Peter True Be Know (ptrue) wrote,
Peter True Be Know
ptrue

Петербургские встречи

Петербург подарил мне сегодня четыре замечательных встречи.

Утром я был у Александры Александровны и Марка Дмитриевича Агронских. А. А. училась в Хоровом училище после войны (тогда — с фамилией Пожарская), когда ещё принимали девочек; а затем с 1960-х до 1990 была солисткой взрослой Капеллы. Женщина потрясающей красоты — внешней и внутренней. Благодарно хранящая воспоминания о Фёдоре Михайловиче Козлове и других капелльских однокашниках и коллегах. К сожалению, она не разделяет идею своего мужа о необходимости оформить эти воспоминания в виде документа, доступного массам. Однако готова делиться ими в личной беседе.

Александр Алексеевич Мурин и его супруга, скульптор Галина Васильевна, принимали меня в своей мастерской. А. А. учился в Хоровом училище двумя годами позже Александры Александровны, и его воспоминания несколько отличаются в деталях от её. Он, напротив, готов делиться ими со всеми желающими, поэтому выпустил книгу под названием Как очевидец, где собрал эссе о тех, с кем сводила его жизнь за прожитые 75 лет. Написал и о тех, кто жил задолго до него: о Бортнянском и Турчанинове, Львове и Ломакине. И мне не кажется преувеличением то, что он называет себя «очевидцем» событий, связанных с этими деятелями. Иногда и мне кажется, что я слышу шаги Глинки и скрип пера Бортнянского, не говоря о более поздних капелльских персонажах. Александр Алексеевич долго не хотел меня отпускать, а на дорогу завалил подарками. Так трогательно было наблюдать, как А.А. мечется по дому со словами: "Что же тебе подарить?", а я уже стою в дверях, держа на руках стопку из его книг, буклетов, фотографий, ксерокопий.

С Наталией Ивановной Прохоровой встречались на улице, сидя прямо в машине. Это тоже одна из девочек, учившихся в Капелле два девчачих послевоенных года. Сейчас она готовит очередной фортепианный сборник для учеников — её продукт пользуется спросом. У Наталии Ивановны свой метод работы, мне довольно сложно к нему приспособиться из-за компьютерных ограничений. Но я считаю, что автор не обязан вникать в эти заморочки, и должен чувствовать себя так, как будто ноты оформляются по мановению волшебной палочки. Кстати, это третий случай за последний месяц, когда мне говорят, что нужно делать ноты крупнее. Видимо, следует прислушаться.

В заключение дня я побывал на репетиции Хора мальчиков Петербурга, получив колоссальное удовольствие от работы своего друга, Вадима Александровича Пчёлкина, руководителя хора. Репертуар непростой, работа напряжённая. Когда в пении требовалась передышка, Вадик рассказывал какую-нибудь короткую историю. Не отвлечённую, а являющуюся яркой образной иллюстрацией к разучиваемой музыке. Настолько интересно мне было только на репетициях у Елизаветы Петровны Кудрявцевой и Фёдора Михайловича Козлова.
     В хоре я оказался в теноровой партии рядом с юношей Антоном, которого давно знаю по фотографиям, но лично познакомился с ним впервые. Первый час репетиции Антон безуспешно пытался залогиниться В Контакте через мобильник. Впрочем, не забывая петь. Было очень интересно наблюдать проявления процессов, происходивших в его голове. Закончили одно произведение, открыли следующую партитуру — а Антон сидит с предыдущей. Показываю ему глазами, что мы поём уже другую музыку. А он показывает последний такт предыдущей партитуры: "Я пытаюсь понять, почему здесь в последнем такте целая нота при размере две первых" — "Может быть, в начале был затакт?" Открываем начало — затакта нет.
     Тут я вспоминаю диалог с Борисом Герасимовым, сборник хоровой музыки которого мы сейчас готовим к изданию. Я: «В последнем такте, может быть, вместо целой дать бревис? Это было бы ближе к размеру 7/4. Не обязательно точно выписывать полную длительность такта, однако для заполнения целого такта в таких "длинных" размерах обычно пользуются бревисом, а не целой». Б.Г.: «Бревис в последнем такте вынудит дирижёра тянуть ноту слишком долго. Выписанная пауза в последнем такте плохо выглядит . У дирижёра здесь не возникнет затруднения. Я бы предпочёл оставить как есть». Пересказываю этот диалог Антону, он удовлетворяется. На всякий случай, уточняю: "Знаешь, что такое бревис?" — "Нет". Объясняю.
     В это время Вадим Александрович делает паузу и решает рассказать о дневниках. Дело в том, что в традиционной месячной декабрьской поездке по Европе каждый участник хора должен вести дневник. Затем дневники сдаются, проверяются, и за качество участникам начисляются баллы, которые в конце учебного года выливаются в различные поощрения. Кто-то подходит к затее формально. Кто-то с энтузиазмом. У кого-то весь дневник уместился на двух листах (которые, правда, нужно читать с микроскопом). "Антон исписал в своём дневнике триста страниц",— упоминает Вадим Александрович. "О чём же ты больше писал — о событиях или об ощущениях?", спрашиваю Антона. "И то, и другое". По всему видно обстоятельность Антона. Проходит ещё какое-то время репетиции, он находит в своей папке какую-то партитуру, выбирает место и показывает мне на целую ноту с палочками по бокам: "Это что значит?" — "Вот это и есть бревис".
     Принимаемся за следующее произведение — O fortuna. В ряду юношей раздаётся грохот. "Извините, у меня стул сломался",— оправдывается один юноша. Хор катается со смеха: мне объясняют, что на гастролях под этим юношей сломалось четыре стула. Вадим Александрович рассказывает про французский фильм Невезучие с Пьером Ришаром, где по сюжету требуется найти невезучего человека для решения некой проблемы. Для этого людей по очереди приглашали в помещение с двадцатью стульями, у одного из которых были подпилены ножки. Было загадано, что искомый человек из всех стульев сядет именно на этот. Что и произошло с персонажем Ришара. Невезучие. Поём O fortuna.
     После репетиции Вадик показывает мне на компьютере несколько видео-роликов, им самим сделанных. Один из них — про то, как хор исполнял гимн на хоккейном матче СКА — Динамо МСК. Я промолчу о том, что ролики замечательные. Понятно, что гениальный человек гениален во всём. Хочу только сказать, что я совершенно не в восторге от нынешнего гимна РФ. Но я готов его принять после того, как услышал его в их исполнении. Они сделали честь этому гимну тем, как его исполнили.

Tags: boychoir, movies, spb, Александр Алексеевич Мурин, Александра Агронская, Антон Чернышов, Борис Герасимов, Кудрявцева, Прохорова, Пчёлкин, Фёдор Михайлович Козлов, гимн
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments