Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Пятница

Приобрёл на складе издательства книжку про композитора Галину Ивановну Уствольскую, написанную Натальей Викторовной Васильевой. Книга настолько хороша, что захотелось теперь узнать и об авторе.

Между прочим, Галина Уствольская училась в Капелле, как раз в тот самый период, когда туда принимали девочек. Когда она закончила девятый класс, школу при Капелле закрыли, преобразовав в школу-десятилетку при Консерватории, и она закончила уже её. В одном классе и за одной партой с ней училась Анна Львовна Биркенгоф.

Жаль, но про этот период в книге ничего нет. Но всё равно интересная.

В библиотеке РИИИ переснял две книги М.Г.Климова. Вернее, это одна и та же книга, но разные её издания. Контрапункт, канон и фуга, руководство в регентских классах Придворной певческой капеллы. Издание 1910, литография Г.Шмидта с рукописи переписчика. И издание П.Юргенсона, 1911, уже нормальным типографским методом (с гравированными нотными примерами). Навёл меня на эту книгу (и на её наличие в РИИИ) специалист по колоколам (кампанолог) Александр Борисович Никаноров, за что ему большое спасибо.

Получил от Виталия Гассельблата оригинал программки концерта нашего хора в Пушкинском Лицее 31 октября 1974 года с именами дорогих мне учителей Ф.М.Козлова, Р.З.Королёва, А.М.Кутузова, за что тоже ему премного благодарен.

Четверг (картина)

Картина нашлась. Удивительное дело: несколько исследователей с ног сбились, ищут везде. Кличут клич в интернетах. Считают её утраченной. Гадают, кто автор.
А другие пожимают плечами: да вот же она. Висит в открытой экспозиции. Удивительно, что те, кто знает, и те, кто не знает — работают в одном и том же учреждении. Просто не догадываются друг у друга спросить.

Ну и правда, висит.
Музей истории С.-Петербурга (Петропавловская крепость), Комендантский дом, зал № 13.
«Концерт в Капелле» (он же — «Концерт хора мальчиков в С.-Петербургской капелле в присутствии Полины Виардо», он же «Музыкальный вечер в квартире А.Ф.Львова), 1850. Автор Гритт (Gritte; он же Греффе). Холст, масло. Инвентарный номер I-А-365-Ж. Размер 48,5 x 68 см.





Вопросы, правда, остаются. Но на то тут и исследователи.

Среда (РИИИ)

Спасибо тем, кто пришёл послушать про Песни Кавказа, а также тем, кто не дошёл; кто ушёл, не дождавшись; и кто пришёл к шапочному разбору. Спасибо barbiere и creacker за ценные подарки: возможно, пролетев от одного уха до другого, они оставят след в середине.

Сегодня совместил приятное с полезным: вместо прослушивания некоторых докладов, ходил в Кабинет рукописей (благо он находится в том же здании этажом ниже). Читал переписку историка церковного пения Антонина Викторовича Преображенского (1870–1929), главным образом, связанную с журналом Музыкальный современник. Но самое интересное оказалось в его некрологе, написанном неизвестным мне лицом. Ну, в общем, тоже неплохо.

Понедельник (Кавказ)

Сегодня я очень зол. Мы с мамой провели почти двенадцать часов в стенах РИИИ, на конференции, посвящённой музыкальным традициям народов Кавказа. У мамы там, между прочим, был доклад. И много других интересных докладов было. И был потрясающий концерт. И очень много прекраснейших людей.

Но.

Дорогие доктора наук, кандидаты, профессора, академики, лауреаты и прочие. Что ж вы такие невоспитанные? В первом классе детей учат молчать, когда говорит учитель или другой ученик отвечает у доски. И за разговоры с соседом ставят двойки по поведению, пишут замечания в дневник и вызывают родителей. Куда же деваются эти навыки при дохождении до докторской степени? А ведь даже если каждый из присутствующих шепнёт своему соседу одно слово в десять минут, то разговор в зале получается непрерывный.

Хорошо, председательствующий забыл попросить в начале дня выключить всех звук на мобильных телефонах. И вы сами этого не сделали. Но когда он зазвонил у первого человека, то не только этот человек должен был сгореть со стыда, но и все остальные должны были тут же дёрнуться и выключить свои мобильники. Нет! Примерно раз в пять минут раздавались звонки. А у некоторых из присутствующих — по нескольку раз. И, как полагается порядочному доктору наук, телефоны у них лежат на дне авоськи, и пока хозяин до него докопается, тот звонит многократно, усиливая звук. А затем начинаются хождения к выходу. А к концу дня профессура устала, и начала отвечать на звонки, не выходя из зала. Прямо при говорящем докладчике или играющем музыканте.

В этом — полнейшее неуважение друг к другу.

Один из участников вечернего концерта, прекрасный исполнитель на таре, Фаик Челеби, вынужден был остановить свою игру и сказать, что он не может продолжать в такой обстановке. «Братья кавказцы,— сказал он,— я так не могу». И сел в зал.

Ещё хочу сказать организаторам. Ну если вы назначаете начало на 11:00, то начинайте в 11:00, а не в 11:20. Если вы даёте докладчику 10 минут, то останавливайте его хотя бы через 20 (при том, что всё, что они говорят, действительно очень важно и интересно!). И ещё. Как слушатели, так и участники — все, в основном, люди пожилые. И им тяжело по двенадцать часов проводить в аудитории. Вам это тоже тяжело, но вы боитесь себе в этом признаться.

Ещё хочу сказать институту. Купите новые стулья в зал. На тех откиднушках, которые стоят у вас, взрослому человеку сидеть невозможно. Коленки задираются к подбородку, попа проваливается, и сидение оказывается постоянно в неустойчивом положении и, следовательно, непрерывно скрипит. Все стараются замереть, но надолго это не получается, поэтому непрерывный скрип сидений (а также скрип полов, по которым постоянно кто-то заходит и выходит) заглушает докладчиков.

* * *

Из поучительного, что я сегодня узнал:

— Одна гармонь заменяет двух флейтистов.
— Арфа произошла от лука (!!!)
— Поскольку хъиссын-фœндыр в оригинале делался из животных тканей, то исполнитель мог узнавать ближайшую погоду (что немаловажно для пастуха).

* * *

В общем, смотрите. Если я вас не сильно напугал, и если ещё не задолбал вас Капеллой, то приходите послушать мой доклад в среду, 5 декабря, в промежутке между 15:00 и 18:00 в РИИИ на Исаакиевской площади (в Зелёном зале). Доклад называется «Песни Кавказа — концертная программа Ленинградской капеллы под управлением М.Г.Климова». Сначала тема была выбрана только как привязка к кавказской конференции и повод поговорить о Капелле, но при ближайшем рассмотрении обнаружились сюрпризы, так что должно быть интересно.

Воскресенье (ФГО РНБ)

Освоил Фонд групповой обработки в Российской национальной библиотеке. Это то, что называлось раньше Фондом малых форм (вроде, так). Предполагалось, что в этот фонд отправляют обязательный экземпляр всех программок со всех концертов. Ну, или, по-крайней мере, что так делали в советское (и, возможно, в досоветское) время. Но это представление о функционировании данного фонда явно ошибочно. Его содержимое очень фрагментарно, в нём много дубликатов, учёта внутри фонда никакого нет.

Сперва мне выдали две коробки «Симфонические оркестры филармоний. Ленинградская». Одна коробка до 1936 года, другая 1937–1949. Да, в них нашлось довольно много филармонических концертов с участием Капеллы. Удивительно, но это участие обозначено в программках настолько неприметно! Почти нигде не указан руководитель хора. Только в тех (нескольких) концертах, где кроме хора нет больше никакого оркестра, там обозначен руководитель. А в противном случае, это вообще не персонаж.

К филармоническим же концертам попал тот период, когда Капелла числилась малым залом Филармонии.

Затем принесли коробку «Хоры (и зарубежные хоры) по 1929 г.». В ней лежало совсем на донышке, но именно то, что я и хотел найти — климовские концерты. Между прочим, среди этих программок нашлась программа исполнения Всенощной Рахманинова климовской Капеллой в Малом зале Консерватории 20 февраля 1921 года. (Этот концерт отсутствует в списке из приложения к Русской духовной музыке в документах, так что теперь мы можем утверждать, что Всенощная исполнялась Капеллой в Ленинграде не девять, а, по меньшей мере, десять раз.) Так вот, эта программка в фонде — не оригинальная, а фотокопированная. Качество фотографии хорошее, и бумага матовая и довольно тонкая, так что можно было бы и не заметить подлога, если бы кадр не был напечатан вкривь и вкось. Очень хотелось бы узнать, кем сделана это фотокопия, и где хранится оригинал.

Ну и в довершение принесли ещё две связки программок с надписью «Хоровые капеллы по 1986».

Всю эту коллекцию удалось перебрать за один день — закончил за двадцать минут до закрытия библиотеки. Сделал 1311 кадров с интересных экземпляров. (Это, конечно, не значит, что там было именно столько нужных программок. Во-первых, каждый кадр на всякий случай повторяю дважды, во-вторых, в программке обычно по две-три-четыре, а иногда и более страниц.) В любом случае: насобирал довольно хороший набор концертов Капеллы под управлением
— Климова
— Богданова
— Кудрявцевой
— Анисимова (как хормейстера)
— Данилина
— Свешникова
— Дмитревского
— Анисимова (как главного)
— Минина
— Козлова
— Михайлова
— Чернушенко
иными словами, всех, кто руководил Капеллой в двадцатом веке. Не считая, правда, Смирнова, его здесь не было, ибо это уже самое начало века.

После библиотеки съездил к одному букинисту-частнику на Петроградскую, который уступил мне книгу
Иванов А.П. Жизнь артиста.— М., 1978. В этой книге отдельная глава посвящена М.Г.Климову, под руководством которого автор занимался в Оперной студии и в Капелле.

Суббота

Получил на почте (с боем) две книжки и ноты — из Украины и Казахстана. Почта России — это какой-то трындец.

1. Флярковский А. Жизнь моя — музыка.— М., 1986. В этой книге воспоминаний мне, разумеется, важен период 1937–1945 годов, когда Свешников (вос)создал хоровую школу при Капелле, а после войны забрал своё себе в Москву. И хотя эта ветвь ушла в сторону от Капеллы, она важна для понимания очень многих процессов.

2. Мальчишки. Песни и хоры из репертуара хоровой капеллы мальчиков города Горького.— М., 1976. Ну, так себе репертуар. Я ожидал чего-нибудь поинтереснее.

3. Ваксель С. Вторая камчатская экспедиция Витуса Беринга.— Л.-М., 1940. Теперь у меня есть оригинальное издание и на русском (до этого была только ксерокопия).

Среда (партия)

Чтоб не забыть, несколько цитат из С.А.Садовниковой о коллегах — с её дня рождения. Только записав их буквами, понял, что они все об одном и том же...

1) Когда она требовала от студентов-хоровиков знание наизусть отдельных партий изучаемой партитуры, остальные педагоги были против. Поддержал её один Д.Н.Ардентов, который, по её выражению, «за партии мог в Партию вступить».

2) На закате советской эпохи С.А. направили методистом к школьным учителям пения. Те находились в прострации, петь было нечего, ибо комсомольские песни актуальность потеряли, а новых не появилось. С.А. решила сделать для них концерт и позвать на него живых авторов. Предложила Плешака, Дубравина...
— Дубравин никогда не приедет,— заявила ей зав. отдела.
Дубравин приехал. А Плешаков приехало четверо. Концерт получился великолепный, учителя ушли окрылённые. А Плешаки обрели известность.
Стал вопрос: что подарить Дубравину?
— «Паркер»!
— «Паркер»? Ему надо дорогой...
— И этот сойдёт! — сказала зав. отделом.

3) Как раз к минувшему юбилею Н.Н.Корнева.
«На кафедре я всегда висела с Корневым на доске приказов: как не надо заполнять (т.е. вообще не заполнять) журнал методической работы. А потом Корнев с доски исчез. И Садовникова стала первая. До этого-то сначала всегда висел Корнев, а потом Садовникова. И я его спросила:
— Коль, ты чего?
А он, мрачный, говорит:
— Я в Партию подал. Допекли меня.
Потом смотрю: опять Корнев висит. (И следом — Садовникова, как прежде.) Партия-то развалилась».
ruin

Песни Украины

В 1920-30-е годы раз в год в конце февраля Капелла устраивала концерт памяти Тараса Шевченко, на котором исполняла программу «Песни Украины». В разных архивах и библиотеках имеются афиши и программки этого концерта за разные годы.

Последний такой концерт состоялся в 1935 году. Его афиша приведена в альбоме Певческая капелла Санкт-Петербурга (СПб., 1994):



Так вот, на прошлой неделе видел ксерокопию программки этого концерта с припиской неизвестным мне размашистым почерком: «В ходе I отделения на сцену (во время исполнения!) вышли сотрудники МВД, прекратили концерт и сняли со сцены портрет Т. Г. Шевченко».

(Человек, оставивший эту заметку, конечно, сделал её спустя много десятилетий после описываемых событий, иначе он помнил бы, что тогда МВД называлось НКВД. Но сути это, разумеется, не меняет.)

Суббота (хор)

Как всегда, провели полдня в дороге. Ну вот как так можно организовать работу, что один и тот же поток машин проезжает финскую таможню без задержек (не думаю, что время нашей остановки там составило больше пяти минут), а на русской таможне стоит часами (сегодня провели там четыре часа)? В общем, это риторический вопрос. Просто в каждую поездку задаёшь его себе заново.

***

Был на репетиции у Вадима Пчёлкина. До начала успели обсудить Всенощную Рахманинова. А именно — то, что предшествовало широко известной части этой истории о том, как Рахманинов принёс сочинение Н.М.Данилину в Синодальный хор. Согласно не столь известной части, Рахманинов сперва предназначал своё сочинение для Капеллы, и принёс его сперва Климову. Тот знакомился с партитурой несколько дней, а затем вернул её автору с тетрадкой, в которой подробно описал все замеченные недочёты и рекомендации по их устранению. Рахманинов обиделся и поехал в Москву. Ну, а дальше известно всем.

Историю эту Вадим, конечно, знает от Елизаветы Петровны Кудрявцевой, а та — от Климова. И вот, сразу возникают вопросы: жива ли та тетрадка? Вряд ли, конечно. Даже если С.В. не уничтожил её сразу, то вряд ли он взял её с собой, покидая Россию. Второй вопрос: воспользовался ли Климов хотя бы частично своими поправками, когда в 1919 году начал исполнять Всенощную? Третий вопрос: а не был ли случайно Рахманинов среди слушателей заграничных гастролей Капеллы 1928 года и не слушал ли, как они поют его музыку? Вряд ли, конечно, потому что Климов упоминал в своём дневнике все малейшие встречи в ходе этих гастролей — как приятные, так и те, что вызывали у него досаду. Разве стал бы он умалчивать о такой встрече?

Ну а когда Всенощную задумал исполнять Свешников (после чего записал её на пластинку), он подробно выспрашивал в письмах у Е.П.Кудрявцевой о том, как это делал Климов, и она тщательно описывала ему всё в своих ответах. И было бы чрезвычайно интересно познакомиться с этой перепиской, если она сохранилась — хотя бы с одной стороны.

Сегодня пели следующее:
1. Д.Христов — Хвалите имя Господне (как часть распевки)
2. Секретная песня, часть новогоднего сюрприза
3. Б.Бриттен — Procession из Церемонии рождественских кэролов.
4. Ф.Мендельсон — Richte Mich, Gott
5. Финская колыбельная
6. С.Терханов — Рождество на слова Е.Садулина
7. Д.Смирнов — Вальс при свечах на слова А.Вознесенского
8. Французская рождественская песня C’etait la veill’ de Noël
9. РНП Про Фому и про Ерёму в обр. В.Пчёлкина
10. Дж.Верди — Ты прекрасна, о Родина наша из оперы «Навуходоносор»
[11.] Повтор секретной песни

Затем Вадим проверил партии Hallelujah Генделя у нескольких новичков.
И под конец, для нового диска этого года мужским составом записали Совет превечный П.Чеснокова — сопровождение к солисту-альту, которого уже записали отдельно ранее.

Из интересного, услышанного от Вадима на репетиции: распевка делается только для того, чтобы партии научились слушать друг друга.

Часть детей в хоре получили документы на выплату гонорара. За участие в съёмках фильма под рабочим названием «Лёля и Минька». По рассказам Зощенко. Кстати: при том, что я в детстве много раз эти рассказы перечитывал, и очень хорошо помню их почти все, я был уверен, что их написал Носов. Ну или в крайнем случае Драгунский. Так что Минька (то есть, Миша, мой хороший сосед по хору) был вынужден нагуглить в телефоне это название и показать мне результат. Ну, на это мне уже нечего было возразить. Значит, Зощенко. В любом случае, рассказы хорошие. Надеюсь, и фильм будет тоже хороший.

Завтра у хора выступление с одной песней — в ТКК «Карнавал». Никого не приглашаю (и сам не пойду), а хору с одной стороны сочувствую. Им придётся ради этой песни провести там четыре часа. С другой стороны — помню, как мы в детстве проводили часы в ожиданиях за кулисами в подобных концертах-сборных-солянках. Наверное, это было здорово — в том случае, когда рядом верные друзья. Ну или если с собой интересная книжка.

Первое исполнение Всенощной

В связи с исполнением Всенощной Рахманинова хором Климовской Капеллы, остаются ещё вопросы.

В книге Русская духовная музыка в документах и материалах (Том 9. Русское православное церковное пение в ХХ веке. Советский период. Книга 1. 1920—1930-е годы. Часть 1.— М., 2015) приводится список всех концертов духовной музыки в послереволюционное десятилетие. Согласно этому списку, вот все девять концертов с Всенощной в Ленинграде (все — силами Капеллы):

30.3.1919
25.4.1919
31.8.1921
3.9.1921
11.3.1923
18.11.1923
10.2.1924
15.11.1925
25.12.1927

Авторы книги пишут, что составили этот список на основе материалов Музея Глинки, но не конкретизируют, что это за материалы. Между тем, хотя даты концертов совпадают с тем, что открывается из других источников, сомнения вызывают концертные площадки. Здесь я их не указываю, потому что нужно всё проверять.

Согласно этому списку, география выступлений Капеллы с духовной музыкой (не только Всенощной) такова:

1918–19: Гербовый зал Дворца искусств (т. е. Зимнего дворца)
1920–23: Большой зал Филармонии
1924–27: Собственный зал Капеллы

Очень странным кажется выступление Капеллы в зале Филармонии. Теоретически — почему бы и нет? Собственный зал мог быть на ремонте, или это могли быть абонементные концерты Филармонии, куда приглашали хор Капеллы.

Проблема в том, что мне удалось найти две афиши концертов из филармонической части упомянутого списка, и на них указано место выступления — зал Капеллы по адресу Мойка, 20.

То есть составители Русской духовной музыки..., которые проделывают гигантский труд с документами и которым я привык доверять, в этом вопросе что-то напутали. Одна из возможных причин ошибки — то, что Капелла какое-то время в те годы находилась в составе Филармонии. Поэтому в материалах, сохранившихся в Музее Глинки, Филармония могла фигурировать, как организационная структура, проводившая концерт. И если место проведения в документах не указано, составители могли принять эту организационную структуру за место. В любом случае, это странно, поскольку в предуведомлении они сообщают, что приводят воспроизводят тексты афиш максимально близко к оригиналу (т.е. у них в распоряжении всё-таки были афиши?) В общем, это всё надо уточнять.

Отдельная история — с первым исполнением Всенощной. Сохранилось письмо, в котором Капелла (переименованная в 1918 в Петроградскую народную хоровую академию) уведомляет Музыкальный отдел Наркомпроса о том, что к 25 марта 1919 хором Академии будет разучена Всенощная Рахманинова. Сам факт этого письма кажется довольно неожиданным. Из него можно сделать вывод, что Всенощную разучивали не по своей инициативе, а по указанию Наркомпроса. В остальном — это согласуется с датой первого исполнения Всенощной из приведённого списка (30 марта 1919). Можно предположить, что до этого момента Всенощной в репертуаре не было — иначе вряд ли шла бы речь о разучивании.

Однако есть ещё один источник, который, с одной стороны, объясняет ситуацию с «заказом» Всенощной, а с другой — противоречит имеющейся датировке. Это книга (покойного) Валентина Петровича Ильина Очерки истории русской хоровой культуры первой половины XX века (СПб., 2003). Он пишет следующее:
Сознавая высочайшую художественную ценность некоторых шедевров церковной музыки и отдавая должное совершенству владения хором отходящего в прошлое стиля, Луначарский предложил организовать 3 февраля 1918 года исполнение Всенощного бдения Рахманинова с собственным вступительным словом перед концертом. В кратком докладе «Отделение церкви от государства и церковно-певческое искусство» Луначарский раскрыл значение и историческую роль хора в русской музыкальной культуре и определил новое направление его общественно полезной деятельности.
Непонятно, откуда взялась дата 3 февраля 1918. Непонятно, это старый стиль или новый. По официальному летоисчислению в России такой даты вообще не существовало. В связи с переходом на новый стиль летоисчисления после 31 января 1918 сразу последовало 14 февраля.

Однако 20 января (2 февраля по новому стилю) Советская власть приняла Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви. Он вступил в действие тремя днями позже. В связи с этим выступление Луначарского с заявленной темой в те же дни представляется вполне правдоподобным. В.Фиалковский в своей книге Капелла. Пять веков (СПб., 2015) подтверждает эти сведения, правда, называя другую дату и не указывая программу выступления Капеллы: «27 февраля 1918 года в Доме Рабоче-Крестьянской армии прошёл первый концерт Капеллы для аудитории, состоящей из новых слушателей. Луначарский перед началом концерта, как это было принято в первые послереволюционные годы, сделал доклад. Для своего выступления он выбрал знаменательную тему: „Отделение церкви от государства и церковно-певческое искусство“».

Как и Ильин, Фиалковский не ссылается на источники в своём изложении. Скорее всего, оба автора основывались на передаваемом из уст в уста. Нет сомнений, что выступление Капеллы с лекцией Луначарского действительно было. Вопрос — когда и с какой программой. К сожалению, документов по этому периоду капелльской истории крайне мало. Однако имеющееся письмо говорит о том, что Всенощная разучивалась в марте 1919 года. Вряд ли Климов употребил бы это слово, если б хор уже исполнял эту музыку годом раньше. Даже если предположить, что за год все дети мутировали (чего не могло быть) — мужской состав должен был остаться и помнить программу. Так что первое исполнение Всенощной в советское время, скорее всего, сотоялось всё-таки 30 марта 1919.


Оригинал хранится в ЦГАЛИ СПб