Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

84

«Капелланину» — 300

Сегодня исполнилось ровно триста часов чистого времени, потраченного мною на сайт «Капелланин». Правда, я начал считать время только с 24 июня 2006 (когда сделал свои «шахматные часы» для учёта времени, потраченного на разные проекты), а сайт заработал в январе 2004. То есть, теоретически, времени затрачено в два раза больше. Но будем считать лишь то, что записано. Триста, так триста.

Время учитывалось, разумеется, только моё. Время тех людей, кто мне помогали, я учесть не в состоянии. Помощников было много, и с течением времени они сменяли друг друга. Я рад всем. Такая «текучка» делу не помеха, наоборот, оставались лишь те, кому это было на самом деле интересно, и поэтому (почти) всегда в запасе оказывались свежие силы.

Изначально сайт мыслился, как надстройка над ЖЖ-шным сообществом ru_kapellanin, которое появилось, когда стало ясно, что в ЖЖ есть больше двух капеллан. Надстройка переросла в самостоятельную единицу, а сообщество заняло место форума внутри неё и заглохло: туда писали раз в год, и последний раз это случилось два года назад.

Одним из прототипов «Капелланина» послужила несуществующая ныне «Виртуальная галерея Московской консерватории», созданная Сергеем Лебедевым (olorulus), где были представлены архивные фотографии известных композиторов и исполнителей, имевших отношение к Московской консерватории. Совершенно необходимо было сделать нечто подобное и для Капеллы, чтобы дать ход материалам, которые копились у меня более двадцати лет.

Другой прототип — комсомольская газета «Капелланин», которую много лет выпускали В.К.Баранов и А.П.Емелин, рассказывая о том, как сложилась судьба выпускников Хорового училища прошлых лет. Ясно, что эти судьбы достойны того, чтобы выйти за пределы стенгазеты, и очевидный способ помочь этому — перенести их в сетегазету.

А потом вдруг оказалось, что сайт нужен. Нет, не просто людям, интересующимся историей Капеллы. Таких, как раз, не столь много. Оказалось, что он нужен различным лицам и организациям для осуществления своих собственных целей. Зачастую эти цели вступали в противоречие друг с другом, а иногда и с первоначальным замыслом сайта. Высказывались даже такие пожелания: «зачем там вся эта историческая часть? убери её куда-нибудь подальше. Этих людей уже нет в живых, и на сайт они не придут». Или, например, одни советчики настаивали на том, что сайт должен быть сосредоточен на капелланах, самое раннее, послевоенных выпусков, а другие заявляли, что после 1930-х годов капеллан вообще не существует.

Предлагалось нанять телефонистку, снять ей офис, дать оклад, и чтоб она обзванивала все культурные очаги Петербурга и обноваляла бы на сайте актуальную информацию.

Заинтересовалась сайтом и администрация Хорового училища. Благодаря активному сотрудничеству оной сайт стал посещаться большим количеством нынешних учащихся. И так было до тех пор, пока не появился сайт «в контакте». А в нём — многочисленные группы по интересам. И только тогда я понял, что именно хотели от «Капелланина» пять лет назад, когда убеждали меня в том, что он должен стать «социальной сетью».

Всё рассказанное выше призвано в какой-то мере оправдать разномастную, не всегда логичную, и не доработанную в деталях функциональность сайта.

В связи с цифрой, вынесенной заголовок, вспоминаются слова из Реквиема А.Ахматовой, завещавшей ставить ей памятник «здесь, где стояла я триста часов, и где для меня не открыли засов».

Триста часов не станут финишем. И пусть закрываются засовы, вертушки и турникеты, но сайт продолжит обновляться и развиваться, и на те его функции, которые оказались не проработаны (или брошены) в течение прошедших лет, будет обращено особое внимание.

Журналисты против ангелов

Газета «Смена» в последнем номере опубликовала статью, посвящённую учащимся Хорового училища, солирующим в спектакле Мариинского театра «Поворот винта»:

«Смена», 12–18 мая 2008Текст статьи на сайте «Смены»: http://www.smena.ru/news/2008/05/12/14036

Директор Училища, Сергей Юрьевич Дзевановский, любезно переслал мне эту фотокопию, зная, что обычно я стремлюсь помещать копии подобных материалов на сайте «Капелланин». Однако в данном случае я не стал торопиться с перепечаткой. И даже не потому, что уже в самой этой статье есть перепечатка — использованные в статье фотографии взяты с сайта «Капелланин» без всякого указания на источник (фото слева сделано год назад С.Ю.Дзевановским, фото справа сделано два года назад мною).

Меня насторожил заголовок статьи. Её подзаголовок. Первый абзац. Второй абзац. И далее все остальные абзацы до самого конца.

И тогда я сделал то, что забыла сделать автор статьи: спросил разрешения на (ре)публикацию статьи у тех, о ком в ней идёт речь. Вот, какие ответы я получил:
Алексей Никифоровский: «статью Н И  З А  Ч Т О !!!!!!!!!!!!!!!»

