Peter True Be Know (ptrue) wrote,
Peter True Be Know
ptrue

Чем я занимаюсь — Дракула

Один из самых частых среди задаваемых вопросов — «Как ты всё успеваешь?». По моим наблюдениям, порой его задают те, кто хотят тебя ещё чем-то нагрузить. Похвалой, содержащейся в вопросе, они вроде как подслащают пилюлю.

К сожалению, я успеваю далеко не всё, чего бы хотелось. И в дополнительных просьбах вынужден отказывать или ставить их в очень долгую очередь. Чтобы отказ выглядел аргументированным, расскажу, чем я тут вообще занимаюсь.

Каждый день кроме субботы и воскресенья я хожу на работу, которая у меня заканчивается в 16:00. От работы до дома ехать пять минут, ещё по пять минут — спуститься из офиса в гараж и дойти от парковки до квартиры. Ещё полчаса, если заехать по дороге в магазин. Ну, там, ещё туда-сюда. Короче, все дальнейшие дела дома я планирую с 17:00.

17:00–20:00
Первые три часа моего домашнего рабочего дня я занимаюсь вёрсткой клавира оперы «Дракула» шведского композитора Виктории Борисовой-Оллас. Мы работаем с Викторией много лет, и я привык к её музыке: она красивая, но масштабная и сложная. В ней обычно много дивизи струнных, тройной состав духовых, много ударных, арфа, рояль, орган. В опере, кроме того, куча поющих персонажей и восьмиголосный хор. На данный момент написана музыка первого акта, объём партитуры — чуть меньше 300 страниц формата А3 мелким раштром. Обычно Виктория сама набирает свою музыку в Finale, а мне остаётся только привести её к издательским стандартам. Автор прекрасно знает их и сама, но это большая работа, и заставлять её делать автора — нерационально. Обычно помимо приведения в порядок партитуры мне приходится извлекать оркестровые голоса. В случае с этим сочинением я ещё не приступал ни к форматированию партитуры, ни к извлечению голосов, поскольку первым делом требовалось изготовить клавир, чтобы певцы могли начать репетировать материал с концертмейстерами.

Мне нравится работать над клавиром. Это аранжировка наоборот. Ты берёшь оркестр и лишаешь его красок, передавая все линии фортепиано. Требуется творческий подход, чтобы при этом музыка осталась узнаваемой. Как я уже сказал, музыка сложная. В ней много пластов, игра тембров. Когда все пласты переданы фортепиано, иногда оказывается, что мы слышим лишь последовательность кластеров. Поэтому какие-то вещи приходится убирать совсем. Но даже при минимуме оставленного материала двух фортепианных строчек часто не хватает: приходится пользоваться двумя дополнительными эпизодическими строчками сверху и снизу, на которых выписывать те ноты, которые, может быть, концертмейстеру не обязательно исполнять, но о существовании которых желательно, чтобы певец знал. Мы с издательством рассматривали вариант переложения для двух фортепиано, который предложила автор, сославшись на Московскую консерваторию, где она училась и где обычная практика в дирижёрском классе использовать два рояля. В дирижёрском, но не в вокальном. И издательство рекомендовало воздержаться от этого подхода, поскольку вряд ли театр согласится оплачивать второго концертмейстера и помещения с двумя фортепиано для каждого певца. Поэтому выкручиваемся.

Сама аранжировка Первого акта у меня заняла три месяца — по те же самые три часа в день. Согласно моему плану каждый день за отведённые на эту работу три часа требовалось аранжировать шесть страниц партитуры. Когда рука набилась, часто удавалось справиться за два часа, и оставшееся время посвятить чему-то другому. Я рассчитывал, что вёрстка уже набранного мною же самим клавира пойдёт легче, чем аранжировка, поэтому запланировал на вёрстку по десять страниц партитуры в день на те же три часа. Но задача оказалась не менее, а, порой, более трудоёмкой. Расположить материал культурно — совсем непросто. Уложиться в меньшее количество времени удаётся очень редко.

Хотя работа связана с клавиром, в расчётах фигурируют партитурные страницы, поскольку это метрические данные, известные заранее, и их можно распределить по дням, исходя из сроков. Сроки жёсткие. Эту работу оговаривали за пять лет (!), поэтому двигать ничего уже нельзя. В конце сентября клавир Первого акта должен попасть в театр, а автор тем временем допишет следующую часть музыки, которая снова поступит ко мне в работу. После клавира нужно будет заниматься партитурой и партиями. Так что эти три часа в моём ежедневном графике неприкосновенны ещё пару лет.

37.82 КБ => 20.83 КБ

20:00-21:00
В это время мы обычно ужинаем. Таким образом, до конца дня остаётся ещё три часа, и о них я расскажу в следующих постах.
Tags: free_job, life, notovodstvo, vbo
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments