Peter True Be Know (ptrue) wrote,
Peter True Be Know
ptrue

«Виновный»

Лайза Баллантайн. Виновный. 2013. [Lisa Ballantyne. The Guilty One. 2012.]



Это одна из самых сильных книг, которые я прочитал за последнее время. Хотел найти, что думают об этой книге другие, но нашёл лишь дурацкие аннотации вида «Адвокат расследует убийство ребёнка, в котором обвиняют 11-летнего мальчика, и это дело помогает ему понять события, произошедшие в его собственном детстве». И да, и нет. Мне кажется, если из двух сюжетных линий (то, что сейчас, и то, что давно) выбросить ту, что сейчас, то роман ничего не потеряет. Рассказ о маленьком гадёныше это лишь антураж. Я увидел, как вспомненные события прошлого помогают адвокату выбрать линию поведения сейчас, но не увидел, как нынешние события помогают ему разобраться в прошлом. Он разобрался в нём независимо от происходящего судебного процесса.

Чтение книги невозможно болезненное. Потому что уже из первой главы узнаёшь о том, что непоправимое случилось. И повествование лишь ведёт читателя к тому, почему и как оно случилось. Никакой надежды на исправление нет, поскольку это значило бы выход за рамки реалистичного жанра в сказку или фентези. Автор пытается создать иллюзию хеппи-энда, показывая, как меняется к прошлым событиям отношение героя, в конце концов приводя его к раскаянию. Определённую разрядку это даёт. Но не полностью. (Раскольников поплакал с Соней и отправился в ссылку, но зарубленную старуху это не вернёт.) Поэтому автор даёт хеппи-энд литературными средствами, мыслями возвращая в эпилоге главного героя в детство, когда непоправимое ещё не случилось. (Сравни концовки в фильмах Титаник или Искусственный интеллект.) Если бы это была сказка, то мы бы поняли, что всё последующее ему приснилось, что это был один из вариантов развития событий, а теперь он проснётся и сделает всё по-другому.

Одно стороннее наблюдение. Главный герой — мой ровесник, и невольно я пытался представить себя на его месте. Но безуспешно. Мне с лёгкостью удаётся ассоциировать себя с героями Гришковца, Крапивина, Каверина, Кассиля, Галявкина, даже Катаева и Гайдара. Видимо, здесь есть какой-то геокультурный барьер, за который сознанию не перейти. (Задумался насчёт Диккенса. А там этот барьер размыт? Не помню).
Tags: books
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments