Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Суббота 9 октября

Вернулись с юга домой. Дом цел, машина у ворот стоит — вся заваленная сосновыми иголками. Клён рядом с гаражом весь опал, так что на въезде с боковой дороги лежит большая куча листьев. Я сперва подумал, что это хозяева дороги так чистили эту самую дорогу, что все листья сгребли на наш участок, но потом понял, что нет — это наш собственный клён.

В стенах дома подозрительно пошуршивает. Боюсь, что на чердаке у нас всё-таки мыши. Поскольку устройства я оставлял в гараже, в сарае и на кухне, они нашли себе область, куда ультразвук и магнитное поле не достают. Ну, это пока предположение. Послушаем, какие шорохи будут дальше. Звуков много: и оставленный без присмотра старый лаптоп гудит вентилятором, и вода в батареях, и мало ли что ещё.

В почтовом ящике содержимое плотно утрамбовано. Нужно будет при следующих отъездах прицеплять табличку, чтоб хотя бы спам не засовывали.

Сунулся на почтовое отделение, из которого пришло уведомление о посылке. Мне её, в лучших традициях, не отдали. Велели заполнить анкету на сайте
таможни для уплаты пошлины. Подозреваю, что это пришло из Петербурга новое издание свиридовской «Отчалившей Руси». А Евросоюз принял решение о необходимости растаможки любых отправлений извне. Раньше дешёвые предметы обходились без этой процедуры.

Поскольку я довольно часто бываю в Петербурге, то всегда недоумеваю, встречаясь с желанием коллег отправить мне что-то из Петербурга по почте в Финляндию. Гораздо проще встретиться. Но это люди старой закалки, и им важно соблюсти процедуру. Я всегда испытывал неудобство из-за того, что им приходится для этого совершать лишние действия. Теперь ещё более лишние действия придётся совершать и мне.

Понедельник 27 сентября

Для комфортного существования в Греции достаточно выучить два слова: полимеры (доброе утро) и атмосфера (добрый вечер).

На пляже сегодня разразилась красивая свадьба. Куча гостей, фотограф, музыка. Оркестр состоял из скрипача и бас-гитариста. Очень может быть, что это была русская свадьба, поскольку среди прочего играли «Зачем Герасим утопил свою муму». Очень свадебная музыка.

В середине дня устроил себе тихий час и отправился немного поработать в номер. Не смог попить кофе: оказалось, что чайник не работает. Позвонил на ресепшен, обещали заменить. Но к вечеру так и не заменили, позвонил ещё раз. Прибежала симпатичная девушка, принесла новый чайник. А когда стала забирать старый, то выяснилось, что он не воткнут в розетку. Позор на мою седую голову.

Савва Терентьев прислал на просмотр ещё одну нотную работу (обещает, что последняя в этом году). Поскольку хочется ничего не упустить и посмотреть внимательно, отложил её на потом.

Из БРЭ попросили заполнить официальное согласие на использование портрета А.Г.Мурина к моей старой статье. Поскольку я взял его из книги А.А.Мурина, которую издавала М.А.Мурина, то перенаправил просьбу ей.

Моему папе поручили срочно выступить на онлайн-конференции в Чебоксарах. Предложили два варианта: заранее записанное видео или прямой эфир. Он выбрал первое. Теперь мне нужно понять, как это сделать технически. Допустим, он запишет видео на телефон. Нужно добавить иллюстрации поверх видео. Чтоб была полноценная презентация. Он сам никогда этого не делал, а я делал в Adobe Premiere, которого с собой нет. Нужно найти какую-то очень простую и бесплатную программу для добавления фотографий поверх видео. Под винду или под айфон.

Пятница 24 сентября

Поскольку весь день вчера проездили, то по возвращении пришлось садиться за работу, чтоб было, что предъявить на утренней линейке молитве летучке. Пару часов, всё же, удалось поспать, но в восемь — снова за работу. Состояние было неуверенное, поэтому опрокинул стакан с манговым соком на клавиатуру. Срочно вынул охваченные бедствием клавиши, прополоскал их в мыльном растворе, из основания клавиатуры вытряхнул шелуху от семечек, протёр его влажными салфетками, мокрые клавиши просушил феном и вставил обратно. К счастью, клавиши со стрелками работают нормально, а вот  Enter на малой цифровой клавиатуре залипает. Некоторые обходятся основным блоком, как мой папа, например. Но другим дополнительные клавиши совершенно необходимы, как моей маме, например. Потому что мама вводит (т.е., увы, вводила) специальные символы при помощи кодов, а папа программирует их на горячие клавиши.