Николай Ирви: «начиная с возраста (мне не 15, а только 14) и цвета глаз (они не карии, а серые) в статье много искажений. последний раз поворот винта я пел весной 2007 года».
Пожалуй, единственное, о чём можно получить верное представление из статьи,— это о высоком уровне интеллигентности и дипломатичности Коли Ирви.
now

Introductions to agile and iterative development

Прослушал сегодня лекцию на тему сабжа. Читал её канадо-американец Крейг Ларман (автор ряда книг). Он, конечно, покорил аудиторию своим ораторским искусством. Давно я не получал такого удовольствия от (чужих) публичных выступлений.

Помимо прочего, Крейг начинал каждую часть программы (после перерывов) рассказом анекдота. Поскольку раньше я эти анекдоты не слышал, приведу их здесь, чтоб не забыть.

1.
Двух чокнутых программистов приговорили к смертной казни за убийство. И, как водится, настало время выполнить их последнее желание. Обратившись к первому программисту, судья спрашивает, «Что бы вы хотели в качестве последнего желания?» Тот отвечает: «Я хотел бы прочитать лекцию по программированию». Ладно, пообещали ему завтра созвать арестантов со всей тюрьмы и в двенадцать часов устроить лекцию. Судья обращается ко второму программисту: «Какое у вас последнее желание?» И второй программист отвечает: «Вы не могли бы организовать мою казнь до двенадцати часов?»

2.
Приходит мужик в бар и просит подать ему тройной виски. Бармен наливает, а сам говорит: «Наверное, у вас что-то случилось?» А мужик весь убитый горем, и отвечает: «Да, случилось. Моя жена теряет слух». Тогда бармен посоветовал мужику выяснить, насколько его жена уже оглохла, и в зависимости от этого можно будет что-то предпринять. Мужик пришёл домой, жена на кухне, он заходит в одну из комнат и спрашивает: «Дорогая, что у нас сегодня на ужин?» Та не отвечает. Он выходит в коридор и снова спрашивает: «Что у нас на ужин?» Она опять молчит. Он открывает дверь кухни и опять спрашивает: «Дорогая, что у нас сегодня на ужин?» Тишина. Тогда он подходит к ней вплотную и опять задаёт свой вопрос. На что жена ему говорит: «В четвёртый раз повторяю: курица».

3.
Одна лондонская особа отправилась на приём, и сказала на прощанье своему слуге: «Дживс, я вернусь поздно, так что можете отдыхать». «Да, мэм»,— ответил он, и она ушла. Так получилось, что ей на приёме стало скучновато и она вернулась домой раньше, чем планировала. Придя домой, она застала слугу в своей комнате и обратилась к нему:
— Дживс, я хочу, чтобы вы прошли в ванную.
— Да мэм.
— Дживс, я хочу, чтобы вы сняли мою блузку.
— Да мэм.
— Дживс, я хочу, чтобы вы сняли мою юбку.
— Да мэм.
— Дживс, я хочу, чтобы вы сняли мои чулки.
— Да мэм.
— Дживс, и если вы ещё раз наденете мою одежду, я вас уволю.

4.
Приходит мужик в бар и просит подать ему виски. Бармен наливает ему. «Только,— говорит мужик,— у меня нет денег. Но я могу кое-что показать». И он достаёт из кармана маленький игрушечный рояль, из другого кармана — маленького живого пианиста, ставит всё это на барную стойку. Пианист садится за инструмент и начинает играть. В баре аншлаг, все приходят посмотреть, а мужику за это бесплатно наливают.
    Под утро, когда посетители разошлись, бармен спросил у мужика, в чём секрет фокуса. Мужик сказал: «У меня есть волшебная лампа. Однажды я потёр её, и оттуда вылез джинн, который выполнил моё желание». «Ничего себе! — сказал бармен,— а он может и моё желание выполнить?» «Конечно»,— ответил мужик и достал лампу. Бармен потёр лампу, оттуда вылез джинн и сказал: «Хозяин, я готов выполнить любое твоё желание». Тогда бармен сказал: «Джинн! Я всю жизнь мечтал о миллионе баксов». «Хорошо»,— ответил джинн и исчез. И тут во все окна и двери стали ломиться утки. Утки, утки, утки. «Что такое!— вскричал бармен.— Похоже, твой джинн глуховат. Я просил не миллион уток (million ducks), а миллион баксов (million bucks)». «Конечно, глуховат,— ответил мужик.— Думаешь, моим желанием был двенадцатидюймовый пианист
real

