Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

now

Перевод фольклорных названий

Вдруг кто-то не ходит в ru_translate, для тех продублирую вопрос у себя в журнале.

Для нотного сборника нужно перевести заголовки народных песен (сами слова песен переводиться не будут, их дадут транслитом).

То, что у меня получилось, немножко отдаёт ковбойскими мотивами. Может быть, это и не страшно. В любом случае, буду благодарен за правку опытных коллег.

Саратовские частушки — Saratov Chastushkas
1. Голосовая («Заболела, заболела Маруси головка») Петровского уезда Саратовской губ. Слышана незадолго до войны 1914 г.— Voice Song (“Marusia’s got a headache”) of Petrovsky uiezd, Saratov guberniia Heard shortly before the War of 1914
2. Батрацкая («Щи я пролил») — Farmworker Song (“I’ve spilled stchi”)
3. Уличная («Милый мой по Волге плавал») — Street Song (“My sweet was floating down the Volga”)
4. Рекрутская («Меня молодца забреют») — Recruitment Song (“I’ll be shaven to the army”)
5. Уличная («На мосту вечор сидела») — Street Song (“I was sitting on the bridge last night”)
5 bis. Уличная («Она меня так и сяк») — Street Song (“She treats me this way and that way”)
6. Уличная («Мой муж свинопас») — Street Song (“My husband is a hog-ward”)

Семь русских песен — Seven Russian Songs
1. Плясовая («Молодка») — Dancing Song (“A young girl”)
2. Свадебная («За горою») — Wedding Song (“Behind the mountain”)
3. Свадебная («Молодой дружкó») — Wedding Song (“Young friend”)
4. Протяжная («Сады мои») — Lyrical Song (“My gardens”)
5. Протяжная («Головушка моя») — Lyrical Song (“My poor head”)
6. Песня-романс («Как на небе чисто») — Song-Romance (“What a clear sky”)
7. Свадебная («Не пора ли нам, братцы») — Wedding Song (“Isn’t it time, my brothers”)

Ой да ты калинушка — Hey Thou Nice Little Snowball-Tree
not

Finale 2014d

Несколько дней назад MakeMusic выпустила обновление d для версии 2014.

Дело хорошее. Большая часть вещей — это исправление косяков предыдущих версий.

1. Теперь снова можно менять конфигурацию палитр инструментов. Ура-ура. Когда на встрече во Франкфурте я сказал, что зря они убрали эту возможность, Майкл Гуд — «директор музыки» — удивлённо поднял брови вверх: «да?» Видимо, позже об этом им говорили и другие. Так что спасибо.

2. Вернули палитры инструментов File и Edit. Ну, в принципе, они не нужны, но, наверное, кто-то не помнит сокращений типа ctrl-O, ctrl-Z и т. д.

3. В палитру View добавили кнопки Page View и Scroll View. Если мне не изменяет память, они уже когда-то там были. Но, право же, ctrl-E удобнее.

4. Можно снова делать крупные кнопки в палитрах. Ну и нафига? Ведь из-за этого на экране нот меньше поместится.

5. Теперь можно отменить примагничивание концов вилок к долям. Ну, слава богу. Само примагничивание — вещь хорошая, но только сделать это правильным образом, видимо, для них непосильная задача, поэтому решили, что лучше дать возможность людям это отключить.

6. За вами наблюдают. Правда, сперва спрашивают разрешения. Теперь если вы согласитесь, ваша программа будет отправлять (якобы анонимные) технические данные о сценариях вашей работы в фирму. Понятно, что это полезно для развития программы, однако кто гарантирует, что они под шумок не скачают с наших компьютеров что-то ещё? Но лично я разрешил. Пусть работают.

7. Исправлен баг с переносом лишних нот в следующий такт, в результате которого затирались имеющиеся ноты.

И, собственно, всё. Майкл говорил, что они теперь не будут выпускать новую большую версию каждый год, как было раньше, а будут делать больше маленьких обновлений. Ну, собственно, мы уже и сами видели, что год 2013 они пропустили.
now

Второй день в Кирове

Сегодня хоккеисты за окном начали стучать клюшками в восемь утра. За ночь только успели заново залить и укатать стадион.

По дороге к художественному музею имени Васнецовых мы имели возможность слегка обозреть город. Если не обращать внимания на новостройки, то он слегка напомнил мне венгерскую Калочу. Но в русском варианте. В городе довольно много очень старых деревянных домов.



Старину здесь вообще ценят.



На гербе Кирова изображена белка и свисток.



Провода цепляют к столбам с помощью металлических хомутиков.



Вообще, рядом с нами оказался троллейбусный парк. Жаль только, посетить его нам не удастся.

Одна из самых популярных табличек на стенах домов -- про «сход снега».





Здесь на Театральной площади есть Кировский театр. Странно, но его ещё не переименовали в Мариинский. Это какая-то параллельная реальность.



В музее Васнецовых нас встретила ватага юных хореографов.



