Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Пятница 1 октября

Наш распорядок все эти дни примерно такой: встаём в 7 утра (кое-кто — в 6, чтоб успеть что-то поделать из компьютерной рутины), завтракаем и сразу идём на море, где сидимо почти до шести вечера, иногда делая перерыв на пару часов в середине дня, чтоб позаниматься наукой или поспать. Затем ужинаем, и в восемь вечера ложимся спать, чтоб на следующий день начать снова. Получается 10-11 часов сна, но всё равно этого кажется мало — видимо, сказывается обилие свежего морского воздуха и накопленный за год недосып.

Успел дописать две статьи для БРЭ про петербургских дирижёров — В.Е.Беглецова и А.С.Дмитриева — и отдать их в читку до смены «моего» редактора. Пока готовил текст, задумался о значении слова академический в названии разных организаций — Академический малый театр оперы и балета, Академическая филармония, Академическая капелла, Академический хор, Академический симфонический оркестр. В особенности заинтересовался этим вопросом, когда обнаружил, что это слово в названии не ставилось просто так самими организаторами коллектива, а его требовалось заслужить, и оно давалось не сразу. Нашёл интервью Олега Табакова — как раз, когда МХАТ стал МХТ, то есть ушла буква «А», отвечающая за слово «академический». Табаков в этом интервью тоже говорит о том, что не понимает, что означает это слово — а потому и инициировал избавление от него. Прозвучала даже мысль о том, что это слово в 1920-е годы, когда им награждались избранные театры, являлось для них своего рода «охранной грамотой», не дававшей их ликвидировать, как наследие буржуазного прошлого. Это можно понять. Однако тогда не очень понятно, для чего за это звание боролись коллективы 1950–60-х годов.

Одно из значений слова «академический» — имеющий отношение к образованию, к учёбе. Об этом тоже говорит Табаков, и отмечает, что их театр вообще не ставит перед собой никаких задач, связанных с учёбой, и это слово в их названии неуместно также и по этой причине.

И вот, например, Государственная академическая капелла Ленинграда / С.-Петербурга стала так называться в 1920-е годы, после того, как в течение нескольких лет называлась Народной хоровой академией. И это было оправдано, поскольку академия унаследовала от дореволюционной Придворной капеллы учебные классы — научные, инструментальные, регентские (ставшие после революции дирижёрско-хоровыми). Более того, хор Капеллы имел в то время, согласно уставу, второстепенное значение — после именно образовательных задач. На протяжении двадцатого века Капелла в несколько приёмов оттрясла с себя все учебные подразделения, как ненужные. Неоднократные попытки их восстановления в структуре сегодняшней Капеллы встречали сопротивление, как действие «несвоевременное» и «нецелесообразное». А потому возникает вопрос, не было бы целесообразным убрать из названия Капеллы слово «академическая», как не соответствующее её сегодняшним целям и задачам? Ведь избавилась же она в 1990-е от имени М. И. Глинки (присвоенного ей с большой помпой в 1954 году в связи с его 150-летием) — когда осозналось, что Глинка к Капелле имеет ооочень маленькое отношение, и есть имена не менее достойных мужей, сделавших для Капеллы гораздо больше него.

Ну, это так — размышления, вызванные необходимостью нудно и длинно выписывать официальные названия коллективов. Когда избавимся от слова «академический» примемся за слово «государственный», в котором смысла немножко больше, однако оно тоже явно необязательное, поскольку сегодня все организации, независимо от слов в их названиях, снабжены маркерами ГБОУ или ГБУК или ещё какими-то типа этого, — указывающими на государственную принадлежность.

На днях на Юлю напала реклама искусственного интеллекта, предлагающая участвовать в кампании по развитию разговорчивых устройств. Кампания проводится среди русскоязычного населения Финляндии (почему?) и состоит в том, что контора на некоторое время даёт в семью некие говорящие устройства, с которыми нужно общаться, чтоб развивать их способности. Мы заполнили соответствующие анкеты, а потом засомневались: а вдруг это мошенники, которые выясняют, какая техника имеется в доме, чтоб целенаправленно его обнести? (в анкете задавались подробные вопросы об этом) Ну и, не говоря уже о том, что чужое устройство в доме будет всё подслушивать и докладывать куда надо. Посмотрим :)

Преемственность

В журнале «Инфоскоп» (спецпроект «Планета балета — Петербург» №1 за май 2018) вышло хорошее интервью с В.Е.Беглецовым. Помимо прочего, он рассказывает: «Сейчас трудно в это поверить, но поначалу я был достаточно замкнутым и стеснительным человеком. Всё то, что сегодня я могу вытворить на публике,— это результат тренировки, ломки себя. Мне очень помог в этом плане Владислав Александрович Чернушенко. Некоторые занятия в дирижёрском классе консерватории, особенно первые, проходили так: „Выйди из класса и войди. Нет! Выйди и войди ещё раз. А теперь поклонись. А теперь встань, подними руки. Посмотри, как ты выглядишь. Теперь дай ауфтакт. К чему этот ауфтакт? Что ты сейчас будешь дирижировать?“»

Забавно, но чуть ли не теми же самыми словами В.А.Максимков описывает уроки группового дирижирования у Г.А.Дмитревского. Правильно: В.А.Чернушенко тоже проходил в те же самые годы групповое дирижирование у Дмитревского. Тоже пронёс это через десятилетия. И передал следующему поколению. Всё сходится.

Мой личный год 2013

Этот год был довольно спокойным, и немного грустным. Потрясения были, но всегда где-то рядом, иногда очень близко — но не у нас.

Были встречи со старыми друзьями, которых не видел по 20–25 лет. Друзья обзавелись обширными семьями, привозили их из жарких стран показать им снег. Были встречи и с новыми друзьями, знакомства и сотрудничество с которыми завязывались в интернете. В любом случае, все встречи принесли много радости.

Был ряд разочарований — и малых, и больших. Местами — взаимных.

В этом году я, наконец, перестал работать в сфере телекоммуникаций. Правда, до сих пор за консультациями звонят и из Индии, и из Португалии. Окончательно завязать с компьютерами не удалось, но это лишь означает, что есть ещё, куда двигаться дальше.

За этот год я подготовил к изданию:
- две книги — на русском и английском языках
- три симфонических партитуры (Малер, Веллес, А. Мериканто)
- три комплекта оркестровых партий (Малер, Бетховен, А. Мериканто)
- один балетный клавир (Тищенко)
- один оперный клавир в своём же переложении (Борисова-Оллас; опера ещё дописывается, так что работа продолжится)
- один хоровой сборник (Герасимов)
- один фортепианный сборник (Прохорова)
- одну органную сонату (Майзель)

Работа, начатая не в этом году, и которая закончится уже тоже не в этом:
- вокальный сборник (Рязанов)
- хоровой сборник (Шнитке)
- Хоровой концерт (Шнитке)


Думаю, в этом году я был хорошим мужем. Не таким хорошим — сыном и почти никаким отцом (надеюсь в следующем году исправиться). Кому-то хорошим другом. Кому-то благодарным учеником. Кому-то терпеливым учителем.

Надеюсь, что никого в этом году сильно не обидел. Испытал ли обиды сам? Один мой друг, очень хороший педагог, много раз мне говорил, что нельзя обижаться на детей. И я понимаю, что он прав, но у меня не очень получается следовать его словам. Обида это нечто непроизвольное. А вот, напротив, на взрослых я не обижаюсь. Просто испытываю недоумение, когда люди, казалось бы, руководствующиеся рациональными соображениями, поступают странно. Ну и фиг с ними.

Изменилось ли что-то во мне? Думаю, да. Я стал меньше думать о прошлом (насколько это возможно для человека, занимающегося историей) и больше о настоящем. Думаю, кардинальные изменения произойдут, когда я научусь думать о будущем.

Я благодарен тем людям, кто был добр ко мне в этом году, и кому я не смог ответить взаимностью. Я знаю, играть в одни ворота тяжело. Мужайтесь. Пусть вас греет мысль, что если я отплатил добром не вам, а кому-то другому, от кого сам ничего не получу, то, возможно, он ответит добром вам и круг замкнётся.

Идеи мировой гармонии меня, как и прежде, не покидают, поэтому мной очень легко манипулировать, подобрав соответствующую мотивацию. Пожелаю себе в новом году, чтоб мои близкие по-прежнему отгоняли подобных манипуляторов поганой метлой :)

Ну а теперь, Collapse )

Прошлые фотогоды: 2011, 2012.

Журналисты против ангелов

Газета «Смена» в последнем номере опубликовала статью, посвящённую учащимся Хорового училища, солирующим в спектакле Мариинского театра «Поворот винта»:

«Смена», 12–18 мая 2008Текст статьи на сайте «Смены»: http://www.smena.ru/news/2008/05/12/14036

Директор Училища, Сергей Юрьевич Дзевановский, любезно переслал мне эту фотокопию, зная, что обычно я стремлюсь помещать копии подобных материалов на сайте «Капелланин». Однако в данном случае я не стал торопиться с перепечаткой. И даже не потому, что уже в самой этой статье есть перепечатка — использованные в статье фотографии взяты с сайта «Капелланин» без всякого указания на источник (фото слева сделано год назад С.Ю.Дзевановским, фото справа сделано два года назад мною).

Меня насторожил заголовок статьи. Её подзаголовок. Первый абзац. Второй абзац. И далее все остальные абзацы до самого конца.

И тогда я сделал то, что забыла сделать автор статьи: спросил разрешения на (ре)публикацию статьи у тех, о ком в ней идёт речь. Вот, какие ответы я получил:
Алексей Никифоровский: «статью Н И  З А  Ч Т О !!!!!!!!!!!!!!!»

Николай Ирви: «начиная с возраста (мне не 15, а только 14) и цвета глаз (они не карии, а серые) в статье много искажений. последний раз поворот винта я пел весной 2007 года».
Пожалуй, единственное, о чём можно получить верное представление из статьи,— это о высоком уровне интеллигентности и дипломатичности Коли Ирви.

Мариинка

Таня загорелась идеей пойти в следующий вторник на Requiem Моцарта в исполнении Мариинки. Olor сказал, что Моцарт у Гергиева не катит. А тем временем билеты по 10 евро закончились, и остались только по 20... Виктория (наша соседка) сходила вчера на их же Евгения Онегина и вернулась в полном восторге.