Peter True Be Know (ptrue) wrote,
Peter True Be Know
ptrue

Случай со светом в Капелле

Описывается начало 1896 года — через пару месяцев после того, как зал Капеллы отреставрировали после пожара и заново освятили.
Несколько дней тому назад имел случай послушать Императорскую капеллу. Она давала духовный концерт в память Львова (пелись все его сочинения). Такое исполнение мне привелось слышать в первый раз в жизни. Концерт давался в собственном концертном зале капеллы, огромном помещении в два этажа вроде театра. Нечего и говорить, что зала была наполнена без остатка (места были от 50 к. до 5 р.). Во время исполнения одного из номеров программы произошел курьезный инцидент. Несколько сот электрических лампочек, ярко освещавших наполненную публикой залу, вдруг погасли, и слушатели очутились в камере-обскуре (зала без окон, а двери, к тому же затворенные, выходят в темные коридоры). Начался было переполох. Достаточно было малейшего пустяка, напр., резкого стука или чьего-нибудь крика, и я уверен, что произошла бы паника со всеми своими последствиями в подобных случаях. К счастию, скоро на сцене показались несколько свечей, которые вызвали легкий смех в публике, так комичны были эти убого светившиеся вдали (на сцене) точки — после сотен электрических огней. Все успокоились, и минут через пять снова запылали все электрические люстры, и хор снова начал свое пение: «Господи во свете лица Твоего».., прерванное исчезновением электрического света как раз на этом слове «свет».
Цит. по: Ардашев П. Н. Петербургские отголоски // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1999. — С. 379—381. — [Т.] IX.

Забавно, что автор не заметил окон в зале — вероятно, из-за тёмного зимнего времени года. Летом сквозь эти окна в зал пробивается яркий свет, даже при вечерних концертах. Это те самые окна, о битье которых учениками пишет Смоленский:
2 мая в Капелле был сделан взрыв водопроводной трубы, которую зарядили бертолетовою солью и порохом. От этого увеселенья увезли в госпиталь ученика Судакова с раздробленною ногою и пропечатали Капеллу в газетах. На другой или на третий день был назначен отъезд Капеллы [на летний период] в Петергоф, ежегодно отмечавшийся битьем стекол. И на этот раз было разбито в полтора-два часа 145 стекол... Оказалось, что переводные экзамены в эту весну были зачем-то отменены, и потому в Капелле царила самая полная праздность, дети и юноши, не занятые ничем, вели себя Бог знает как.

[...]

Розанов, из чухонцев, решительно ничего не делал в Капелле и жил воровством и кулаком. Про свою игру на контрабасе он сам сказал мне, что он, ставящий в недоумение преподавателей своим отношением к занятиям, числится в классе контрабаса лишь для того, чтобы иметь право жить в Капелле «в долг». Чтобы охарактеризовать этого 18—19-летнего, но уже очень пожившего и истрепанного юношу, запишу его столкновения с смотрителем зданий Капеллы М. Ф. Гейслером. Последний, идя по двору весной 1901 года, увидал юношу, делавшего бомбочки из талого снега и старавшегося разбить ими высоко расположенные цветные (и дорогие) окна в концертном зале. «Послушайте, что вы делаете?» — «Бью стекла...» — «Но зачем?» — «Какое вам дело?..» — «Я сейчас же заявлю управляющему!» — «Пожалуйста!» — «Как ваша фамилия?» — «Узнайте от воспитателя... впрочем, скажу: моя фамилия Розанов, но не смешайте с другим: я — Розанов первый, а не второй».
Цит. по: Русская духовная музыка в документах и материалах. Т, IV. Степан Васильевич Смоленский, Воспоминания: Казань, Москва, Петербург. - М, 2002. С. 444, 452.

Tags: archive, capella, Ардашев, Смоленский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments