Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Педаль

Савва terentyev, уверен, тебе такая педаль понравится.
Вообще, разные редакции Шопена это просто кладезь изысканных изобретений.


Editon: Harold Craxton; Thomas Fielden
Publisher: The Associated Board of the Royal Schools of Music, London

Как печатаются ноты

Для Саввы terentyev отсканировал статью «Как печатаются ноты» из журнала «Музыка и революция» № 3 за 1926.
Автор подписался буквами Б. Ю., как бы подразумевая: «Нас знают!»
И он не ошибся, мы знаем — это Борис Петрович Юргенсон, сын знаменитого издателя.
Предлагаю всем читать и вдохновляться.

(no subject)

Листал "Огонёк" 1990 года. Не мог оторваться. Как всё было иначе, чем сейчас. Тогда как будто прорвало плотину. А сейчас она снова возведена.

Ко мне обратилась с вопросами студентка Казанской консерватории Наталья Чурянина. Пишет дипломную работу о Капелле. Вопросы сразу не в бровь, а в глаз. Очень хорошо — можно ещё раз сформулировать для себя некоторые вещи. С нетерпением жду её работы.

Сегодня в возрасте 90 лет умер фаготист О.Е.Талыпин, капелланин.

Завтра в консерватории презентация книги памяти музыковеда И.С.Федосеева, капелланина.

Миттоловский

Из комментариев к чужому ЖЖ, чтоб не потерялось.

ljreader2:
музыкальный ребус про героя выдвинутого на Оскар 2019 фильма, композитора и пианиста Дона Ширли.
Английская википедия о Ленинградской консерватории числит его в выпускниках.
В фильме он говорит по-русски. Биография Дона рассказывает, что отправился он в Ленинград в 9 лет и учился теории у Mittolovski, но в русских источниках такого товарища нет.
9-летний негритенок в 1936 году, по-видимому,поступил в Музыкальную десятилетку при консерватории и композицию там преподавал композитор Гладковский Арсений Павлович - это он Миттоловский или был кто-то другой с более подходящей фамилией?


Судя по всему, «Миттоловский» это Николай Яковлевич Мясковский. Его музыка была очень популярна в Америке в 1930-е годы. Судя по всему, в Ленинграде Дон Ширли таки не был. Из английской википедии упоминание Миттоловского убрали, а про учёбу Ширли в Ленинграде написали, что это выдумали продюсеры, чтобы создать Ширли репутацию музыканта с академическим образованием. В качестве источника википедия ссылается на статью, где говорится, что когда Ширли было три года, его отцу предлагали отдать мальчика на обучение в Ленинградскую консерваторию, но отец, разумеется, не отпустил бы его.

Некоторые источники сообщают, что профессор Ленинградской консерватории Миттоловский путешествовал по Америке, чтобы лучше познокомиться с музыкой чёрных, там ему показали малолетнего Дона Ширли, и профессор тотчас же распознал талант. На этом связь Дона Ширли с Ленинградской консерваторией исчерпывалась. В такую версию я бы поверил. О путешествии Мясковского в 1930-е годы по Америке мне ничего не известно, но вполне возможно, что таковое имело место. СССР в то время осуществлял культурный обмен с другими странами.

Почему я думаю, что Миттоловский это Мясковский. Фамилия Миттоловский отсутствует во всех доступных мне справочниках. Мой дед преподавал теорию музыки и композицию в Ленинградской консерватории с 1924 по 1942, и у меня на слуху те, кто с ним работал. Фамилию Миттоловский я никогда не слышал. Гугл находит упоминания этой фамилии исключительно в сочетании с девятилетним Доном Ширли (на русском языке гугл выдаёт только два результата, один из них русская википедия, другой — эта страница; на иностранных языках примерно 89 результатов). Только один источник даёт вместе с фамилией Миттоловский имя — Николай. Собственно именно это имя дало возможность думать о Мясковском.

Ваше предположение про Десятилетку мне очень понравилось. Дело в том, что официально Десятилетка была создана как раз в августе 1936 — в неё превратили школу Капеллы. И в течение целого учебного года Десятилетка продолжала заниматься в здании Капеллы, после чего получила своё нынешнее помещение на Матвеевом переулке. Я занимаюсь историей Капеллы, и мне льстит даже само предположение о том, что Дон Ширли мог учиться в Капелле. :)
окно

О документах эпохи

Песня мультяшного пирата «Что бы такого сделать плохого» в устах маньяка-убийцы перестаёт быть мультяшной.

Гимн Советского Союза перестал быть документом эпохи, когда его снова ввели в обращение.

Оратория Прокофьева «На страже мира», исполненная двадцать лет назад, была документом эпохи. Дирижёр Юрий Темирканов после того исполнения 12 апреля 1997, отвечая на вопросы корреспондентов, с каким чувством он исполнял эту музыку, ответил: «С великой радостью!» И можно было понять, что это за радость. Радость о том, что мрачная эпоха отошла в прошлое, что эта музыка вышла из её плена и теперь может исполняться именно как документ. Как произведение искусства. А не как часть пропагандистской работы. Собственно, и концерт тот назывался — Шедевры эпохи социалистического реализма.

Исполненная сейчас (23 января 2019), эта оратория приобретает совсем другие краски. Лежащая в основе либретто милитаристская риторика, которая двадцать лет назад казалась ушедшей в прошлое, а потому воспринималась исполнителями и слушателями, как карикатура, сегодня уже карикатурой не является. Чтец, народный артист России Николай Буров, озвучивал зловещие слова с совершенной серьёзностью. Не нарочитой. Не переигранной. А абсолютно реалистичной. Впрочем, дирижёр и руководитель проекта, заслуженный артист России Владимир Беглецов явно имел в намерениях дистанцироваться от повествования, придав ему театральный характер. Об этом свидетельствуют, например, инструкции, которые он давал мальчику-солисту, исполнявшему в Колыбельной (части оратории) слова «Скворчата спят, галчата спят, и ты, малыш, усни». «Постарайся петь это как можно более мрачно»,— наставлял дирижёр солиста на репетиции. Ещё бы, ведь заканчивается колыбельная словами «Оберегают жизнь твою и родину и дом твои друзья в любом краю, их больше с каждым днем. Они дорогу преградят войне на всей земле, ведёт их лучший друг ребят, а он живет в Кремле!»

Несмотря на усилия дирижёра, оратория прозвучала злободневно. И у слушателя мелькала мысль: «Ведь это про нас! Это про сейчас!» И восприятие данного исполнения, таким образом, оказывалось на грани. Балансировало между «документом эпохи» и агитпропом.

Не выдержал балансирования и упал в пропасть Концертный хор С.-Петербурга на концерте 23 февраля — благодаря исполнению песни «На подводной лодочке». Сатирическая песня о зарплате военнослужащих, написанная в 1980 в андеграунде и пародирующая штампы советской пропаганды, сегодня попала в точку и оказалась принятой за чистую монету — как сторонниками нынешней телевизионной риторики, так и её противниками. Надо признать, исполнение этой песни в сегодняшнем контексте — это большая ошибка.

Памятные встречи

Обедали с моим другом детства Игорем Манашеровым в кафе «Чайковский», прямо в здании концертного зала им. Чайковского, где у Игоря только что закончилась репетиция с филармоническим оркестром к послезавтрашнему концерту. Кстати, от Игоря я получил ответ на вопрос, почему часто старая популярная музыка (например, военные песни, музыка из кино) исполняется сейчас в новых и таких убогих аранжировках. Ответ: потому что нот не существует, и их заново снимают на слух, как умеют, и заново аранжируют. Вернее, ноты существуют, но те, у кого они есть, никому их не дают. Например, ноты всей киномузыки есть только в Оркестре кинематографии под управлением Сергея Скрипки. И оркестр заинтересован, чтоб именно так и оставалось. Что ж, я их понимаю.

А затем проявился ещё один наш одноклассник -- Коля Круглов. Он поёт в Государственном хоре РФ (том самом, который организовали Свешников с Данилиным в конце 1930-х), а ещё занимается всякими интересными штуками. Типа нейролингвистическим программированием менеджеров. Коле я назначил встречу в рюмочной, а потом выяснилось, что он не пьёт и три раза в неделю ходит в спортзал. Надо было, наверное, в спортзале встречаться. Ну а там — я не пью.

Уже когда мне нужно было ехать на самолёт, к нам с Колей присоединился мой 15-юродный брат Андрей Горячев. Я специально позвал их вместе, поскольку Андрей умеет организовывать фестивали, а Коля мечтает этому научиться. Так что им будет о чём поговорить. Андрей привёз мне толстую книгу — Путеводитель по рукописным фондам Государственного центрального театрального музея им. Бахрушина. Очень сомнительный подарок, учитывая, что мне сейчас лететь на «Победе» без багажа, и с ручной кладью, которая должна умещаться в параллелепипед размером 36х30х27 см. Если бы не этот самолёт, то книжка очень нужная.

Аэропорт «Внуково» получает приз в конкурсе на звание «худший аэропорт» по следующим категориям:
1. Худшая навигация (включая связанный с ним аэроэкспрессом Киевский вокзал)
2. Самые короткие ленты для таможенного контроля
3. Отсутствующие электрические розетки
4. Самая шумная реклама в зале ожидания
5. Платный wifi в зале ожидания

Ну и «Победа» снова «не подкачала» — задержала следующий рейс на час.

Москва

В Москве очень красиво. (Нюансы не в счёт.) Она выглядит, как мировой современный старинный город.

Максим всю ночь готовился к экзамену: приводил в порядок своё сочинение. У него последний курс, и на этот раз требовалось сочинение для симфонического оркестра. На экзамене нужно представить партитуру и электронную фонограмму. Сочинение было готово уже давно, но на днях часть работы пропала (наша любимая программа Finale «взбрыкнула копытом» и «аварийно вышла». После этого Максиму было предложено восстановить файл, а он из-за неважного знания английского нажал кнопку «Discard» и всё потерял. Коллеги-музыканты, учите английский!)

Не всё удалось успеть. Но когда экзамен начался, мы всё-таки были вынуждены выйти из дома (пока принимали сочинения предыдущих студентов). Несмотря на недоделки, Максим получил заслуженную пятёрку. Теперь нужно будет вылизать партитуру до блеска, и в марте её исполнит живой оркестр.

Таксист Ахмед (из Убера) на вопрос, а почему мы поехали так, а не эдак, ответил: «Я понятия не имею, где я и куда еду. Как навигатор показывает, так и еду. Это раньше, в советское время, таксисты всё знали. А теперь понаехали такие, как я, и ничего не знают».— «Так вам навигатор скажет на луну улететь, и вы улетите!» — «На луну не скажет». Но надо отдать должное Ахмеду: он вёл машину очень грамотно и слушался навигатора тоже грамотно (в отличие от Петербургских таксистов, с которыми просто беда). Ну и ещё у него в машине звучало «Эхо Москвы», так что всяческий респект и уважуха Ахмеду.

Студенты в Гнесинской академии музыки все очень эрудированные и интеллигентные. Из услышанных обрывков разговоров: «Очень нравится поздний романтизм! Респиги — просто отпад. У него оркестровка — жесть. А начинаешь слушать, и, сука, хорошо звучит!»

Песни над Невой, завершение

В Петрикирхе состоялся концерт-закрытие хорового конкурса «Песни над Невой» с последующим объявлением мест и вручением призов.
Хочу сказать, что организаторы провели колоссальную работу. Большая её часть осталась за кадром, и я её не мог видеть, но видел результаты. Всё работало без сбоев. Что очень трудно при таком количестве гостей. Атмосфера была замечательная. Как общая, так и внутренняя.

Тут меня спрашивали, всё ли там честно. Отвечаю: честно всё. Жюри состояло из четырёх человек, каждый из которых, кроме меня, практикующий дирижёр-хормейстер. У каждого был свой взгляд на вещи. Свой опыт и свои представления о прекрасном. Но, конечно, общего гораздо больше — это наши педагоги, это наше общее петербургское воспитание. С одним из членов жюри (Игорем Соловьёвым) мы знакомы 35 лет, в одном году поступили в Капеллу, и рядом стояли в хоре. Может быть, поэтому сейчас нас рассадили по разные концы стола, чтоб мы не перешёптывались, как прежде. Никто из членов жюри не доминировал. Каждому предоставлялось слово, каждого с уважением выслушивали. При голосовании о местах участников председатель жюри ни разу не воспользовался своим правом решающего голоса. В тех случаях, когда наши голоса поровну распределились за противоположные решения (пару раз такое было), мы продолжали обсуждение, пока не появлялся перевес.

К сожалению, нам не пришлось наблюдать репетиционный процесс участников. Для этого, конечно, никакого времени бы не хватило. Правда, во время одного из концертов я заметил, как один из хормейстеров покрикивает на своих детей. Сверкает на них глазами. И чуть ли не затрещины раздаёт. И дети в этом хоре все были с потухшими глазами. Когда я рассказал об этом другим членам жюри, мнения разделились. Один из коллег сказал: «Ха! А вы когда-нибудь бывали в этом городе, откуда хор? Это такая #$%#! Вы видели, какие там дети? С ними иначе невозможно!» Но другой коллега отнёсся к этому серьёзно и даже на «круглом столе» сказал, что нужно пересмотреть воспитательные методы.

«Круглый стол» для хормейстеров несколько меня смутил. Необходимость авторитетно высказывать суждение о деятельности других провоцирует к высокомерию. Нужно хорошее самообладание, чтобы с этим справиться. К счастью, почти всех было, за что похвалить. Лишь для одной коллеги ни у одного из членов жюри не нашлось добрых слов, и это было ужасно. Но, наверное, так бывает. Я очень надеюсь, что эта коллега сможет перешагнуть через этот эпизод и воспринять критику конструктивно, чтоб в следующий раз показать нам всем класс. Тем не менее, обиженные были: руководители хора, который рассчитывал, по всей видимости, на первое место, а получил второе, не вышли на сцену получать свою награду.

