Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Пятница 1 октября

Наш распорядок все эти дни примерно такой: встаём в 7 утра (кое-кто — в 6, чтоб успеть что-то поделать из компьютерной рутины), завтракаем и сразу идём на море, где сидимо почти до шести вечера, иногда делая перерыв на пару часов в середине дня, чтоб позаниматься наукой или поспать. Затем ужинаем, и в восемь вечера ложимся спать, чтоб на следующий день начать снова. Получается 10-11 часов сна, но всё равно этого кажется мало — видимо, сказывается обилие свежего морского воздуха и накопленный за год недосып.

Успел дописать две статьи для БРЭ про петербургских дирижёров — В.Е.Беглецова и А.С.Дмитриева — и отдать их в читку до смены «моего» редактора. Пока готовил текст, задумался о значении слова академический в названии разных организаций — Академический малый театр оперы и балета, Академическая филармония, Академическая капелла, Академический хор, Академический симфонический оркестр. В особенности заинтересовался этим вопросом, когда обнаружил, что это слово в названии не ставилось просто так самими организаторами коллектива, а его требовалось заслужить, и оно давалось не сразу. Нашёл интервью Олега Табакова — как раз, когда МХАТ стал МХТ, то есть ушла буква «А», отвечающая за слово «академический». Табаков в этом интервью тоже говорит о том, что не понимает, что означает это слово — а потому и инициировал избавление от него. Прозвучала даже мысль о том, что это слово в 1920-е годы, когда им награждались избранные театры, являлось для них своего рода «охранной грамотой», не дававшей их ликвидировать, как наследие буржуазного прошлого. Это можно понять. Однако тогда не очень понятно, для чего за это звание боролись коллективы 1950–60-х годов.

Одно из значений слова «академический» — имеющий отношение к образованию, к учёбе. Об этом тоже говорит Табаков, и отмечает, что их театр вообще не ставит перед собой никаких задач, связанных с учёбой, и это слово в их названии неуместно также и по этой причине.

И вот, например, Государственная академическая капелла Ленинграда / С.-Петербурга стала так называться в 1920-е годы, после того, как в течение нескольких лет называлась Народной хоровой академией. И это было оправдано, поскольку академия унаследовала от дореволюционной Придворной капеллы учебные классы — научные, инструментальные, регентские (ставшие после революции дирижёрско-хоровыми). Более того, хор Капеллы имел в то время, согласно уставу, второстепенное значение — после именно образовательных задач. На протяжении двадцатого века Капелла в несколько приёмов оттрясла с себя все учебные подразделения, как ненужные. Неоднократные попытки их восстановления в структуре сегодняшней Капеллы встречали сопротивление, как действие «несвоевременное» и «нецелесообразное». А потому возникает вопрос, не было бы целесообразным убрать из названия Капеллы слово «академическая», как не соответствующее её сегодняшним целям и задачам? Ведь избавилась же она в 1990-е от имени М. И. Глинки (присвоенного ей с большой помпой в 1954 году в связи с его 150-летием) — когда осозналось, что Глинка к Капелле имеет ооочень маленькое отношение, и есть имена не менее достойных мужей, сделавших для Капеллы гораздо больше него.

Ну, это так — размышления, вызванные необходимостью нудно и длинно выписывать официальные названия коллективов. Когда избавимся от слова «академический» примемся за слово «государственный», в котором смысла немножко больше, однако оно тоже явно необязательное, поскольку сегодня все организации, независимо от слов в их названиях, снабжены маркерами ГБОУ или ГБУК или ещё какими-то типа этого, — указывающими на государственную принадлежность.

На днях на Юлю напала реклама искусственного интеллекта, предлагающая участвовать в кампании по развитию разговорчивых устройств. Кампания проводится среди русскоязычного населения Финляндии (почему?) и состоит в том, что контора на некоторое время даёт в семью некие говорящие устройства, с которыми нужно общаться, чтоб развивать их способности. Мы заполнили соответствующие анкеты, а потом засомневались: а вдруг это мошенники, которые выясняют, какая техника имеется в доме, чтоб целенаправленно его обнести? (в анкете задавались подробные вопросы об этом) Ну и, не говоря уже о том, что чужое устройство в доме будет всё подслушивать и докладывать куда надо. Посмотрим :)

Понедельник 6 сентября

День не задался. Быстренько справиться со служебными обязанностями и переключиться «на науку» не вышло. Тесты падали, сервер сбоил, коллеги из Индии и Румынии звонили, в поисках помощи. К пяти часам вечера пришлось усилием воли отложить работу до завтра.

Прислали письмо из магазина, где мы заказали землю. Когда в пятницу я обнаружил, что указал неверный адрес, то сразу написал им письмо, с просьбой внести поправку. Они ответили, что всё ок, и прислали подтверждение заказа с правильным адресом.

С большим удовольствием посмотрел интервью Владислава Александровича Чернушенко (вып. 1953) Володе Тюльпанову (вып. 1992) в передаче «Петербургские встречи».



Даже в тех историях, которые В.А. уже рассказывал многократно, замечаешь новые подробности или находишь ответы на недосказанности, которые раньше были. В этом смысле живая речь гораздо выигрышнее книги.

Юля затеяла малярные работы — закрасила косяк с пометками о росте детей предыдущих хозяев, и на пробу перекрасила одну дверь деревянного цвета в белый (в перспективе остальные двери постигнет та же участь).

А я до полуночи писал свою статью. Добавил ещё 800 слов. Впрочем, нужно считать, конечно, не слова, а знаки. Сборник, для которого заказана статья, имеет табель о рангах, согласно которой автору-доктору даётся 25 тысяч знаков, а автору-кандидату всего 20. У меня уже написано 17 тысяч знаков, так что до выработки моего лимита осталось всего 3 тысячи. Явно не хватит, а ещё толком-то ничего не написано. По срокам составителю уже нужно начинать нервничать, а мне не хватает некоторых данных, которые я могу получить лишь в архивах, доступа к которым у меня пока нет — один государственный, а другой частный. Оба меня футболят с начала лета — из-за пандемии и других обстоятельств. Будет обидно, если я получу важные сведения уже после того, как статья будет напечатана.
books

Даргатцон-кафт

Перед тем, как мы отправились в путешествие (уже через несколько часов), оставлю для почтенной публики вопрос, который меня занимает.

Дано: 1) записки П.Б.Рязанова (моего деда), сделанные им по следам беседы с Б.А.Галаевым в 8 июля 1939 года. Оба занимались изучением осетинского фольклора, вместе ездили в экспедиции. В записках упоминается осетинский танец Даргатцон-кафт:

Collapse )
84

С.А.Смирнов: ошибка

Когда под грохот фанфар четыре месяца назад мы открыли портретную галерею руководителей Хорового училища и предшествующих ему учебных заведений Капеллы с 1763 по настоящее время, мы несколько облажались. Ну, ок, я облажался. 

В галерее 39 портретов разной степени важности для Капеллы. Кто-то проработал год, кто-то десять лет, кто-то отдал хору всю жизнь. Количество информации об этих деятелях тоже очень неравное. Кто-то оставил обширные архивы, а от других не осталось ничего. Для нескольких имён мы вынуждены были поместить просто пустые рамы, поскольку не знаем, как выглядели эти люди.

Ошибка приключилась со Степаном Александровичем Смирновым. Вместо него дали портрет другого человека. В этом ряду он в центре:

Collapse )
2001

П.А.Богданов: источники

БРЭ заказала новые статьи, в том числе — про Палладия Андреевича Богданова. При сборе материала некоторые вещи вызвали сомнение.

1. [МЭ] и [Ардентов] сообщают о том, что Б. окончил «классы» Капеллы по трём специальностям: скрипка, теория музыки и хоровое дирижирование. Вероятно, из соображений безопасности оба источника умалчивают, что Б. окончил инструментальные и регентские классы К. Сомнение заключается в том, что специальность «хоровое дирижирование» в 1903 существовала именно под таким названием. Есть очень сильное подозрение, что специальность называлась «регент». У меня есть стойкое ощущение, что я видел диплом Б. (а раз видел, то должен был иметь фотокопию). Но не могу его найти, и даже вспомнить, где именно видел. 

2. Сколько лет Б. работал в хоре радиокомитета? Он организовал его в 1934, имеются грампластинки с записью под его руководством в 1937, но это всё, что известно.

3. Действительно ли Б. руководил самодеятельностью до войны? Если да, то почему информация об этом, появившись в [ХС-1], была удалена из последующих изданий? Что это была за самодеятельность?

