Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

books

Даргатцон-кафт

Перед тем, как мы отправились в путешествие (уже через несколько часов), оставлю для почтенной публики вопрос, который меня занимает.

Дано: 1) записки П.Б.Рязанова (моего деда), сделанные им по следам беседы с Б.А.Галаевым в 8 июля 1939 года. Оба занимались изучением осетинского фольклора, вместе ездили в экспедиции. В записках упоминается осетинский танец Даргатцон-кафт:

Collapse )
79

Петербургские бабки

Родственница, которая принимала нас в Тбилиси, поразила меня тем, что перед выходом по достопримечательностям (т.е. храмам и т.д.) она дома рассовывала по карманам мелочь, которую потом раздавала церковным нищим.

Будучи в Петербурге, пытаюсь взять эту привычку на вооружение. Специально платил в магазинах купюрами, а не карточкой, собирал сдачу.

На входе в Казанский собор высыпал монетки в коробочку бабке, стоящей с протянутой рукой. И слышу вслед:
— Где ж ты это насобирал, бедненький?!

Видимо, бабуля уже привыкла к чему-то другому. К юаням, может?

Пятница

Приобрёл на складе издательства книжку про композитора Галину Ивановну Уствольскую, написанную Натальей Викторовной Васильевой. Книга настолько хороша, что захотелось теперь узнать и об авторе.

Между прочим, Галина Уствольская училась в Капелле, как раз в тот самый период, когда туда принимали девочек. Когда она закончила девятый класс, школу при Капелле закрыли, преобразовав в школу-десятилетку при Консерватории, и она закончила уже её. В одном классе и за одной партой с ней училась Анна Львовна Биркенгоф.

Жаль, но про этот период в книге ничего нет. Но всё равно интересная.

В библиотеке РИИИ переснял две книги М.Г.Климова. Вернее, это одна и та же книга, но разные её издания. Контрапункт, канон и фуга, руководство в регентских классах Придворной певческой капеллы. Издание 1910, литография Г.Шмидта с рукописи переписчика. И издание П.Юргенсона, 1911, уже нормальным типографским методом (с гравированными нотными примерами). Навёл меня на эту книгу (и на её наличие в РИИИ) специалист по колоколам (кампанолог) Александр Борисович Никаноров, за что ему большое спасибо.

Получил от Виталия Гассельблата оригинал программки концерта нашего хора в Пушкинском Лицее 31 октября 1974 года с именами дорогих мне учителей Ф.М.Козлова, Р.З.Королёва, А.М.Кутузова, за что тоже ему премного благодарен.

Суббота

Получил на почте (с боем) две книжки и ноты — из Украины и Казахстана. Почта России — это какой-то трындец.

1. Флярковский А. Жизнь моя — музыка.— М., 1986. В этой книге воспоминаний мне, разумеется, важен период 1937–1945 годов, когда Свешников (вос)создал хоровую школу при Капелле, а после войны забрал своё себе в Москву. И хотя эта ветвь ушла в сторону от Капеллы, она важна для понимания очень многих процессов.

2. Мальчишки. Песни и хоры из репертуара хоровой капеллы мальчиков города Горького.— М., 1976. Ну, так себе репертуар. Я ожидал чего-нибудь поинтереснее.

3. Ваксель С. Вторая камчатская экспедиция Витуса Беринга.— Л.-М., 1940. Теперь у меня есть оригинальное издание и на русском (до этого была только ксерокопия).

Вторник (финский архив)

Вчера сразу после концерта мы подхватили у Ледового дворца Виталия Гассельблата и рванули назад в Финляндию. В два часа ночи уже были дома.

А сегодня встретились с Виталием и отправились в Гос. архив Финляндии. Он мне уже показывал это место много лет назад, а потом я не мог его найти сам. Впрочем, сегодня оказалось, что в тот раз он мне показывал Главное управление музеев, а я искал архив. Потому и не находил.

Сегодняшний визит оказался очень плодотворным для нас обоих. Я продолжил разматывать историю, связанную с мамой Светланы Александровны Садовниковой, которая во время войны оказалась в Финляндии. И сегодня удалось сделать существенный рывок, к которому было не подойти в предыдущие семь лет.

Работа архива в Хельсинки очень отличается от работы аналогичных заведений в Петербурге.

Во-первых, здесь нет вахтёров, рамок металлоискателей, обыска сумок, предъявления документов, пропкусков, паспортов. Хотя, разумеется, большие рюкзаки просят оставить в камере хранения.

Во-вторых, работа здесь начинается сразу. То есть ты приходишь впервые, и тебя не просят заполнить анкету, принести фотографию, предъявить письмо от организации, а затем подождать недельку-другую, пока тебе изготовят пропуск. Тебе не предлагают ознакомиться с каталогами и оставить заявку, документы по которой, может быть, тебе выдадут через несколько дней.