Как я уже сказал, у организаторов всё было очень хорошо отработано и продумано. Только одно мне показалось странным. Они напечатали красивый буклет. В нём рассказано про все выступавшие коллективы. Так вот, этот буклет вручили вместе с призами на закрытии конкурса. А четыре дня нужно было ориентироваться среди исполнителей исключительно на слух. Конферанс был хороший, но не везде акустика позволяла правильно услышать неизвестные прежде названия, фамилии, города. Гораздо проще это было бы сделать, сравнивая услышанное с тем, что видишь перед собой в буклете. Я сообщил о своём удивлении организатором, на что мне было отвечено, что так и задумано. «А вам (т.е. жюри) вообще полагается ничего не знать о хорах и оценивать только то, что вы слышите». Ну, может быть.

Песни над Невой — собственно, конкурс

Вчера я недостаточно вразумительно описал соотношение между количеством поющих девочек и мальчиков на конкурсе. Вернее, я отразил именно соотношение, не пояснив деталей. А детали такие, что среди участников только два хора, состоящие из одних только девочек. В остальных — есть хотя бы один мальчик. В некоторых три, в некоторых пять. Правда, нет такой номинации «хор девочек». Есть «детский хор» и «хор мальчиков». И вот хоров мальчиков сегодня тоже стало два — за счёт подключившегося петербургского хора мальчиков «Эхо». Члены жюри отдельно отметили этот факт на фоне общего отсутствия интереса петербургских коллективов к мероприятию.

Полдня слушали, полдня обсуждали. Каждый участник жюри каждому хору за каждое произведение должен был поставить оценки по десятибалльной системе по каждому из трёх критериев — вокальные навыки, ансамбль и художественное исполнение. Правда, не сговариваясь, все перешли от десятибалльной системы к двубалльной (плюсы и минусы), сопровождая оценки словесными пояснениями. Тем самым избежали механического суммирования при подведении итогов.

Очень оживил обсуждение композитор Сергей Плешак, пришедший послушать дружественный ему коллектив и обнаруживший свои произведения в исполнении и других хоров. Само обсуждение проходило в нынешнем кинозале Капеллы, переделанном из нашего бывшего физкультурного зала.

Распределение итоговых мест было запланировано на время обеда (по времени совпавшего с ужином). Однако выяснилось, что жюри обедает (ужинает) в том же самом кафе, где и хормейстеры, поэтому итоговое обсуждение пришлось отложить, чтоб сохранить интригу (награждение произойдёт завтра). А кафе — это то самое кафе «Аркада», которое пристроили в 2000 году к глухой стене в последнем капелльском дворе перед Б.Конюшенной. Оказалось очень вкусно, между прочим.

Руководители младших хоров:



Руководители старших хоров:



* * *

В конце дня хотел попасть на спектакль «Сирано де Бержерак» в Александринском театре, где главную роль исполняет мой одноклассник Ваня Волков. Однако, поскольку я не был уверен до конца, что успею, то откладывал до последнего покупку билетов, и вчера их уже не осталось. Собственно, я бы и не успел, как оказалось. Так что мы встретились после спектакля (который идёт больше трёх часов). Это большая удача, поскольку мы оба давно уже не живём в Петербурге. Собственно, потому и не виделись больше тридцати лет.

Песни над Невой

Вчера в Петербурге начался XIII Международный конкурс хорового и вокального искусства «Песни над Невой». Вернее, сами конкурсные прослушивания состоятся в Капелле завтра. А вчера в Исаакиевском соборе и сегодня в Финской церкви прошли ознакомительные выстуления исполнителей.

География конкурса довольно обширная. Сегодня выступали хоры из городов и областей Туапсе, Перми, Москвы, Кирова, Нижнего Новгорода, Ростова на Дону, Таганрога, Ижевска, Екатеринбурга, Ачинска, Омска, Саратова. И всё это — дети. От самых маленьких, до тех, кто уже начинает пользоваться бритвой.

Уровень очень разный. Но у всех есть своя сильная сторона. У кого ещё не окреп голос, те берут горящим огнём в глазах. У кого-то более сложный репертуар, а у кого-то неостановимый напор. Поскольку программку не дали (обещали завтра), нащёлкал для себя сотню фоток, чтоб просто ориентироваться, кто есть кто. Лежат вот тут: https://vk.com/album385497_258575565 (не знаю, будут ли открываться у тех, у кого нет аккаунта в VK).

Да, и что я хочу сказать. Россия — это страна поющих девочек. В 14 выступивших сегодня коллективах на 240 девочек приходится всего 66 мальчиков.