Peter True Be Know (ptrue) wrote,
Peter True Be Know
ptrue

Category:

Концевые сноски

КОНЦЕВЫЕ СНОСКИ в изданиях мемуарного и эпистолярного жанра — это большое зло. Возникло оно не иначе, как от издательского бессилия. Разумеется, верстать подряд весь основной текст, а затем весь текст сносок гораздо проще, чем подвёрстывать к каждой странице. Об интересах читателя в этом случае никто не думает.
    Считается, что сноски всё равно никто не читает, поэтому и нечего им делать на одном пространстве с основным текстом. А между тем, примечания к письмам часто бывают не менее (а то и более) важные, нежели сами письма. И добросовестному заинтересованному читателю приходится отрываться от основного текста, лезть в конец книги, отыскивать страницу с примечаниями, а если нумерация сносок не сквозная, то ещё и отыскивать примечания нужного раздела, прочитывать сноску, затем возвращаться к основному тексту, зажатому пальцем, и читать дальше. А через слово (а в хороших изданиях сноски к материалу могут даваться и через слово!) опять идти в конец книги и искать новую сноску. Форменное издевательство.
    Я ещё могу понять, когда в виде концевых сносок оформляют ссылку на источники — обычную литературу и всякие там ЦГАЛИ, ГРММК, ТЛДМ, фонд, опись, единица хранения и так далее. Однако когда читатель видит в основном тексте цифру сноски, он не знает, что находится в самой сноске — ссылка на источник или важные сведения, касающиеся обстоятельств написания текста, причин, следствий и так далее. Так что читатель всё равно листает конец книги, чтоб прочитать примечание. А там видет вот это ТЛДМ, ГРММК, громко ругается и возвращается к основному тексту. Так что ссылки на источники тоже было бы гораздо удобнее размещать вместе с основным текстом. Так читатель сразу видел бы, что в сноске ничего существенного нет, и не отвлекался бы на неё.
    Другая возможная причина, по которой редакторы и составители упомянутых изданий размещают свои комментарии в концевых сносках, а не в постраничных, может заключаться в том, что они, редакторы, из скромности не хотят, чтобы их текст размещался рядом с основным текстом, который они комментируют и на который хотят обратить всё внимание читателя. На это смею возразить, что требуя от читателя постоянного листания в конец книги за каждой отдельной сноской, эти редакторы-составители, как раз наоборот, привлекают к своему тексту необоснованно большое внимание. Если же составители хотят проявить свою скромность, то им скорее следует обратить внимание на не вполне уместные ссылки на свою персону в заголовках, таких как «Письма к другу» или в перечислениях, как например «Симеонов, Кудрявцева, Юрлов, Минин, Атлантов, Китаенко, Дмитриев, Флярковский да и „аз есмь“».
    О, вспомнил ещё одну причину, по которой редакторы-составители помещают свои комментарии отдельно от основного текста. Дело в том, что в отчётах о своей научной работе они хотят упомянуть, что подготовили к печати «столько-то авторских листов» своей работы. И им гораздо проще подсчитать свои листы, если они идут отдельно от другого текста. Ну, ребята: не ленитесь, подсчитайте количество строчек в постраничных сносках, поделите на количество строк в листе, и получите свою отчётность.
Tags: books
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments