Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

Пятница 10 сентября

Последний раз зашли на старую квартиру, в которой прожили 15 лет. Полюбовались видом с балкона. Оставили ключи на пюпитре таффель-пиано, которое ушло вместе с квартирой к новым хозяевам.

Автор книги, которая вот-вот должна была отправиться в типографию, вернулся со своих гастролей, зашёл в издательство, и теперь книга, полагаю, наконец, отправилась в издательство. Между тем вопросы внутренней кухни ещё не все решены, в связи с чем состоялся получасовой разговор, подробности которого я обнародовать не стану, но он заставил несколько призадуматься о сегодняшних реалиях книжного бизнеса.

Вечером приехали Слава-Полина-Инна, привезли к нам двоих внуков Александру и Германа на пару недель. Песочница оказалась востребована немедленно, так что Славе пришлось засыпать в неё песок. Ну и уж чтоб два раза не вставать, мы с ним на пару перенесли так называемые 3 тонны земли на огород. На самом деле это вовсе оказалось 2800 литров, а не килограмм, что лишь слегка отразилось на наших спинах и ногах.

Многострадальная статья пополнилась ещё 600 словами, и объём составил 25,5 тысяч знаков — сильно больше нормы. Однако большой кусок в середине до сих пор отсутствует. Тем не менее, нужно, видимо, написать всё, что нужно, и только потом пытаться сокращать.

Четверг, 2 сентября

После работы ездили на старый огород, с которым пришлось расстаться два года назад. Там стоит жуткое запустение. Никакой дороги строить даже не начинали. Вполне можно было бы эти два года продолжать пользоваться этими огородами. Несмотря на запустение, нам удалось найти свои старые кусты, выкопать их и перевезти домой. Всё это делали под дождём, так что машина внутри опять вся вымазана.

Подписал петицию в защиту Татьяны Евгеньевны Лупикиной — моего преподавателя фортепиано. Её очень некрасиво и незаконно увольняют из Института. Примерно так же, как три года назад сделали с моей мамой. Ситуация находится в руках заведующих кафедрой, и они спокойно увольняют заслуженных людей, чтобы протолкнуть тех, кого им надо.

Закончил дополнительную ретушь к иллюстрациям и отправил в издательство. В ответ получил список из трёх десятков правок по тексту книги, которые касались, главным образом, переноса местоимения «я» из конца строки в начало следующей строки — подобно тому, как делается с однобуквенными союзами и предлогами. На мой взгляд, в такой правке большой необходимости нет, тем более, что она часто тянет за собой дополнительный перенос, например: «а я» — мы же не будем оставлять «а» отдельно, или даже больше: «но и я». Тем не менее, сделал, что просят. Книга будет хорошая.

Опубликовал на сайте два присланных материала о капелланах, скончавшихся в результате ковида этим летом — Владимире Александровиче Максимкове и Михаиле Дмитриевиче Антонове.

Вторник, 31 августа

Сегодня солнечный день, и по основной работе до четырёх часов я работал за столиком в саду. Всё, конечно, замечательно, но из-за солнца ничего на экране не видно. Если приблизительно знать, что там написано, то как-то ориентироваться можно.

Прежде чем я взялся за вторую работу — Юля сводила меня к тому месту, где планирует сделать огород. Забавно, но я до сих пор ещё не обошёл весь наш участок. Нижняя его часть занята лесом на склоне горы (а дом с садом — на её верхушке). Небольшая опушка этого леса относительно ровная — если не считать отдельные пни и корни больших деревьев — там и будет огород. Юля хочет спилить ещё один клён (фактически два, поскольку он раздваивается почти у самой земли), но у нас нет большой пилы. Разумеется, опыта лесоповальных работ у нас тоже нет. Но данный конкретный случай, вроде бы, не должен быть сложным или опасным — дерево имеет сильный наклон, и явно будет падать в направлении этого наклона.

Обнаружилось, что не все из прежних хозяев съехали из нашего дома. Несколько раз сюда наведывалась чёрная кошечка. Видели её и в верхнем садике и в нижнем. Заходит в беседку, посиживает с хозяйским видом и уходит. Назовём её мисс Джессел.

Ещё из странностей: вчера вдруг в одном из окон (это там, где у Юли Мастерская зверей) между рам появилось полчище мух. Больших, маленьких, зародышей и взрослых. Целый рой. Сегодня они исчезли, и никакого следа от них не осталось.

Вторая работа у меня сегодня — ретушь иллюстраций. Тут уж пришлось работать в кабинете, на нормальном мониторе. Большая книга воспоминаний одного уважаемого капелланина почти готова и вот-вот уйдёт в типографию. Но тут Арина, техред издательства, заметила некоторые недоделки в блоке иллюстраций. А получилось так, что автор перед тем, как отдал мне фотографии на сканирование, подписал их все сзади. А потом сложил в пачку, и чернила с оборотов одних фотографий оказались на лицах соседних. Поэтому все силы были брошены на то, чтобы оттереть эти чернильные следы, а остальные проблемы остались без внимания. Теперь нужно срочно ликвидировать пылинки, волоски, царапины, неровное освещение и прочее. Всего фоток 136, сегодня удалось дойти до 58-й.

Воскресенье

Завершил правку Мутантской хрестоматии — по тем пунктам, что нам удалось выяснить с Надеждой Семёновной. Ещё несколько пунктов остались до выяснения. Забавно, в Домашней песенке Гаврилина, набор которой я взял из Собрания сочинений, есть неметризованный фрагмент, состоящий из последовательности глиссандо, у которого в оригинале стоит размер восемь четвертей. Когда я приводил эту песню в порядок, долго пытался сосчитать, какой там размер на самом деле. Так и не сосчитал. В результате договорился с издательством, что лучше размер здесь вообще убрать, тем более, что стоит обозначение rubato:



Съездили на огород. Юля осталась там до самого вечера. По всем участкам прошла какая-то шпана и у всех порвала те не многие красные ягоды клубники, которые успели созреть. Ещё и порвали везде сетку, закрывающую грядки от диких животных.