4. Пожалуй, главный вопрос. [Правдолюбова], пересказывая [Успенского], сообщает, что Б. являлся «внештатным регентом и композитором Николо-Богоявленского Морского собора». У [Успенского] — только композитором. Я задал этот вопрос Серёже Федосееву, который связан с Собором, и он подтвердил, что Б. никогда регентом в Соборе не работал, а писал для Собора музыку на заказ, за деньги. Т.е. в точности, как написано у Успенского. К сожалению, его уже не спросить... На вопрос, кто ещё может знать об этом, Серёжа сослался на Олега Евгеньевича Соколова. Кстати, [Стефанович] прямо пишет, что Б. «не регентировал в приходских церквях».

5. Часть этих вопросов можно было бы снять, если бы был доступен архив. Границы закрыты, архив закрыт, а дело П.А. по какой-то непонятной причине я не посмотрел раньше. А между тем, в деле хранится трудовая книжка П.А., где должна быть точно отражена его, как минимум, советская, ну или уж точно послевоенная трудовая биография. Любопытно, что в фонде Капеллы дело Б. отсутствует (несмотря на 40 лет работы там). Оно есть только в фонде Хорового училища. Понятно, что когда организации разделились, то и архивы каким-то образом нужно было делить. Однако некоторые персоны оказались представлены в обоих архивах, некоторые бесследно исчезли, а некоторые приходится искать и там, и там. Любезным предложением ректора АХИ А.К.Петрова поработать в их архиве в Москве я пока тоже не могу воспользоваться из-за закрытых границ. А совершенно явно часть дел уехала туда.


Источники следующие (в хронологическом порядке):

[ХС-1] Романовский Н.В. Хоровой словарь, изд.1. Л., 1968. С.13–14.

[ХС-2] Романовский Н.В. Хоровой словарь, изд.2. Л., 1972. С.15–16.

[МЭ] Музыкальная энциклопедия, т.1. М., 1973.  Стлб.499.

[Хомутенко] Хомутенко А.Е. Сборник биографических справок. Хор придворных певчих и Придворная певческая капелла 1762–1917. Л., 1975. С.11.

[ХС-3] Романовский Н.В. Хоровой словарь, изд.3. Л., 1980. С.16.

[Ардентов] Ардентов Д. Н. Палладий Андреевич Богданов и его «Страницы воспоминаний» // Становление и развитие национальных традиций в русском хоровом искусстве.— Л., 1982.— С.116–136.

[СовХД] Елисеева-Шмидт Э.С. Советские хоровые дирижёры. М., 1986. С.29

[ХС-4] Романовский Н.В. Хоровой словарь, изд.4. М., 2000. С.24.

[Безгодова] Безгодова И.А. Дидактические материалы по истории Придворной певческой капеллы. СПб, 2009.

[Мурин] Мурин А.А. Как очевидец. СПб., 2011. С.321–326.

[Дмитриевский] Дмитриевский В.Н. Жизнь в эпизодах. Ч.1. СПб., 2011. С.100–107.

[Успенский] Успенский В.В. [Предисловие] // Богданов П.А. Духовные песнопения. СПб., 2011. С.1–2.

[Дробышевская] Дробышевская Н.С. Специфика индивидуальной вокальной подготовки певца в профессиональном хоровом коллективе (из истории Придворной певческой капеллы). СПб., 2013. С.92.

[Стефанович] Стефанович Д.В. Композиторская школа Н. А. Римского Корсакова в контексте развития русской духовной музыки. СПб., 2017. С.147–148.

[Правдолюбова] Правдолюбова К.К. Традиции Придворной певческой капеллы в творчестве П.А.Богданова. СПб., 2019.


Эволюция источников

[ХС-2] в целом повторяет информацию [ХС-1] (с добавлением даты смерти Б.), но несколько меняет формулировки. Относительно периода 1919–41«педагог техникума и училища капеллы» заменено на «педагог Хорового училища» (которого в указанный период ещё не существовало!), а пункт «рук. хоровой самодеятельности» вовсе удалён. Добавлена ссылка на источник (Гусин-Ткачёв).

