Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Берлиоз

Кстати, по поводу оркестровых библиотекарей. Вот, например, Гектор Берлиоз в возрасте 46 лет стал главным библиотекарем Парижской консерватории. И, если верить источникам, это была единственная запись в его трудовой книжке и единственный регулярный источник дохода до конца жизни.

Когда я ничего не делаю

Итак, я описал вам график своего домашнего рабочего дня с 17:00 до полуночи, где кроме одного часа, отведённого на ужин, остальное время — трудовое.

Первую половину дня я тоже не бездельничаю. Правда, она отличается большей гибкостью. Например, я могу в восемь утра начинать рабочий день, лёжа в постели,— проверяя служебную почту и отвечая на срочные письма. И на утренней линейке утренней молитве десятичасовом скраме уже предстать пред коллег во всеоружии. Но, что бы там на службе ни происходило, в четыре часа я из офиса ухожу — и гори всё конём.

Суббота особенный день — на службу ходить не надо, остаётся только домашняя работа — по обычному или слегка расширенному графику. И какой-нибудь отдых. И сауна, разумеется.

По воскресеньям я не работаю. Даже не просите.

Но это ещё не всё.

Из каждого часа моего домашнего рабочего дня я работаю только первые 45 минут. За ними следует 15-минутный перерыв. Это не обязательно отдых, хотя может быть и он. За эти пятнадцать минут можно успеть сбегать в магазин, вынести мусор, загрузить или разгрузить посудомоечную машину, отсортировать носки, наметить планы на завтра, позвонить по телефону, побренчать на фортепиано, почитать книжку или даже поспать (правда, это удаётся плохо — первые 13 минут собираешься со сном, а только заснул — уже гудит гудок, призывающий к работе — у меня есть гудок, который гудит ровно через каждые 45+15 минут). Ну и просто собрать ноты от предыдущей работы и разложить к следующей — тоже требует времени. Главное в эти пятнадцать минут не сидеть за компьютером.

Правда, должен сказать, что довольно часто этот 15-минутный перерыв сокращается до пяти минут, а то и пропадает вовсе. Если, скажем, наметил сделать одну партию на ближайший час; 45 минут подошли к концу, а осталось ещё несколько строчек. Откладывать на завтра нехорошо, потому что завтра бы уже следующую делать. К тому же, на следующий день придётся ещё потратить время на поиски места, где остановился. Поэтому останавливаться не хочется. Так что 15-минутные перерывы могут играть роль буферной зоны. Но желательно не злоупотреблять этим, а лучше в следующий раз скорректировать скорость работы или планируемый объём.

Работа по схеме 45+15 требует корректировки при планировании. Так, если я знаю, что на какую-то работу мне требуется три часа, на деле нужно выделять на неё четыре, поскольку из этих четырёх часов реально работать будут только 4*0:45=3:00 часа. Помогает применение понятия ideal engineering hours, принятого в скраме, и ёмкости рабочего периода. Например, я знаю, что в моём домашнем рабочем дне шесть 4,5 идеальных часа, и я могу планировать сроки и количество работы, исходя из этих данных.

Ну вот, все секреты раскрыл.
tieto

(no subject)

На этой неделе начало финского учебного года. Поэтому сегодня все резко вернулись из отпусков, и в офисе стало работать невозможно: сидишь, как на базаре. Половина тех, кто здесь сидит, бóльшую часть рабочего времени участвуют в телеконференциях. Почему-то они это делают прямо на своих рабочих местах, несмотря на то, что мы сидим в open office’. В предыдущих местах, где я работал, так не было принято. Если кому-то нужно было поговорить, то уединялись в закрытую аудиторию. Видимо, здесь количество разговорчивых превышает количество аудиторий, поэтому они не парятся: просто надевают наушники и орут на весь офис. Иногда в одной и той же конференции участвуют несколько человек с разных концов офиса, так что эффект погружения получается полный. С одного конца задают вопрос, на другом конце отвечают. Ещё у коллег громкие пронзительные голоса; кроме того, они стараются проводить свои конференции в непринуждённой атмосфере, поэтому часто шутят и громогласно сами над этим ржут.

В общем, пора в отпуск. И, собственно, уже скоро.

Всяко

Ещё один одиннадцатичасовой рабочий день. К счастью, говорить пришлось только последние пять часов. Первую половину дня с тремя наиболее активными участниками группы грызли гранит науки при помощи Java-кода. Ребята хорошие: трудолюбивые и усидчивые. Правда, приучить их после основного приёма разработчика — copy & paste — пользоваться вторым важным приёмом — refactoring’ом — пока не удаётся. Поэтому в нашем продукте отовсюду торчат заячьи уши и ослиные хвосты и прочая нечисть.

— А твоя жена нормально относится к тому, что ты в такой поздний час на работе пропадаешь?
— Ну, она сама сейчас не работает, целый день дома, хозяйством занимается.
— Вот: тем более, значит целый день тебя ждёт.
— Ну, я же не всегда так, а лишь поскольку ты приехал.
— Значит, это я виноват?

Завтра собираюсь впервые попробовать добираться на работу не на такси, а на корпоративном автобусике. Правда, для этого нужно будет вставать ещё на полчаса раньше. А обратно автобусики ходят в 17:30 и в 19:30. («Я очень рекомендую ехать на том, который в 17:30», прошептала мне одна из коллег, имени которой я не запомнил, поскольку она его назвала в числе остальных десяти человек, которые со мной одновременно знакомились в первый день.) Ха! Боюсь, что я и на 19:30 не попаду со здешними любителями программирования. Правда, самый главный любитель сам отвёз меня домой сегодня. Но это не компенсирует мне невозможность наслаждаться жизнью или нотной халтурой вечером после работы.

Рядом с работой построили новый хайвей. Открыли три месяца назад. Когда я был в прошлый раз, он выглядел вот так:



Это пирамида из мешков цемента, приготовленных для строительства. Сейчас всё честь по чести — эстакада из бетона.

Обедали сегодня в KFC. Как ни странно, я первый раз в забегаловке этого типа. Тут она находится среди десяти корпусов, принадлежащих IBM. Посередине корпус со всякими столовками. Я правильно подозреваю, что гамбургеры исключительно с курицей и обязательно нещадно острые — это индийская специфика этого заведения?

Рядом с IBM разбита лужайка, а перед ней гигантская тумбочка. Туда раз в три месяца ставят Большую Плазменную ПанельTM, продают на лужайку билеты и показывают кино.

А это моё рабочее место. Вернее, вход в него. Для посторонних заблокирован до 8 марто.