Несколько недель назад Юля нашла объявление в «отдам-даром-фи», что отдают двухэтажные кровати. В связи с предстоящим наплывом гостей, мы озаботились приобретением и съездили по указанному адресу. Там оказалась старинная вилла на берегу залива. И в маленькой комнатке в мансарде стояли эти кровати. Чтобы вывезти их оттуда, потребовалось разобрать их на детали. Это заняло у нас пять (!) часов. Теперь одну из кроватей мы частями вывозим на дачу (частями — поскольку в противном случае таможня заставит платить за вес), а другую я сегодня собрал дома. Сборка заняла чуть меньше удельного времени, чем разборка. Видимо, благодаря тому, что все инструменты были под рукой.

В связи с тем, что на моём компьютере половина программ отказываются работать, заявляя, что Windows Vista их больше не устраивает, затеял переустановку системы. Оттягивал этот момент, сколько мог. Компьютеру девять лет, и с установленной на нём Вистой он продавался. Ставить Десятку, видимо, бессмысленно. К тому же, имидж её диска оказался на несколько мегабайт больше, чем размер стандартного dvd. Начал ставить Семёрку, с фирменного диска. Полдня установка ворочала нутром, потом заявила, что cd не читается, и потребовала начать сначала. К счастью, у меня хватило ума делать установку на другой диск, оставив старую систему на старом. Но когда я подключил обратно старые винчестеры, вдруг про винчестер с данными система сказала, что он unallocated. И это три терабайта архивов всех работ! А я как раз уже две недели не делал бэкап. В прошлое воскресенье — потому что был в поездке, а сегодня — почему сегодня я не сделал бэкап? Откладывал на потом. К счастью, после перестановки проводков у винчестеров, всё заработало, и я принялся делать бэкап, отложив переустановку системы на завтра.

Савва Терентьев прислал скан первого издания Марсельезы (1792 года), обратив моё внимание на особенности вертикального ранжира. Да и вообще, очень красиво.

Четверг

Каждый день на работе у меня начинается с ожидания Димы. Это ожидание длится несколько часов, потому что он обычно приходит к обеду. Причём не просто к обеду, а так, что мы едва успеваем посетить какое-нибудь заведение перед концом обеденных скидок. В отличие от Димы, его сын Лёша приходит чуть ли не самым первым — наверное, в шесть утра. Когда он только пришёл к нам в качестве студента-практиканта, то ему начальство объяснило главное правило: не приходить на работу так же поздно, как и его папа,— и всё будет в порядке.

Как только Дима приходит на работу, мы бежим обедать. Иногда голод уже столь велик, что приходится звонить Диме и просить его поторопиться, или даже вовсе не приходить в офис, а сразу ехать в Sello (это торговый центр, где мы питаемся).

После обеда Дима обычно говорит: «хочешь, я тебе похвастаюсь, что я сделал? я до десяти вечера (вариант: до часу / до трёх часов ночи) вчера сидел. Или тебе не интересно?» Только очень чёрствый человек сможет признаться, что ему неинтересно, поэтому Дима тут же приступает к показу своих замечательных достижений.

Последние несколько недель достижения Димы — это дизайн кухни в питерской квартире родителей. Он сделал его на сервисе 3D-моделирования у гугла, и каждый день показывает, как продвинулся дальше. Часто одного зрителя ему недостаточно, и он зовёт Лёшу. «Лёша, ты не хочешь посмотреть, какая кухня будет у бабушки с дедушкой?» (Кстати, если потерять бдительность, то Дима может начать демонстрацию кухни сразу по приходе на работу, и тогда мы можем пропустить обед.) «Так ты же точно то же самое вчера показывал!» — говорит Лёша. «Как то же самое?!» — Дима задыхается от возмущения.— «Ты разве не видишь? Я прорисовал каждую кафельную плитку на стене, минимизировав количество распиленных плиток на стыках!» Мы с Лёшей переглядываемся и припоминаем, что когда выяснилось, что начальство считает Диму перфекционистом, он был не слишком этим доволен.

После работы мы с Юлей покупали пластиковые трубки для огорода в магазине Clas Ohlson. Эти трубки хорошо гнутся и их можно втыкать в грядки и натягивать на них сетку. Главный секрет их приобретения — это что они не выставлены в магазине, а запрятаны в глубине склада, и продавцы не знают о том, что у них есть такой товар. Поэтому важно правильно сформулировать, как выглядят эти штуки, чтоб они смогли отыскать их в своём компьютере, а затем и на складе.

Вечером сделал ноты трёх песен: одной ковбойской и двух — авторства Пахмутовой («Куба — любовь моя» и Песня о неизвестном друге). До конца сборника остался один номер (Домашняя песенка Гаврилина), которую я скопировал из сделанного несколько лет назад набора его же Собрания сочинений. Видимо, программа Finale посчитала это читерством и стала усиленно зависать при попытке отформатировать ноты этой песни — чуть только тронешь словесный текст. Кстати, именно работа со словесным текстом приводит к большинству зависаний. Придётся отложить завершение сборника на завтра. А так заманчиво было разделаться с ним уже сегодня.

Palsta

Моё семейство прославилось на всю Финляндию, их портрет напечатали в альбоме, презентация которого состоялась сегодня в галерее Hippolyte:



Collapse )