Category: архитектура

Почтовый двор?

В истории Певческой капеллы есть деталь, переходящая из книги в книгу и потому уже давно ставшая канонической. Никому даже не приходит в голову сомневаться в ней. Она воспринимается как данность.

Эта деталь касается места, где проживали певчие после переселения из Москвы в Петербург в начале 1700-х годов. Впервые об этом написал Донат Васильевич Ткачёв в книге: Гусин И. Л., Ткачёв Д. В. Государственная академическая капелла имени М. И. Глинки. Л., 1957 на с. 23:
В начале XVIII века певчие жили в военных временных казармах, а затем в «мазанках» Петропавловской крепости, возле построенного в 1703 году Петропавловского собора. После постройки Почтового дома в 1710 году (впоследствии здесь был построен Мраморный дворец — ныне филиал Центрального музея В. И. Ленина) певчие жили в нескольких комнатах этого дома. В дальнейшем певчие и уставщики жили в первом Зимнем дворце, построенном в 1726 году (где теперь здание Эрмитажного театра), возле Зимней канавки, а затем — во втором Зимнем дворце.
Нас в этой последовательности интересует Почтовый дом. Сообщается, что он построен в 1710, занимал место будущего Мраморного дворца и певчие жили в нём примерно между 1710 и 1726. Донат Васильевич даже воспроизводит изображение упомянутого дома (на с. 17):




Все следующие книги о Капелле опускают подробности, но с удовольствим перепечатывают картинку. Правда, варварски её кадрируя.

Ершов А. И. Старейший русский хор. Л., 1978. С. 32:




Чернушенко В. А., Левандо П. П. Певческая капелла Санкт-Петербурга. СПб., 1994. С. 23:




Кручинина А. Н., Чернушенко В. А. Санкт-Петербургская певческая капелла — музыкальный лик России. СПб., 2004. С. 17:




Фиалковский В. С. Капелла. Пять веков. СПб., 2015. С. 78:




К сожалению, ни одно из упомянутых изданий не является научным, и ссылки на источники отсутствуют в них чуть более, чем полностью. Поэтому пока неизвестно, откуда Ткачёв почерпнул информацию о проживании придворных певчих в Почтовом доме. Однако изображение опознать проще. Это гравюра голландца Питера Пикарта, известная под названием «Первый вид Петербурга». Она датируется 1704 годом, и её единственный экземпляр хранится в Отделе эстампов Российской национальной библиотеки:




И вот тут возникает неувязочка. Согласно Ткачёву, Почтовый дом построен в 1710 году. Значит, он никак не мог быть запечатлён на гравюре 1704 года! Это не почтовый дом, и во всех книгах о Капелле тиражирована ошибка.

Есть версия, что постройка на гравюре — это «какой-то шведский дом, доставшийся Петру I при завоевании этих земель. Так же, как, например из шведского дома был перестроен Летний дворец Петра» (версия принадлежит моему отцу, исследователю архитектуры Мраморного дворца, который позже был построен, как уже говорилось, на месте Почтового дома). Историк Е. В. Анисимов считает, что в этой постройке находился питейный дом, то есть кабак (Анисимов Е.В. Летний сад или петровский «Огород»). Эту же версию подтверждает С.И.Шишков (Шишков С. И. Петербург экскурсионный. СПб., 2008. С. 40–41), прямо называя гравюру Пикарта — «Питейный дом».

Судя по изображению Петербургской (Петропавловской) крепости на противоположном берегу Невы, сам питейный дом находился тоже где-то рядом с нынешним Мраморным дворцом. Ну, например, на месте «Конторы дворцовой», обозначенной на плане 1753 года на месте нынешней площади Суворова — ровно посередине между Лебяжьей канавкой и Красным каналом.




Однако вернёмся к Почтовому дому. Неизвестно, где Ткачёв взял дату его постройки 1710, однако очевидец А.И.Богданов называет датой постройки 1714: «Почтовой Двор построен был мазанкавой в 1714-м году; на том месте стоял, где перевоз на Троицкую пристань переежжают» (Богданов А. И. Описание Санктпетербурга. 1749–1751. СПб., 1997. С. 196). К 1716 этот двор надстроили вторым этажом и покрыли черепичной крышей по проекту и под руководством Доменико Трезини.

П. Н. Петров сообщает (в своей книге: Петров П. Н. История Санкт-Петербурга с основания города, до введения в действие выборного городского управления по учреждениям о губерниях. 1703–1782. СПб., 1884. С. 109):



На фрагменте плана выше как раз виден пустой участок, с трёх сторон «обрытый» водой — Невой, Красным каналом и «Ковшом». Это ровно то место, где сейчас находится Мраморный дворец, и где, соответственно, в начале XVIII века был построен Почтовый двор.

Сохранилось изображение Трезиниевского Почтового двора. Это гравюра Н. Кирсанова:




А вот, собственно, фрагмент плана, на котором Почтовый двор уже занял своё законное место (Леблон Ж.-Б. Проект Летнего сада. 1717):




Пока что нам не удалось найти никакого упоминания придворных певчих в связи с Почтовым двором. Хотя сам двор описывают многие источники. И то, что они пишут, не исключает возможности проживания там певчих. Например, у Пыляева (Пыляев М. И. Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы. СПб., 1889. С. 62):



И двенадцать музыкантов с рожками и трубами. И празднества, которые давал там царь. (И то, что «все должны были выбираться оттуда» перед визитами царя — как это знакомо!). Вполне могли бы там и певчие где-то быть.

Будем искать дальше.
2001

Имена на фронтоне

На фронтоне Капеллы — семь имён: Разумовский, Ломакин, Львов, Бортнянский, Глинка, Турчанинов, Потулов. Среди них есть известные, есть не очень.

Уместным образом Бортнянский занимает центральное место в этом списке. Он является воспитанником и директором Капеллы, поднявшим её на небывалую высоту.

Слева от него — другой директор, Львов. Было двое Львовых, отец и сын, оба по очереди занимали директорское место. Вне всякого сомнения, повод для нанесения фамилии на фронтон подал сын — именно он известен, как автор «народного» гимна Боже, Царя храни.

Левее Львова — Ломакин. Он проработал в Капелле 13 лет, в директорство Львова, в соавторстве с которым составил сборник гармонизаций церковного обихода, что означало прорыв в церковно-певческом деле того времени. На эту работу он убил десять лет, за это время потерял совершенно способность творчески мыслить, получил истощение, испортил зрение. В результате Львов приписал всю заслугу себе, зажал гонорар (выплатил его лишь в день смерти), да ещё и препятствовал, когда Ломакину собирались давать орден.

Справа от Бортнянского — Глинка, чьё имя Капелла носила с 1954 года, а в 1990-е потихоньку об этом решила забыть. И справедливо. Глинка едва проработал в Капелле два года, страшно тяготился этой работой, прогуливал её. В школе учат легендам о том, как Глинку гнобил Львов, но, сдаётся мне, это всё досужий вымысел. Львов, наоборот, готов был пылинки с Глинки сдувать, чуть ли не на коленях упрашивал его, чтоб тот ну хоть раз в неделю вышел на работу, ну хоть до весны бы доработал, и так далее.

На правом конце фронтона самые малоизвестные имена: Пётр Иванович Турчанинов (1779–1836) и Николай Михайлович Потулов (1810–1878), церковные композиторы-регенты. О них я ничего не знаю — даже их степень вовлечённости в дела Капеллы.

А вот самое первое имя, Разумовский, принято считать указывающим на графа Алексея Григорьевича, фаворита императрицы Елизаветы Петровны, очаровавшего ея прямо из стройных хоровых рядов.

Однако у меня появилось сомнение в обоснованности этой версии. Учитывая такое количество церковных деятелей среди названных имён, да и самою церковную природу Придворной певческой капеллы, очень вероятно, что фамилия Разумовский указывает на протоиерея Дмитрия Васильевича Разумовского (1818–1889), автора эпохального труда Церковное пение в России (охватывающего также и время господства Капеллы) и профессора соответствующей кафедры Московской консерватории.

Было бы любопытно узнать о возникновении этого списка имён и реальном замысле автора.

Очень может быть, что, как и в случае со Львовыми, фамилия Разумовский тоже может трактоваться неоднозначно, и, более того, указывать на двойственную сущность Капеллы — светскую и духовную.

78

Архитекторы Мраморного дворца

Итак, торговля идёт полным ходом. Спешите, спешите! Осталось не так уж много экземпляров нового бестселлера моего отца, книги Архитекторы мраморного дворца. Мистификации и реальность!



Что в этой книге? Великие архитекторы, не известные прежде художники, чиновники, карьеристы, отважные путешественники, въедливые реставраторы — все те, кто приложили руку к появлению и эволюции Мраморного дворца, одного из фрагментов величественного невского фасада Петербурга. Это не сборник биографий, но истории, связывающие этих людей с их творением. Истории часто загадочные, неожиданные, с множеством слоёв и переплетений, как структура мрамора.



Книга богато иллюстрирована рисунками и фотографиями разных эпох.





Это научный труд, читающийся, как детектив. Это книга об истории, звучащая современно. Это ожившие документы из архивов. Это восстановленный по крупицам ход событий и реконструированные по словесным описаниям чертежи.



Каждый из упомянутых в книге деятелей оставил на своей странице автограф.



Серьёзных исследователей отдельно порадует приложение, в котором содержатся полные копии описей Мраморного дворца, сделанных в 1785 и в 1849 годах.



Ну и, наконец, самое главное. Где купить?

В С.-Петербурге:
- на складе издательства «Композитор»: ул. Маяковского, 15. Тел. 272–49–43; 719–89–15;
- в магазине «Северная лира»: Невский пр., 26. Тел. 312–07–96;
- в магазине «Дом книги»: Невский пр., 28. Тел.: 448-23-57; 448-23-58;
- в магазине «Академкнига»: Литейный пр., 57. Тел.: 235-50-07; 230-13-28;
- в культурном и издательском центре «Эклектика»: Невский пр., 44. Тел.: 710-59-42; 710-59-54; 710-46-71; 710-46-77;
- в киоске Государственного архитектурно-строительного университета: 2-я Красноармейская ул., 4. Тел.: 575-06-53;
- в киоске факультета филологии СПбГУ: Университетская наб., 11. Тел.: 328-95-11, 328-62-13;
- на складе печатной продукции Государственного Русского музея: Инженерная ул., 4. Тел.: 595-42-00;
- в магазине-салоне Российской национальной библиотеки: Садовая ул., 18. Тел.: 310-44-87;
- в магазине ART-BOOK в Академии художеств: Университетская наб., 17, вестибюль АХ. Тел.: +7 (965) 002-51-15;
- в ЗАО «Русское искусство»: Инженерная ул., 4. Тел.: 347-87-34.

В городах России:
- на сайте издательства «Композитор» (ссылка прямая)

За рубежом:
- в интернет-магазине «Руслания» (ссылка прямая)

Всё для вас, дорогие читатели!

Лошадиный замок

Рядом с немецким городом Мёнхенгладбахом находится замок Викраф (Wickrath), хозяин которого занимался лошадьми. Это увлечение нашло отражение в атрибутике замка.

Лошади здесь на всём. На шпилях:


Collapse )