[МЭ] указывает полные даты рождения и дату присвоения звания; подробно описывает период учёбы; приводит больше сочинений в списке; добавляет подробное описание деятельности Б. в школе и училище К. в 1941–45, а также (ошибочную) дату организации детской хоровой школы.

[Хомутенко] воспроизводит архивные точные данные, но в его распоряжении были не все архивы.

[ХС-3] дословно повторяет [ХС-2], с добавлением о хоре радиокомитета и с удалением ссылки на источник (Гусин-Ткачёв).

[Ардентов] воспроизводит рукописи Б., но снабжает их своей редакцией и комментариями.

[СовХД] дословно повторяет [ХС-2], но указывает полные даты рождения и дату присвоения звания.

[ХС-4] дословно повторяет [ХС-3], за исключением добавленных пунктуационных ошибок, удалённого определения «советский» (дирижёр) и добавленных ссылок на [Ардентова] и [СовХД]. Во всех изданиях [ХС] полностью отсутствует упоминание о заслугах Б. перед учебными заведениями К. в 1941–45.

[Безгодова] воспроизводит [Ардентова], сопровождая изложение аналитикой, а также добавляет новые архивные документы. Упоминается полный список сочинений Б. (но не приводится).

[Мурин] воспроизводит все слышанные легенды. Определить их происхождение и достоверность не представляется возможным. Ценны личные воспоминания автора.

[Дмитриевский] воспроизводит ошибочную информацию из [МЭ]. Ценны личные воспоминания автора

[Успенский] воспроизводит личные воспоминания.

[Дробышевская] воспроизводит [Хомутенко].

[Стефанович] сообщает много интересных сведений, отсутствующих в других публикациях, но на источники не ссылается. Полагаю, автор расспрашивал очевидцев.

[Правдолюбова] воспроизводит [Мурина] и [Успенского], местами близко к тексту, но кое-где свободно (и ошибочно) интерпретирует. Содержит самый полный (хотя и не исчерпывающий) список сочинений Б.

(no subject)

В Хельсинкской библиотеке зафотал несколько страниц из РМГ за 1916, отсутствовавших в электронной версии. Теперь электронная полная.

А вот с Хроникой журнала "Музыкальный современник" вышел облом. Из трёх лет, что он выпускался (1915–17) в Хельсинки оказался только 1915. В номере за 1917 есть один из последних отзывов о пении предреволюционной Капеллы (кажется, плохой отзыв), придётся искать его в Петербурге.

Отсканировал несколько книг, которые имел в ксерокопии:
- Вольман Б. Л. Русские печатные ноты XVIII в.— Л.: Музгиз, 1957.
- Локшин Даниил Львович. Замечательные русские хоры и их дирижёры. Краткие очерки. Издание второе, дополненное.— М.: Музгиз, 1963.
- Музалевский В. И. Записки музыканта.— Л.: Музыка, 1969.
- Памяти Н. М. Данилина. Сборник статей / Сост.-ред. А. А. Наумов.— М.: Советский композитор, 1986.
- Dunlop Carolyn C. Russian Court Chapel Choir: 1796-1917 [Хор Придворной певческой капеллы в России: 1796–1917].— Harwood Academic Publishers, 2000.

Если не полениться и запустить на них OCR, то можно будет прекрасно пользоваться для поиска и цитирования. А ксерокопии занимают слишком много места.

Дом Нащокина?

Два биографа Бортнянского следующим образом описывают прибытие его из Глуховской школы в Петербург в 1758 году:
Осенью 1758 года, готовясь к приезду новой группы хористов, Придворная контора наняла неподалёку от корпуса придворных певчих, около почтамта, дом поручика Петра Нащокина.
Рыцарева М. Г. Дмитрий Бортнянский: Жизнь и творчество композитора. Изд. 2-е. СПб., 2015. С. 18.
Полторацкий принял новое пополнение хора и отдал распоряжение разместить малолетних певчих. Часть из них отправили в покои старого императорского Зимнего дворца, а иных — на Адмиралтейский канал, где вот уже многие годы капелла арендовала для своих исполнителей дом у поручика Нащокина.
Ковалёв К. П. Бортнянский. Изд. 2-е. М., 1998. С. 33.
Спрашивается, певчие в дом Нащокина вселились в 1758 или к тому моменту жили там «уже многие годы»? (И, ктстати, что такое «корпус придворных певчих», неподалёку от которого в 1758 находился дом Нащокина?)