Оне отвечали

Год, как нет Коли Ефимова. Шутки шутками, а, прикосновение к его партитуре для меня исполнено благоговением. Ведь это именно та самая партитура.
Он выпустился из Капеллы, когда я только закончил первый класс другой школы, и, конечно же, я его тогда не знал. Но узнал очень скоро. Как и другие студенты Елизаветы Петровны Кудрявцевой, он проходил практику на Хоре любителей пения. И в один из дней в Большом зале филармонии этот хор выступал.
Гигантский! Занимающий в несколько рядов всю ширину сцены. Настоящий русский хор должен быть большим. Только такому объёму доступно глубокое пианиссимо, и звучное форте без крика.
Я не помню, кто ещё дирижировал в том концерте из студентов. Была, конечно, и сама Елизавета Петровна. Она выходила на сцену, и весь зал замирал — и слушатели, и хор. Несколько минут (!) она стояла молча перед каждым произведением, и никто не нарушал эту тишину, не в силах сопротивляться её невидимой власти. А она вспоминала то необходимое, то обязательное, что должен был вспомнить каждый для исполнения и для слушания конкретно этого произведения. И только потом поднимала руки.
И вылетел он. Совершенно не похожий на неё, на своего Педагога! Стремительный! Не успевший притормозить на дирижёрском месте — и уже взметнувший руки. Непонятно, когда успевший дать хору тон — на бегу, что ли? И… зазвучало волшебное —
«Спросили они: „Как в летучих челнах нам белою чайкой скользить на волнах?“…»
Я слушал, затаив дыхание. Я ничего не понял — где мне, десятилетнему, было ощутить исчезнувшую в современной орфографии игру «спросили они — оне отвечали». Но настроение, атмосфера этого романса была настолько божественной, что она захлёстывала с ног до головы и уносила — именно белою чайкой.
Последний ответ: «„Любите!“ — оне отвечали» — и он так же стремительно убежал со сцены. И полный восторг в зале! Его любили.
Почти четверть века прошло, и я не слышал другой более блестящей обработки этого произведения — на мой взгляд, даже более вдохновенной, нежели оригинал Рахманинова. И я счастлив, что сейчас эта партитура вместе с другими хоровыми обработками Коли Ефимова будет издана.

now

День 2. Стокгольм-Ёнчопинг-Гельсингборг

Ночь была холодная. Мы завернулись в три спальника и пуховое одеяло, и спали одетыми. Зато пришли сны. Юля про свой, если захочет, расскажет сама у себя в журнале, а вот я о своём умолчать не могу. Впрочем, поскольку сам часто пропускаю описания снов, как в ЖЖ, так и в литературе, то помещу оное под кат. Collapse )
А днём пришло сообщение, что в Капелле, наконец, сменился директор. Будем надеяться, что это к лучшему.
Тем временем, мы стартовали из Бредянга в югозападном направлении. Первая остановка -- у развалин замка Брохехуса (пробег 476 км). Удивительнейший вид ("Развалину башни, жилище орла, седая скала высоко подняла" -- это про это). А у подножья горы -- крестьянские лачуги. Ирония судьбы: замок в развалинах, а лачуги живы и по сей день.
Следующая остановка совсем рядом, Грянна (пробег 484 км). То самое место, где изготавливают полосатые конфеты. Мы понаблюдали весь процесс и даже засняли на телефонное видео.
Ёнчопинг (пробег 521 км). Удивительный город. Всегда залит солнцем. Всю дорогу до этого места нас сопровождал туман и тучи, а здесь солнце вышло во всю ивановскую, осветило маленькие аккуратные домишки на побережьи озера, кукольные мостики, белоснежные яхты, фонтаны, мощёные улочки. Люблю этот город.
Гельсингборг (пробег 767 км). Кемпинг Роо, красивейшее место. Наша палатка -- у самого моря, на горизонте виднеется берег Дании. Завтра с утра садимся на паром, и через 20 минут мы -- там. А сейчас спать.
now

Nachtwache

Из школьных наук две вещи я помню назубок: число пи до десятого знака после запятой и десять названий углеводородных соединений.

π = 3,1415926536
Первые семь цифр после запятой помню так, а следующие три — благодаря мнемонической фразе «Кто и шутя и скоро пожелаетъ пи узнать — давно ужъ знаетъ». Количество букв в каждом следующем слове этой фразы соответствует каждой следующей цифре числа π.

CH4 — метан
C2H6 — этан
C3H8 — пропан
C4H10 — бутан
C5H12 — пентан
C6H14 — гексан
C7H16 — гептан
C8H18 — октан
C9H20 — нонан
C10H22 — декан
Ну а здесь первые четыре тоже и так можно запомнить, а остальные легко получить, зная названия интервалов из теории музыки.

А что у вас осталось от школы?
now

С добрым утром!

А это даже хорошо, что машина сломалась. Давно хотел развиртуализироваться. Вот, сегодня первый раз за три года сел на велосипед. Сразу ощутил дыхание жизни. С утра сходил в жилконтору за новыми ключами — без этого было не попасть в комнату, где велосипеды стоят. На улице встретил знакомых негритят, 80-летнего дворника, который, не нагибаясь, специальной ухваткой собирал с тротуара немногочисленные бумажки.
    А в лесу-то! Жизнь просто кипит. Птицы поют. Школьники по дорожкам кросс дают. Да и не только школьники, а и другие незанятые дамы и старушки. А на соседней дорожке, не очищенной от снега, лыжники вовсю наяривают.
    Вот уши только замёрзли. Сижу теперь, как Белый бим Красное ухо. Нужно какой-нибудь музыки горячей в наушники…

ФМШ 30

Совершенно случайно наткнулся на клуб выпускников Тридцатки.
Хотя никогда не чувствовал себя особенным патриотом этой школы, однако ж всё равно приятно.