Дело моего педагога по фортепиано Т.Е.Лупикиной, которую незаконно увольняют из Института культуры, перекочевало в суд, и сегодня я отправил письмо в её поддержку судье Дзержинского районного суда. Требовалось отправить заказное и с уведомлением, но финская почта не знает таких понятий. Мне дали номер, по которому можно отслеживать письмо на сайте почты, и сказали, что там будет написано, когда письмо вручат адресату. «Ну а официальный документ я могу получить о том, что письмо вручено?» — «Вы можете распечатать скриншот». Ха-ха. Где-то принимают скриншоты в качестве документа. Впрочем, где-то и паспорт, сфотографированный телефоном и пересланный по вотсаппу и заново сфотографированный с экрана телефона — тоже принимают. Посмотрим.

У нас в доме полно всяких странных вещей. Проводов, которые идут в неизвестном направлении. Выключателей, которые ничего не включают. Разных непонятных устройств. Труб, выходящих из стены и перерезанных. Прежний хозяин, снимая люстру в спальне, сфотографировал, как она была подключена, и показал мне фотку на экране своего телефона, чтоб я перефотографировал её своим (да, и тут та же технология). Таки два месяца я эту лампочку не вешал, а сегодня повесил, перед этим отыскав ту фотку. Там действительно дикое переплетение проводов, выходящих из потолка, а затем разветвляющихся в трёх направлениях. Прежний хозяин был раньше учителем (сейчас он на пенсии). Юля предполагает, что он был учителем физики. Но мне кажется, если б он был учителем физики, то таких переплетений проводов у него в доме не было бы. Хотя кто знает. Иногда и программисты делают в своих сайтах «macaroni code».


Среда, 15 сентября

Эту ночь (уже без родителей) Герман снова покашливал, но не так страшно, как позавчера. Видимо, антибиотик действует. Зато его вирус, судя по всему, передался нам с Юлей. Юля пытается бороться с ним при помощи таблеток бофуцина, а я — прикладываясь к фляжке с коньяком.

Александра научила Германа слову «какашка». Увидев муху, они наперебой рассказывают: «Пошла муха на базар и купила какашку», после чего хохочут до упаду.

Отправил статью про Д.Н.Ардентова двум людям, мнение которых мне важно — Вадиму Пчёлкину, который сможет посоветовать что-то по сути, и Сергею Лебедеву, который укажет на недостатки формы. Не дожидаясь их комментариев, отправил статью и составителю сборника, полагая, что сразу в печать её всё равно не отправят, и я смогу внести коррективы от всех троих.

Получил из Академии хорового искусства в Москве фотокопию своей статьи про «Два хоровых училища». Теперь я, по крайней мере, знаю номера страниц и могу на неё ссылаться. Конечно, хотелось бы получить экземпляр, но Москва как-то совсем не по дороге. Впрочем, получил приглашение принять участие в праздновании 30-летия Академии в декабре. Возможно, это и будет случаем, чтобы забрать экземпляр этого сборника, а также две других публикации. Лучше не дожидаться того момента, когда их накопится столько, что с их весом не пустят в самолёт.

Написал Дмитрий Стефанович с вопросом, нет ли у меня книг Музалевского о Капелле и о Климове — чтобы освежить эту тему к его выступлению на Бражниковских чтениях в начале ноября в Петербургской консерватории. Книги эти у меня есть, но я подивился выбору автора. Музалевский это пропагандист, тексты которого состоят из политически ангажированных оценочных суждений. Кроме того, есть основания полагать, что именно он послужил спусковым крючком болезни Климова, свалившей его в постель в 1935, из которой он уже не вставал до самой смерти в 1937. (Вспомнился наш разговор с А.Л.Биркенгоф несколько лет назад. Я спросил, кто работал с детским хором, когда Климов заболел. Она сказала: «Вот я не помню… А почему он заболел? Он не заболел, его посадили, по-моему». Конечно, ожидать точного воспроизведения давних событий от человека, которому сто лет, не стоило. Но очень может быть, что его и посадили бы, если б не заболел.) В общем, порекомендовал я Дмитрию других авторов.

В конце дня из типографии сообщили, что в книге В.А.Чернушенко «корешковое поле слишком мало. Должно быть 15 мм, а там 9 мм». Я открыл файл и увидел ровно 15 мм. Что там у них с файлами произошло, непонятно, но разбираться будем уже завтра.

Воскресенье, 29 августа

На днях заключили предварительное соглашение о продаже нашей квартиры. Уйдёт вместе с таффель-пиано, которое мы в нём оставили. Собственно, это единственный предмет, оставшийся в пустой квартире (зато какой предмет!) После того, как квартира стала пустой и отмытой, мы ещё раз убедились, какая она хорошая — не зря мы прожили в ней 15 лет. Сколько хороших людей были у нас в гостях. Некоторых уже нет в живых, так что в новом доме они не побывают. Какой у нас был хороший район! И станция в 200 метрах, и магазины, и велосипедные дорожки, и гигантский природный парк рядом.

Почему же мы переехали?

Считается, что продавец никогда честно не признается, почему он продаёт дом. (Хорошо, если он сам знает это точно.) Люди, у которых дом купили мы, сказали, что дети выросли (у них трое сыновей), разъехались, их комнаты стали лишними. Отец семейства вышел на пенсию, и ему не хватает движухи (а дом стоит в лесу), а мать ещё работает, и ей далеко ездить на работу. Однако перед тем, как всё это изложить на мой вопрос, муж с женой заговорщицки переглянулись. Явно есть ещё какие-то скрытые причины, о которых они говорить не хотят. Как у всех.

Почему же переехали мы?

Есть очевидные обстоятельства, но если я их сформулирую словами, то это окажется неубедительным, и, стало быть, есть и скрытые причины. Очевидные такие: 

Collapse )

Среда, 25 августа

Переезд в новый дом — хороший повод, чтобы возобновить ежедневные записи. Впрочем, с этим я опоздал примерно на месяц. За этот месяц мы так и не познакомились с соседями — лишь киваем им издалека. Причём одни из соседей — супружеская пара за 60 — отвечают нам явно без удовольствия. Их мужик все выходные с утра до вечера колет дрова. А в эти выходные они подстригали свой газон, и подстригли примерно метр нашего — вдоль дороги. Юля восприняла это как укор, и подстригла остальную часть нашей лужайки. Уже несколько недель эти соседи безуспешно продают свой синий мерседес. Время от времени приезжают покупатели, делают на нём кружок вокруг поля и возвращают, не купив. Сегодня с утра идёт дождь и под мерсом прячется белка. Когда дождь приостанавливается, белка делает пробежку по двум соснам и прячется обратно под машину.

Моя прошлая попытка вести дневник ежедневно была вдохновлена книгой Шона Байтелла Дневник книготорговца. Недавно мне удалось купить её продолжение — возможно, это подстегнёт к ежедневным записям снова. Впрочем, записи я не прерывал, просто они перекочевали в ежедневные письма отцу. Но это всё-таки другой жанр: с одной стороны, ему не всё может быть интересно, а с другой — я могу свободно зубоскалить в адрес разных людей, чего не стал бы делать здесь, поскольку люди шарят по интернету и могут остаться недовольны, увидев про себя что-нибудь тут.
books

Выбор языка

Лайфхак для иностранцев, живущих в Финляндии.

Вообще, в Финляндии почти все хорошо владеют английским. Но не все. Без английского попадаются следующие категории:

— водители автобусов;

— сотрудники социальных служб;

— сотрудники финских банков.

Если с первой категорией приходится общаться лично, то со второй и третьей часто происходит общение по телефону через коммутатор. Прежде чем подключить вас к сотруднику, коммутатор предлагает выбрать язык общения. В большинстве организаций выбрать можно финский, шведский или английский, но есть и такие, где предлагают только первые два. И это понятно, поскольку только они являются государственными.

Так вот, если вам нужно выбрать между финским и шведским, а вы не знаете ни того, ни другого, то выбирайте шведский — больше шансов, что шведоговорящий сотрудник сможет также объясниться и по-английски.

Владислав Александрович

До обратного поезда у меня оставалось несколько часов, и мы договорились встретиться с Владиславом Александровичем Чернушенко. Это должна была быть деловая встреча — для обсуждения некоторых деталей нашего предстоящего фестиваля к 75-летию Хорового училища. Но получилось иначе. Мы просидели четыре часа. В.А. говорил, говорил, говорил. Это была очень важная для меня беседа. Я всегда буду её вспоминать (так и сказал об этом В.А.). Он переходил с одной темы на другую, говорил о важных для меня людях, о важных событиях. Говорил честно и откровенно. О наболевшем, о выношенном. Были какие-то вещи, с которыми я был не согласен, но предпочитал молчать. Где-то смолчать не удавалось, и получался немножко детсадовский спор ("это сказал Богданов" -- "нет, Смоленский" -- "нет, Богданов" -- "нет, Смоленский"). Какие-то вещи уже тянутся много лет, и я свои возражения в своё время формулировал письменно, и оказывалось, что В.А. в курсе, потому что, завидев, что я набираю воздуха, чтобы возразить, он тут же говорил: "Да, я читал вашу статью". Но это всё не так важно. Важно, что добавилось ещё много штрихов к портретам людей. Иногда это малоприглядные штрихи. Иногда очень красивые. Иногда одни соседствовали с другими. Но это ведь так и должно быть: не бывает чёрного и белого.

И вот, что интересно. Есть только один человек, о котором никто из опрошенных, прочитанных, услышанных, обеседованных — ни разу не сказал ничего плохого. Даже заядлые критики, которые готовы всё перевернуть с ног на голову. Это Палладий Андреевич Богданов. О нём все отзываются исключительно в положительном ключе. Все остальные фигуры того времени — да и более раннего и более позднего — оказываются дискуссионными по многим показателям. А он — нет.

«Великая дружба»

Иногда некоторых вещей легче не знать. Но тогда легче поверить в то, что их никогда не было. И легче повторить всё заново.

Как стыдно и как горько читать сейчас те слова, которые вынужден был говорить публично один из моих героев. Мне сейчас сложно понять, насколько он искренне верил в то, что говорил, или играл по тем правилам, которые силой диктовались сверху. Но одно несомненно: и тот и другой вариант свидетельствуют о том, как ломали людей. Ломали их судьбы, жизни, волю, убеждения.



Понедельник (Кавказ)

Сегодня я очень зол. Мы с мамой провели почти двенадцать часов в стенах РИИИ, на конференции, посвящённой музыкальным традициям народов Кавказа. У мамы там, между прочим, был доклад. И много других интересных докладов было. И был потрясающий концерт. И очень много прекраснейших людей.

Но.

Дорогие доктора наук, кандидаты, профессора, академики, лауреаты и прочие. Что ж вы такие невоспитанные? В первом классе детей учат молчать, когда говорит учитель или другой ученик отвечает у доски. И за разговоры с соседом ставят двойки по поведению, пишут замечания в дневник и вызывают родителей. Куда же деваются эти навыки при дохождении до докторской степени? А ведь даже если каждый из присутствующих шепнёт своему соседу одно слово в десять минут, то разговор в зале получается непрерывный.

Хорошо, председательствующий забыл попросить в начале дня выключить всех звук на мобильных телефонах. И вы сами этого не сделали. Но когда он зазвонил у первого человека, то не только этот человек должен был сгореть со стыда, но и все остальные должны были тут же дёрнуться и выключить свои мобильники. Нет! Примерно раз в пять минут раздавались звонки. А у некоторых из присутствующих — по нескольку раз. И, как полагается порядочному доктору наук, телефоны у них лежат на дне авоськи, и пока хозяин до него докопается, тот звонит многократно, усиливая звук. А затем начинаются хождения к выходу. А к концу дня профессура устала, и начала отвечать на звонки, не выходя из зала. Прямо при говорящем докладчике или играющем музыканте.

В этом — полнейшее неуважение друг к другу.

Один из участников вечернего концерта, прекрасный исполнитель на таре, Фаик Челеби, вынужден был остановить свою игру и сказать, что он не может продолжать в такой обстановке. «Братья кавказцы,— сказал он,— я так не могу». И сел в зал.

Ещё хочу сказать организаторам. Ну если вы назначаете начало на 11:00, то начинайте в 11:00, а не в 11:20. Если вы даёте докладчику 10 минут, то останавливайте его хотя бы через 20 (при том, что всё, что они говорят, действительно очень важно и интересно!). И ещё. Как слушатели, так и участники — все, в основном, люди пожилые. И им тяжело по двенадцать часов проводить в аудитории. Вам это тоже тяжело, но вы боитесь себе в этом признаться.

Ещё хочу сказать институту. Купите новые стулья в зал. На тех откиднушках, которые стоят у вас, взрослому человеку сидеть невозможно. Коленки задираются к подбородку, попа проваливается, и сидение оказывается постоянно в неустойчивом положении и, следовательно, непрерывно скрипит. Все стараются замереть, но надолго это не получается, поэтому непрерывный скрип сидений (а также скрип полов, по которым постоянно кто-то заходит и выходит) заглушает докладчиков.

* * *

Из поучительного, что я сегодня узнал:

— Одна гармонь заменяет двух флейтистов.
— Арфа произошла от лука (!!!)
— Поскольку хъиссын-фœндыр в оригинале делался из животных тканей, то исполнитель мог узнавать ближайшую погоду (что немаловажно для пастуха).

* * *

В общем, смотрите. Если я вас не сильно напугал, и если ещё не задолбал вас Капеллой, то приходите послушать мой доклад в среду, 5 декабря, в промежутке между 15:00 и 18:00 в РИИИ на Исаакиевской площади (в Зелёном зале). Доклад называется «Песни Кавказа — концертная программа Ленинградской капеллы под управлением М.Г.Климова». Сначала тема была выбрана только как привязка к кавказской конференции и повод поговорить о Капелле, но при ближайшем рассмотрении обнаружились сюрпризы, так что должно быть интересно.