Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

Воскресенье

Завершил правку Мутантской хрестоматии — по тем пунктам, что нам удалось выяснить с Надеждой Семёновной. Ещё несколько пунктов остались до выяснения. Забавно, в Домашней песенке Гаврилина, набор которой я взял из Собрания сочинений, есть неметризованный фрагмент, состоящий из последовательности глиссандо, у которого в оригинале стоит размер восемь четвертей. Когда я приводил эту песню в порядок, долго пытался сосчитать, какой там размер на самом деле. Так и не сосчитал. В результате договорился с издательством, что лучше размер здесь вообще убрать, тем более, что стоит обозначение rubato:



Съездили на огород. Юля осталась там до самого вечера. По всем участкам прошла какая-то шпана и у всех порвала те не многие красные ягоды клубники, которые успели созреть. Ещё и порвали везде сетку, закрывающую грядки от диких животных.

Несколько недель назад Юля нашла объявление в «отдам-даром-фи», что отдают двухэтажные кровати. В связи с предстоящим наплывом гостей, мы озаботились приобретением и съездили по указанному адресу. Там оказалась старинная вилла на берегу залива. И в маленькой комнатке в мансарде стояли эти кровати. Чтобы вывезти их оттуда, потребовалось разобрать их на детали. Это заняло у нас пять (!) часов. Теперь одну из кроватей мы частями вывозим на дачу (частями — поскольку в противном случае таможня заставит платить за вес), а другую я сегодня собрал дома. Сборка заняла чуть меньше удельного времени, чем разборка. Видимо, благодаря тому, что все инструменты были под рукой.

В связи с тем, что на моём компьютере половина программ отказываются работать, заявляя, что Windows Vista их больше не устраивает, затеял переустановку системы. Оттягивал этот момент, сколько мог. Компьютеру девять лет, и с установленной на нём Вистой он продавался. Ставить Десятку, видимо, бессмысленно. К тому же, имидж её диска оказался на несколько мегабайт больше, чем размер стандартного dvd. Начал ставить Семёрку, с фирменного диска. Полдня установка ворочала нутром, потом заявила, что cd не читается, и потребовала начать сначала. К счастью, у меня хватило ума делать установку на другой диск, оставив старую систему на старом. Но когда я подключил обратно старые винчестеры, вдруг про винчестер с данными система сказала, что он unallocated. И это три терабайта архивов всех работ! А я как раз уже две недели не делал бэкап. В прошлое воскресенье — потому что был в поездке, а сегодня — почему сегодня я не сделал бэкап? Откладывал на потом. К счастью, после перестановки проводков у винчестеров, всё заработало, и я принялся делать бэкап, отложив переустановку системы на завтра.

Савва Терентьев прислал скан первого издания Марсельезы (1792 года), обратив моё внимание на особенности вертикального ранжира. Да и вообще, очень красиво.

Четверг

Каждый день на работе у меня начинается с ожидания Димы. Это ожидание длится несколько часов, потому что он обычно приходит к обеду. Причём не просто к обеду, а так, что мы едва успеваем посетить какое-нибудь заведение перед концом обеденных скидок. В отличие от Димы, его сын Лёша приходит чуть ли не самым первым — наверное, в шесть утра. Когда он только пришёл к нам в качестве студента-практиканта, то ему начальство объяснило главное правило: не приходить на работу так же поздно, как и его папа,— и всё будет в порядке.

Как только Дима приходит на работу, мы бежим обедать. Иногда голод уже столь велик, что приходится звонить Диме и просить его поторопиться, или даже вовсе не приходить в офис, а сразу ехать в Sello (это торговый центр, где мы питаемся).

После обеда Дима обычно говорит: «хочешь, я тебе похвастаюсь, что я сделал? я до десяти вечера (вариант: до часу / до трёх часов ночи) вчера сидел. Или тебе не интересно?» Только очень чёрствый человек сможет признаться, что ему неинтересно, поэтому Дима тут же приступает к показу своих замечательных достижений.

Последние несколько недель достижения Димы — это дизайн кухни в питерской квартире родителей. Он сделал его на сервисе 3D-моделирования у гугла, и каждый день показывает, как продвинулся дальше. Часто одного зрителя ему недостаточно, и он зовёт Лёшу. «Лёша, ты не хочешь посмотреть, какая кухня будет у бабушки с дедушкой?» (Кстати, если потерять бдительность, то Дима может начать демонстрацию кухни сразу по приходе на работу, и тогда мы можем пропустить обед.) «Так ты же точно то же самое вчера показывал!» — говорит Лёша. «Как то же самое?!» — Дима задыхается от возмущения.— «Ты разве не видишь? Я прорисовал каждую кафельную плитку на стене, минимизировав количество распиленных плиток на стыках!» Мы с Лёшей переглядываемся и припоминаем, что когда выяснилось, что начальство считает Диму перфекционистом, он был не слишком этим доволен.

После работы мы с Юлей покупали пластиковые трубки для огорода в магазине Clas Ohlson. Эти трубки хорошо гнутся и их можно втыкать в грядки и натягивать на них сетку. Главный секрет их приобретения — это что они не выставлены в магазине, а запрятаны в глубине склада, и продавцы не знают о том, что у них есть такой товар. Поэтому важно правильно сформулировать, как выглядят эти штуки, чтоб они смогли отыскать их в своём компьютере, а затем и на складе.

Вечером сделал ноты трёх песен: одной ковбойской и двух — авторства Пахмутовой («Куба — любовь моя» и Песня о неизвестном друге). До конца сборника остался один номер (Домашняя песенка Гаврилина), которую я скопировал из сделанного несколько лет назад набора его же Собрания сочинений. Видимо, программа Finale посчитала это читерством и стала усиленно зависать при попытке отформатировать ноты этой песни — чуть только тронешь словесный текст. Кстати, именно работа со словесным текстом приводит к большинству зависаний. Придётся отложить завершение сборника на завтра. А так заманчиво было разделаться с ним уже сегодня.