонятно, но разбираться будем уже завтра.