Одна хореограф находилась в валенках.



Но затмил наше воображение живой Дед Мороз.



Экспозиция музея любопытная. Вот баян почтой из личных вещей партизана Боснюка художника Е.Честнякова.



Остальное показывать не буду, ибо тогда отобью аудиторию у музея. После музея нас сразу повезли в Кировский областной колледж музыкального искусства, знакомый мне прежде по спичечной этикетке, но сейчас не показавшийся похожим на это изображение.



В колледже мы провели остаток дня, посетив мастер-класс и концерт. Главное, что мы почерпнули, был Хоровой устав, вывешенный на стенке в классе. Лишь один его пункт вызвал моё несогласие: я бы не стал запрещать целование нот.



В концерте прослушали 29 песен из уст 20 хоровых коллективов и сольных исполнителей. Между прочим, в рядах одного из хоров мы узнали вчерашних соседей по автобусу. Со сцены они произносили более благопристойные тексты. Что-то о том, что хотят быть «плечистым, как епископ».



Слушали, постановили.



Завтра предстоит самая важная часть нашей поездки, которая во многом зависит от удачи. Пожелайте нам её.

Карлштад (Швеция, день 2)

Часовая остановка в Карлштаде у нас была запланирована заранее: города на берегу крупных озёр в центральной части Швеции обычно уютны и гостеприимны. Мы не обманулись и на этот раз. Нас не испугала даже стоящая рядом машина с «говорящим» номером.



Collapse )
ruin

Квартира Балакирева

В СВЯЗИ с кризисом вокруг здания Капеллы на Мойке, 20 всё чаще звучит упоминание о «квартире Балакирева». Вот, мол, какую реликвию торгаши собираются продать «налево».
Лишь несколько цитат: «Любопытно, что в одном из этих флигелей некогда находилась двухэтажная квартира основателя "Могучей кучки" композитора Милия Балакирева» (Софья Прокошева. А капелла // Невское время.— 13.05.2005).
«Кому достанется балкон Балакирева?» — спрашивает «Новая газета», демонстрируя фото балкона, выходящего на Мойку, и добавляет: «Теперь там, где жили и работали Балакирев и Римский-Корсаков, обустроят двухуровневые апартаменты для нуворишей, тренажерный зал, финскую и турецкую бани» (Валерия Стрельникова. Банный день для скрипки с оркестром // Новая газета. 22.11.2004).
И даже сам художественный руководитель Капеллы заявил в интервью «Российской газете», что «замечательные флигели главного здания капеллы (там жил Балакирев) с видом на Мойку и Дворцовую площадь… теперь капелле не принадлежат» (Наталья Шергина. Владислав Чернушенко: Голос из хора // Российская газета. 22.11.2004).
Ну а «Новый Петербург» прямо так и озаглавил целую статью: «Шуты от культуры и квартира Балакирева» (22.04.2004).

Ничуть не умаляя нависшей над Капеллой угрозы, хочу лишь усомниться в основаниях для существования бренда «Квартира Балакирева». Балакирев, будучи в течение 11 лет управляющим Капеллой, в Капелле никогда не жил.
Палладий Богданов, пришедший в Капеллу десятилетним мальчиком при Балакиреве, и остававшийся в ней до своей смерти в 1971 году, пишет в своих воспоминаниях, что вечером, «уложив спать детей, осмотрев весь порядок мытья на ночь, укладки в постели, проверив наличие туфель, Милий Алексеевич направлялся на извозчике домой с тем, чтобы на другой день начать такую же напряжённую и кропотливую работу по воспитанию и выращиванию певцов и будущих музыкальных деятелей страны» (Д. Н. Ардентов. Палладий Андреевич Богданов и его «Страницы воспоминаний» // Становление и развитие национальных традиций в русском хоровом искусстве.— Л., 1982.— С. 124). Очень сомнительно, чтобы Балакирев, выйдя из школьного входа Капеллы в главном её дворе, брал извозчика, чтобы дойти до упомянутой двухэтажной квартиры с балконом, расположенной в этом же дворе и, кроме того, соединённой со школой коридором.
С. В. Смоленский, служивший в Капелле управляющим спустя несколько лет после Балакирева, вспоминает о нём, как о «неподкупно честном в искусстве идеалисте» и в то же время как о «наивном и доверчивом художнике». Между делом он отмечает: «этот управляющий Придворною капеллою не пожелал воспользоваться полагающеюся ему казённою квартирою, которую он предоставил сначала Римскому-Корсакову, а потом такому архимошеннику и негодяю, как господин Бражников» (Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. IV. Степан Васильевич Смоленский. Воспоминания.— М., 2002.— С. 431).
«Предложение устроить в исторической квартире музей в своё время не прошло из-за недостатка экспонатов»,— сообщает «Невское время». Ещё бы. Если когда-нибудь задумают открыть мою музей-квартиру в Белом доме, то этим планам тоже не суждено осуществиться. За недостатком экспонатов.