September 17th, 2021

Пятница 17 сентября

Сегодня день рождения мамы.

Очень сложно переключиться на другую задачу, когда справился с предыдущей. Статью про Ардентова я мурыжил три месяца, и это непростительно долго. Очередь ожидающих задач за это время основательно выросла. В БРЭ ждут две статьи о ныне живущих известных дирижёрах, и я плохо себе представляю, как к ним подступиться.

Пока у нас дети, мы питаемся их объедками. Холодильник ломится от кастрюлек, мисочек и тарелочек с недоедышами. На днях Юля с малышами набрали в лесу ягод и Юля испекла пирог. «Кто будет пирог?» — «Я! Я!» А потом понадкусили по одному кусочку и всё.

Когда мы переезжали, я давал себе зарок, что больше не куплю в дом ни одной книги. Потому что месяц сидел на таблетках и еле двигался — даже при том, что перевезти уже уложенные ящики с книгами нанял специальных спортивных чуваков. Но, тем не менее, прошёл ещё месяц — и удержаться не получается. Сегодня в кирпушнике взял ещё семь томов финского ежегодника «Рассказывает полиция» (Poliisi kertoo). Удивительным образом они заполнили дыры между теми шестью томами, которые у меня были собраны ранее, и теперь у меня подряд идут 1977–1989. Этот ежегодник выпускался с 1971 по 2015 год и содержит статьи о реальных расследованиях. Статьи сопровождаются фотографиями с мест преступления, архивными документами, изображениями техники того времени. Конечно, я не планирую собирать все 45 томов серии (плюс два спец. выпуска), но поскольку я повёрнут на 1970-х, то, конечно, первые тома хотел бы найти.

Получил из типографии файлы со спуском полос для книги В.А.Чернушенко с грозным предупреждением, что «ответственность за любые ошибки, допущенные в утвержденном макете, несет сторона, подтвердившая макет». Внимательно смотрел, но никаких ошибок, кроме одной потерявшейся тетрадки, не обнаружил. Тетрадку, видимо, будут искать уже только в понедельник. А я в очередной раз отметил, что современные типографии лишь эмулируют работу с традиционными форматами листа, а на деле печатают совсем на других. То есть, если мы, скажем, задаём традиционный формат 70×100 см в 1/16 долю листа, это значит, что для печати на типографской машине мы компонуем по 16 страничек размером 175×250 мм на листе (и столько же с обратной его стороны), полагая, что он будет сфальцован, разрезан и сшит, и в результате станет тетрадкой из 32 страниц. Ничего подобного! Типография принимает у нас спецификацию в таких терминах, но на деле использует какой-угодно формат листа. Например, 65×53 см. И раскладывает на нём четыре наших странички (и четыре с обратной стороны). При этом остаётся гигантское поле. В результате мы тратим почти вдвое больше бумаги, чем требуется, и половина идёт в обрезки. Интересно, кто за это платит?