Тебя спрашивают, что ты ищешь. Находят специалиста, который наиболее компетентен в твоей области. Если его нет, звонят специалистам в другой архив. Затем приносят тебе ящик с документами. Если ты не нашёл там то, что искал, помогают дальше. «Подождите полчаса, мы принесём вам другую коробку» — но приносят через три минуты.

Да, у них тоже копия документа стоит одно евро. Но это — копия, сделанная на космическом сканере, а не кое-как щёлкнутая вкривь и вкось мобильником. Во избежание заражения всякой гадостью местных компьютеров, сделанные копии разрешают записывать только на абсолютно новую флешку — её можно купить здесь же.

Ну и, конечно, для заказа копий здесь не требуется заключение договора, составление калькуляции, выставления счёта бухгалтерией (на следующий день), оплаты его в сберкассе и составления акта по оказании услуги. Всё сразу, быстро и на месте.

Четверг (возвращение; комические куплеты)

Вернулись из двухнедельного отпуска на Менорке. Помимо лёжки на пляже совершали пешие, автобусные и автомобильные вылазки во всякие красивые и интересные места. Если будут силы, потом расскажу.

За это время не сделал практически ничего значимого, о чём стоило бы оставлять запись в дневнике. Вернее, сделал три вещи, которые в другое время могли бы занять каждая по одному дню. Расшифровал два интервью и составил заявку на один доклад. Последняя из упомянутых задач повлекла за собой несколько интересных находок, однако о них будет идти речь в самом докладе, поэтому пока спойлерить не буду.

Отдых закончился, и ещё не успел полностью остановиться наш приземлившийся в Хельсинки самолёт, как мне уже пришло письмо от литературного редактора по изданию Мутантской хрестоматии. В числе прочего редактор озаботилась моим желанием подтекстовать во всех песнях все куплеты прямо под нотами. Самое большое получилось в одной песне семь куплетов, и ещё в нескольких по шесть. В остальных случаях меньше.



Хотя такое, в принципе, встречается в существующих изданиях, однако более традиционная практика (особенно в отечественных нотах) это подписать под нотами один куплет, а остальные выписать после нот просто в виде стихов.

Поскольку у меня плохая память, то второй тип изданий всегда представляет для меня большую проблему. Пока поёшь первый куплет, нужно запомнить мелодию, потому что при чтении второго нот перед глазами уже нет. Либо нужно развить способность следить одним глазом за нотами на одной странице, а другим глазом за словами на другой. Что хоть и проще (чем запомнить), но тоже требует специальных навыков.

Лит. редактор заручилась поддержкой одного из старейших и самых авторитетных сотрудников издательства и просила меня пересмотреть подход. («Три куплета под строкою — ну ещё туда-сюда; ну а семь и даже шесть — это просто ерунда».) Пока что единственный аргумент противоборствующей стороны состоял в том, что «так не принято».

Я планирую прийти в издательство, выстроить всех несогласных в ряд и попросить их исполнить несколько куплетов по традиционной записи. Если справятся, то подумаю.

А вы какой способ записи куплетов предпочитаете? Под нотами или отдельно?

Poll #2085730 Запись куплетов

Где вам удобнее читать слова второго и третьего куплетов песни?

Прямо под нотами, один под другим
3(75.0%)
После всех нот, в виде обычных стихов
1(25.0%)

Понедельник

Обедал с Саввой Терентьевым. Это один из немногих ныне действующих нотных издателей, кто реально озабочен качеством своей работы. Он делает её полностью сам — начиная от транскрипции (для которой он выбирает близких ему по духу авторов-импровизаторов, чья музыка ещё не видела нотной записи) и заканчивая выбором бумаги для печати тиража. Он сам себе хозяин, поэтому может позволить себе пробовать разные варианты нотации, разные шрифты, разные издательскую стратегию. Может позволить себе делать ошибки и учиться на них, и обязательно в следующий раз делать лучше. Может позволить себе спрашивать совета у профессионалов в смежных областях и сам решать — следовать ему или нет. Мне очень близки эстетические стремления Саввы Терентьева, и я очень горд находиться в числе тех людей, чьего совета он спрашивает (и, насколько я могу видеть, обычно следует). Вот рекламный листок одной из последних его работ (в нотном фрагменте есть две ошибки, но в самом издании они отсутствуют).