А.Е.Хомутенко пишет в своей летописи, что
на плане Петербурга, составленном до 1806, на Старой Исаакиевской (Галерной, теперь Красной) ул., по левой её стороне показан дом Придворных певчих, выходящий своим фасадом на эту улицу; задняя сторона участка с двором, садом и служебными постройками, выходит на Адмир. канал, позднее Конногв. бульвар (теперь Бульвар Профсоюзов). Примерные размеры участка: длина по Ст. Исаак. ул.— ок. 164 с. (350 м.), шир. ок 28 с. (60 м.)
ОР РНБ, ф.1260, F 13, л. 28.
Если верить указанным размерам участка, то он получается сильно вытянутым в длину, которая почти в шесть раз превышает ширину. Под такие пропорции подходит только бывшая прядильная (позднее канатная) фабрика, в которой в XIX устроены казармы. Мы просмотрели 26 планов Петербурга, составленных до 1806 года, но того, который упоминает А.Е.Хомутенко,— с обозначением дома Придворных певчих — найти пока не удалось.

Вот, как, теоретически, мог выглядеть указанный участок на плане Шуберта 1828 года (спустя почти 20 лет после того, как певчие переехали оттуда на своё сегодняшнее место на Мойке):



Надо сказать, это довольно большой участок, и там, в принципе, могли бы поместиться все певчие без необходимости часть из них оставлять в покоях старого Зимнего дворца (по Ковалёву). Ткачёв тоже сообщает, что в доме Нащокина жил не весь хор:
С 60-х годов, при увеличившемся до 100 человек штате, малолетние певчие жили в доме поручика Нащекина на Адмиралтейском канале, а взрослые — на частных квартирах.
Гусин И. Л., Ткачёв Д. В. Государственная академическая капелла имени М.И.Глинки. Л., 1957. С. 23.
Очень может быть, что Нащокин сдавал певчим только часть своего дома. Или что вытянутое здание, упомянутое Хомутенко, и дом Нащокина — это вообще разные дома.

Будем искать дальше.

Почтовый двор?

В истории Певческой капеллы есть деталь, переходящая из книги в книгу и потому уже давно ставшая канонической. Никому даже не приходит в голову сомневаться в ней. Она воспринимается как данность.

Эта деталь касается места, где проживали певчие после переселения из Москвы в Петербург в начале 1700-х годов. Впервые об этом написал Донат Васильевич Ткачёв в книге: Гусин И. Л., Ткачёв Д. В. Государственная академическая капелла имени М. И. Глинки. Л., 1957 на с. 23:
В начале XVIII века певчие жили в военных временных казармах, а затем в «мазанках» Петропавловской крепости, возле построенного в 1703 году Петропавловского собора. После постройки Почтового дома в 1710 году (впоследствии здесь был построен Мраморный дворец — ныне филиал Центрального музея В. И. Ленина) певчие жили в нескольких комнатах этого дома. В дальнейшем певчие и уставщики жили в первом Зимнем дворце, построенном в 1726 году (где теперь здание Эрмитажного театра), возле Зимней канавки, а затем — во втором Зимнем дворце.
Нас в этой последовательности интересует Почтовый дом. Сообщается, что он построен в 1710, занимал место будущего Мраморного дворца и певчие жили в нём примерно между 1710 и 1726. Донат Васильевич даже воспроизводит изображение упомянутого дома (на с. 17):




Все следующие книги о Капелле опускают подробности, но с удовольствим перепечатывают картинку. Правда, варварски её кадрируя.

Ершов А. И. Старейший русский хор. Л., 1978. С. 32:




Чернушенко В. А., Левандо П. П. Певческая капелла Санкт-Петербурга. СПб., 1994. С. 23:




Кручинина А. Н., Чернушенко В. А. Санкт-Петербургская певческая капелла — музыкальный лик России. СПб., 2004. С. 17:




Фиалковский В. С. Капелла. Пять веков. СПб., 2015. С. 78:




К сожалению, ни одно из упомянутых изданий не является научным, и ссылки на источники отсутствуют в них чуть более, чем полностью. Поэтому пока неизвестно, откуда Ткачёв почерпнул информацию о проживании придворных певчих в Почтовом доме. Однако изображение опознать проще. Это гравюра голландца Питера Пикарта, известная под названием «Первый вид Петербурга». Она датируется 1704 годом, и её единственный экземпляр хранится в Отделе эстампов Российской национальной библиотеки:




И вот тут возникает неувязочка. Согласно Ткачёву, Почтовый дом построен в 1710 году. Значит, он никак не мог быть запечатлён на гравюре 1704 года! Это не почтовый дом, и во всех книгах о Капелле тиражирована ошибка.

Есть версия, что постройка на гравюре — это «какой-то шведский дом, доставшийся Петру I при завоевании этих земель. Так же, как, например из шведского дома был перестроен Летний дворец Петра» (версия принадлежит моему отцу, исследователю архитектуры Мраморного дворца, который позже был построен, как уже говорилось, на месте Почтового дома). Историк Е. В. Анисимов считает, что в этой постройке находился питейный дом, то есть кабак (Анисимов Е.В. Летний сад или петровский «Огород»). Эту же версию подтверждает С.И.Шишков (Шишков С. И. Петербург экскурсионный. СПб., 2008. С. 40–41), прямо называя гравюру Пикарта — «Питейный дом».

Судя по изображению Петербургской (Петропавловской) крепости на противоположном берегу Невы, сам питейный дом находился тоже где-то рядом с нынешним Мраморным дворцом. Ну, например, на месте «Конторы дворцовой», обозначенной на плане 1753 года на месте нынешней площади Суворова — ровно посередине между Лебяжьей канавкой и Красным каналом.




Однако вернёмся к Почтовому дому. Неизвестно, где Ткачёв взял дату его постройки 1710, однако очевидец А.И.Богданов называет датой постройки 1714: «Почтовой Двор построен был мазанкавой в 1714-м году; на том месте стоял, где перевоз на Троицкую пристань переежжают» (Богданов А. И. Описание Санктпетербурга. 1749–1751. СПб., 1997. С. 196). К 1716 этот двор надстроили вторым этажом и покрыли черепичной крышей по проекту и под руководством Доменико Трезини.

П. Н. Петров сообщает (в своей книге: Петров П. Н. История Санкт-Петербурга с основания города, до введения в действие выборного городского управления по учреждениям о губерниях. 1703–1782. СПб., 1884. С. 109):



На фрагменте плана выше как раз виден пустой участок, с трёх сторон «обрытый» водой — Невой, Красным каналом и «Ковшом». Это ровно то место, где сейчас находится Мраморный дворец, и где, соответственно, в начале XVIII века был построен Почтовый двор.

Сохранилось изображение Трезиниевского Почтового двора. Это гравюра Н. Кирсанова:




А вот, собственно, фрагмент плана, на котором Почтовый двор уже занял своё законное место (Леблон Ж.-Б. Проект Летнего сада. 1717):




Пока что нам не удалось найти никакого упоминания придворных певчих в связи с Почтовым двором. Хотя сам двор описывают многие источники. И то, что они пишут, не исключает возможности проживания там певчих. Например, у Пыляева (Пыляев М. И. Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы. СПб., 1889. С. 62):



И двенадцать музыкантов с рожками и трубами. И празднества, которые давал там царь. (И то, что «все должны были выбираться оттуда» перед визитами царя — как это знакомо!). Вполне могли бы там и певчие где-то быть.

Будем искать дальше.

Тема для уточнения

Ф.П.Львов открыл инструментальные классы в 1833 или 1834 году, они просуществовали до 1837.

Ершов упоминает апрель 1833, Ткачёв апрель 1834.
Петровская ссылается на Ткачёва и приводит апрель 1834.

В описи РГИА нет никаких упоминаний инструментальных классов в заголовках дел ни за 1833, ни за 1834.

Хомутенко: 11 апреля 1834

«Великая дружба»

Иногда некоторых вещей легче не знать. Но тогда легче поверить в то, что их никогда не было. И легче повторить всё заново.

Как стыдно и как горько читать сейчас те слова, которые вынужден был говорить публично один из моих героев. Мне сейчас сложно понять, насколько он искренне верил в то, что говорил, или играл по тем правилам, которые силой диктовались сверху. Но одно несомненно: и тот и другой вариант свидетельствуют о том, как ломали людей. Ломали их судьбы, жизни, волю, убеждения.