Вечером отвёз младших малышей на паром в Стокгольм. Мы выехали за два часа (хотя ехать от дома до порта всего 30 минут). И, в общем, не зря. На каждом углу в Хельсинки стоят полицейские наряды, а улицы, ведущие к президентскому дворцу (и по совместительству — к порту Викинг-лайн) перегорожены либо полицейскими, либо уборочными машинами. Впрочем, на всех кордонах нас всё равно пропускали — предварительно спросив, куда мы едем. И предупредив, что, возможно, на последнем рубеже нам придётся ждать. И действительно: у самой школы хора мальчиков Cantores Minores, которая находится между президентским дворцом и поворота на остров с Успенским собором, нам пришлось остановиться и ждать примерно полчаса. Мы решили, что если за 45 минут до отправления парома движение не откроют, то мы бросим машину и дойдём пешком. Тут идти всего ничего, и если б ни чемоданы и маленький ребёнок, то мы бы так сразу и сделали. Однако именно за 45 минут до парома (то есть в 17:15) движение открыли — правда, только в сторону парома. Вся улица перед дворцом оставалась заставлена чёрными автомобилями с тонированными стёклами. Свита двух президентов.

Пятница

На днях мы с Димой пытались разобрать название песни в полустёртой рукописи. Вот такое:



«Мы топчем...» — что?
В качестве вариантов рассматривалось: «Мы топчем бульвары» и «Мы топчем бульдозер».
Но ни то, ни другое как-то не очень подходило. Гугл не помог.

Сегодня обнаружил ещё одно упоминание этого произведения в другой рукописи, более разборчивое. Оказалось — «Мы топчем булыжник».

Обедали с Ильёй, Иваном и Сергеем в некоей изысканной столовке, проверили её на вшивость, принеся левую пиццу. Не выгнали. Столовке зачёт. С Иваном мы оказались знакомы по предыдущей работе, с Ильёй по сборам во Дворце пионеров в 1990-м, а с Сергеем познакомились сейчас. Было приятно послушать умных людей — способных прямо за обедом решать олимпиадные задачки по математике. Ну и я ещё понял, что отстал от жизни, поскольку не вполне могу объяснить другим, почему нельзя заменить компьютером дирижёра, и почему в нотном наборе остаётся ручная работа.

Папа прислал письмо, с сообщением, что обнаружил две ошибки в датах на одной странице в своей новой книге. Книга уже в типографии, и тираж они обязались нам выдать к 4 июля. Я дозвонился в типографию. Оказалось, что книжный блок уже напечатан. Но за 5000 рублей они пообещали заменить этот лист во всём тираже.

В конце дня набрался смелости и решил поговорить с коллегой (я его прозвал Самовар, и остальные это приняли), который каждый день по многу раз, подолгу и очень громким голосом ведёт телефонные переговоры с коллегами в Индии, оставаясь в общем пространстве, где нас сидит без каких-либо перегородок пятьдесят человек. «Это ты про сегодняшнее утро?», уточнил он. «Да нет, вообще про каждый день». «Да что ты, я только сегодня утром говорил. И вообще я всегда ухожу в комнату переговоров, когда разговариваю». Немного погодя он пришёл ко мне и заговорщицким тоном (хотя это был конец дня и в офисе оставались только мы двое) спросил: «А ты видел, как они делают? Те, которые за моей спиной сидят. Я-то всегда разговариваю в наушниках, а они включают громкую связь. А тот, который слева от меня сидит, всё время байки травит и сам ржёт громче всех. А ещё один, когда садится рядом со мной, вытягивает свои длинные ноги так, что мне вообще сесть негде». Видно было, как он старался быть деликатным и никого ненароком не назвать. Приходилось уточнять: это ты сейчас про Хохотуна? а теперь про Чертяку? А теперь про Адскую Тётку?

Сверстал ещё 10 страниц Богатырской симфонии (всего до 123-й).
2001

Записки капелльского очевидца

Из печати вышла новая книга Александра Алексеевича Мурина, известного петербургского эссеиста и историка музыки,— «Записки капелльского очевидца». В ней автор ярко повествует о тех музыкантах, с которыми свела его судьба — в первую очередь, об учителях и учениках Капеллы в XX веке.



( дальше на Капелланине )

Die Lehre vom Musiknotensatz

Сегодня получили книжку Рудольфа Виттена Die Lehre vom Musiknotensatz [«Наука нотного набора»] 1925 года издания. Очень ценное пособие. По полочкам разложен весь процесс нотного набора с подвижных литер.



Русский читатель мог получить очень общее представление об этом процессе из Очерка истории нотопечатания Б. П. Юргенсона (М., 1928), а также пошаговое описание набора из книги П. П. Коломнина Краткие сведения по типографскому делу (СПб., 1899; репринт М., 2008).

Книга Виттена отличается от вышеупомянутых своей узкой направленностью и детализацией. Отдельно описывается процесс разметки авторской рукописи и расчёт ранжира, приводятся схемы нотных касс разных эпох.

Показано, из каких кусочков состоит набор:


Еврейские ноты:


Касса: